29.11.2017

Валерий Александрович Мироненко – выдающийся российский гидрогеолог

Личные впечатления об известных ученых всегда очень интересны и позволяют взглянуть на них совсем иначе, с другой, человеческой стороны. В рамках проекта «История инженерных изысканий» мы публикуем воспоминания Игоря Всеволодовича Архангельского о выдающемся российском гидрогеологе Валерии Александровиче Мироненко.

 

Игорь Архангельский

Генеральный директор ООО «НПФ Недра»

ivanedra@bk.ru

 

Жизнь Валерий Александрович Мироненко сложилась непросто. Он родился в Ленинграде 1 марта 1935 года в прекрасной интеллигентной семье. Его отец – Александр Алексеевич Вознесенский, ректор Ленинградского государственного университета, а затем министр просвещения РСФСР, был арестован 19 августа 1949 года по обвинению в причастности к «Ленинградскому делу». Его приговорили к высшей мере наказания и расстреляли 28 октября в Москве.

Старшие братья Валерия – Лев (1926 г.р., участник Великой Отечественной войны) и Эрнест (1931 г.р., студент) были арестованы в октябре 1950 года и после содержания в Лефортовской тюрьме осуждены на 8 лет заключения в лагерях. Реабилитированы в 1954 году.

В 1952 году, когда Валерий учился в десятом классе 181 школы в Соляном переулке, его арестовали, как «сына врага народа». Школьник Валерий Вознесенский четыре месяца отсидел в тюрьме, после чего, по решению Особого совещания, его вместе с сестрой Ириной и матерью выслали в село Маклаково Красноярского края. Там он работал на лесозаводе, ходил в далекую вечернюю школу, которую окончил с золотой медалью. Валерий и Ирина Вознесенские взяли фамилию матери – Мироненко.

В 1953 году, после смерти Сталина, Валерия амнистировали, он смог вернуться в Ленинград. В том же году он поступил в Ленинградский горный институт, который окончил с отличием. Параллельно он учился в Ленинградском государственном университете по специальности «прикладная математика», который окончил также с отличием.

Рис. 1. Валерий студент Горного института. Ок. 1957 года

 

В 1963 году под руководством заведующего кафедрой гидрогеологии и инженерной геологии Н.И.Толстихина В.А.Мироненко окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию, после чего организовал научную лабораторию гидрогеологии во Всесоюзном Маркшейдерском научно-исследовательском институте (ВНИМИ) и быстро стал авторитетным специалистом по осушению шахт и карьеров на горных предприятиях СССР. Пять лет спустя он защитил и докторскую диссертацию, после чего ему была предложена очень престижная должность в Москве. Однако, чтобы занять ее, требовалось вступить в члены КПСС, что для Мироненко было неприемлемо. Он не забывал о расстрелянном отце и других репрессированных родственниках…

В 1968 году он начал преподавать в Горном институте. Получил звание профессора, став самым молодым профессором в этом вузе.

Внешне В.А.Мироненко совершенно не походил на типичного профессора. Стройная спортивная фигура, римский профиль, низкий голос. Носил клетчатую рубашку и джинсы, держал себя просто и непринужденно. Его бывшая студентка Галя Дедова рассказывала мне, как профессор Мироненко на станции метро «Василеостровская» легко сбегал по эскалатору и при этом ел мороженное.

Рис. 2. Валерий Мироненко. Конец 1960-х

 

Он быстро завоевал всеобщее уважение. Практическими рекомендациями молодого профессора нельзя было пренебрегать, он всегда оказывался прав. Так, на месторождении алмазов трубки «Мир» в бассейне реки Вилюй возникли проблемы с поступлением в карьер подземных вод. Было принято решение построить водонепроницаемую завесу. Мироненко выступал против этого мероприятия. Он полагал, что обеспечить сплошную водонепроницаемую завесу невозможно, поскольку между нагнетательными скважинами всегда найдется участок с недостаточной цементацией, из которого вода устремится в карьер, напоры за стенкой завесы возрастут, и, соответственно, скорость проникновения дренажных вод лишь увеличится. Завесу строили 12 лет, потратили на нее миллионы рублей. И убедились, что Мироненко был прав: притоки как были, так и остались.

Практически не было раздела гидрогеологии, в котором он не работал. В.А.Мироненко много занимался проблемами экологической гидрогеологии, горнопромышленной гидрогеологии, теорией и методикой опытно-фильтрационных работ. Под его руководством проходили крупномасштабные гидрогеологические исследования в Сибири и европейской части России. Он часто ездил за рубеж, имел множество научных контактов. Перечень его только основных работ свидетельствует о невероятной работоспособности. Вполне закономерным было избрание его в 1990 году членом-корреспондентом Академии Наук СССР.

Рис.3. Начало 1970-х

 

Однажды я пришел к Мироненко на кафедру за помощью по вопросу прогноза миграции радионуклидов подземными водами на проектируемой атомной электростанции в Сирии в районе г. Алеппо. Он направил меня к своему ученику – доктору геолого-минералогических наук Вячеславу Гениевичу Румынину. С этого дня началось плодотворное сотрудничество институтов и предприятий атомной энергетики с кафедрой гидрогеологии Горного института. Под руководством Мироненко и Румынина стало развиваться новое направление по изучению влияния атомно-промышленного комплекса на подземные воды – радиогеоэкология.

При огромном научном авторитете и международной известности Мироненко одновременно был необычайно интересным в общении человеком в вопросах литературы, живописи, музыки. Очень любил театр, причем московские театры считал лучше ленинградских. Психологи давно заметили, что люди с широким общим образованием, как правило, значительно успешнее в профессиональных вопросах, чем их коллеги, замкнутые только в своей специальности.

Он обладал редким чувством юмора. Я получал огромное удовольствие, слушая его выступления на защите диссертаций, научных совещаниях, а также на праздничных застольях. Помню, как на одном из юбилеев В.Д.Ломтадзе, в тяжелое для страны время, когда на праздничном столе были только спирт и ломтики шпика, и атмосфера была соответствующая, он пытался поднять настроение людей. Так, когда за столом заговорили о какой-то научной проблеме, он произнес: «Валерий Давидович говорит: «по этой проблеме есть две точки зрения – неправильная и моя». Все рассмеялись, да и Ломтадзе, которому эта фраза не очень понравилась, через некоторое время заулыбался.

Он был чрезвычайно гармоничным человеком. Кроме всех перечисленных увлечений, писал стихи, ходил на лыжах, бегал, занимался альпинизмом. Причем восхождения альпинистов всегда совершались под его руководством.

Рис. 4. Комарово. Конец 1970-х гг.

 

Когда-то я, по рекомендации В.Д.Ломтадзе, стал членом Ученого совета. Не хочу обидеть никого из его членов, но если бы ни яркие, запоминающиеся выступления Мироненко, на этих заседаниях можно было бы спокойно спать. На защитах докторских диссертаций Мироненко единственный, кто был по-настоящему требователен к соискателям. Большинство членов ученого совета, как я считаю, были чересчур снисходительны, не хотели никого обидеть и огорчить, и в результате докторами наук становились люди, не заслуживающие этой ученой степени. Даже в тех случаях, когда звучало много критики, голосование показывало, что против почти никого и нет. Нередко, присутствуя на защитах докторских диссертаций по инженерной геологии, я удивлялся, как люди с таким материалом могут выходить на защиту? Когда мне предлагали заняться докторской, я всегда представлял, а что скажет на защите Мироненко? И понимал, что у меня нет ничего такого, что могло заслужить его похвалу. Поэтому я и не брался за докторскую диссертацию, несмотря на то, что мог защититься по совокупности работ. И не забывал защиту А.А.Кагана по совокупности работ, когда его резко критиковал Мироненко, хотя относился к нему очень доброжелательно и отдавал должное его плодотворной практической деятельности в Гидропроекте.

Я со стыдом вспоминаю свое выступление на защите одного западноукраинского геофизика, с которым мы вместе работали на оползневом участке Львовской железной дороги. Тогда мне просто хотелось помочь ему, поскольку геофизик просил меня о поддержке. Я выступил с преувеличением его заслуг в наших совместных исследованиях. Мироненко сказал о практической пользе работы, но подчеркнул полное отсутствие теоретического обоснования, иными словами, на докторскую работа явно не «тянула». Однако большинство членов ученого совета поддержали геофизика. Я помню всего один случай, когда большинство членов ученого совета поддержало Мироненко и проголосовали против.

Мироненко всегда поступал, как настоящий ученый. Своими выступлениями он боролся за чистоту и престиж отечественной науки. И тот, кто считает себя его учеником, должен поступать точно так же, а не думать о том, как бы ни огорчить хорошего человека.

Он был образцом высокой нравственности и принципиальности. Когда директор института, в котором Мироненко работал в свое время, попросил его в виде личного одолжения дать положительную рецензию на представляемую докторскую диссертацию, Мироненко, ознакомившись с работой, положил ее на директорский стол и сказал: «Я могу дать на нее только отрицательный отзыв».

Другой пример. На правительственном уровне рассматривался очень дорогой проект разработки богатого месторождения в Сибири, представленный группой известных геологов во главе с академиком. Мироненко представил альтернативный проект, неожиданно простой, на порядок более рентабельный. Он отклонил просьбу коллег отозвать свой проект и защитил его на заседании Госплана.

Он отказался от высокой должности в международной организации, поскольку туда не включили его коллегу И.С.Зекцера, хотя первоначально Мироненко заверили, что Зекцер будет избран.

Рис.5. Горный Институт

 

Бескомпромиссная позиция там, где затрагивались моральные или мировоззренческие принципы, была для него естественна и органична.

Сегодня я не знаю людей, которые поступают точно так же. К сожалению, во многих случаях Мироненко не находил поддержки. Он был выдающимся ученым, а таких людей коллеги не всегда жалуют. Когда я думаю о Валерии Александровиче Мироненко, я вспоминаю другого выдающегося российского ученого - Дмитрия Ивановича Мушкетова (1883 – 1938). Мне кажется, что у них много общего.

Д.И.Мушкетов родился в Санкт-Петербурге в семье известного геолога И.В.Мушкетова. Окончил Санкт-Петербургский горный институт (1907). Исследователь Средней Азии, Восточной Сибири, Якутии, Дальнего Востока, Донецкого бассейна, Кавказа. Директор Горного института (1918-1927). Директор геологического комитета (1926-1929). В совершенстве владел немецким, французским, английским языками. Часто выезжал с научной целью в страны Западной Европы, Северную Америку, Южную Африку, Китай, Японию. Пользовался мировой известностью и огромным авторитетом среди геологов, что вызывало зависть и недоброжелательное отношение к нему со стороны некоторых высокопоставленных коллег. По сфальсифицированному не без участия коллег обвинению арестован в 1937 году и расстрелян в возрасте 55 лет в Ленинграде...

В 1997 году Мироненко создал и возглавил в Санкт-Петербурге отделение Института геоэкологии РАН и Межфакультетский научный центр гидрогеоэкологии в Санкт-Петербургском государственном университете. Но долго на этом месте ему не пришлось поработать. 27 января 2000 года тяжелая болезнь оборвала его жизнь. Его смерть потрясла всех, настолько она была неожиданной, ничто не предвещало ее. Незадолго до его кончины я сидел с ним за банкетным столом в кафе Горного института. Он знал о своей неизлечимой болезни, но смеялся, шутил. Держал себя очень мужественно. Зашел разговор о том, что для преподавателей института введена единая форма одежды. Валерий Александрович сказал, смеясь: «Раньше шили дело, а теперь форму». Это были последние слова, которые я слышал от него.

1 марта 2015 года исполнилось 80 лет со дня рождения В.А. Мироненко. В этот день его близкие, друзья, коллеги и ученики приехали на кладбище в пос. Комарово, где в 2000 году был похоронен В.А.Мироненко. На этом кладбище похоронена поэт Анна Ахматова. Здесь похоронены геологи братья Наливкины - Дмитрий и Борис, выпускник Горного института палеонтолог и писатель-фантаст И.А.Ефремов и другие замечательные люди…

 

…Густая ель склоняет ветки вниз

Над молотком меж строчек золоченных,

Спят рядом два геолога ученых –

Наливкины – Димитрий и Борис.

 

Мне вдруг Нева привидится вдали

За окнами и краны на причале,

Когда-то в Горном нам читали

Курс лекций по истории Земли.

 

«Бесследно литосферная плита

Уходит вниз хребты и скалы сгрудив,

Все временно – рептилии и люди.

Что раньше них и после? – Пустота»…

 

(А.Городницкий. Комаровское кладбище. 1985 г.)

 

По русскому обычаю выпили по стопке водки. Говорили добрые слова о необыкновенном человеке. К этому дню был выпущен сборник воспоминаний о В.А.Мироненко, устроена фотовыставка.

 

Рис. 6. Аляска, 1993

 

Член-корреспондент РАН Вячеслав Гениевич Румынин непосредственно продолжает дело, начатое Мироненко. И продолжает его достойно. Вместе со своими коллегами он хранит память о выдающемся российском гидрогеологе и необыкновенном человеке Валерии Александровиче Мироненко.

 

Список литературы
1. Гидрогеологические новости №100/2015. Гидрогеология, инженерная геология, науки о Земле/ Санкт-Петербургское отделение ИГЭ РАН, Институт наук о Земле СпбГУ. 2015. 29 стр.

 

Уважаемые читатели! Если у Вас после прочтения какой-либо статьи появилось желание высказаться по затронутой проблеме, Вы можете подготовить свою статью или развернутый комментарий и выслать его на электронный адрес info@geoinfo.ru. Наиболее интересные комментарии будут отбираться редакцией и публиковаться под указанной Вами в письме статьей. Если же Ваш материал превысит по объему 3-4 страницы, то мы с удовольствием опубликуем его как отдельную статью. Обращаем Ваше внимание, что все комментарии и статьи должны сопровождаться данными автора: имя и фамилия, должность и место работы, контактный e-mail.

© ООО «ГеоИнфо» 2016

Яндекс.Метрика

Пользовательское соглашение - оферта