Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 72 , авторов - 223 ,
всего информационных продуктов - 1979 , из них
статей журнала - 450 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1429 , конференций - 2 ,
блогов - 7 , постов и видео - 23 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
21 февраля 2018 года

Законопроект о саморегулировании в негосударственной экспертизе: плюсы и минусы

Обсуждению нового законопроекта, предусматривающего переход негосударственной экспертизы в систему саморегулирования, было посвящено сразу несколько важных мероприятий, прошедших в последние недели. Это и заседание 3-й секции Экспертного совета при Комитете Государственной Думы по транспорту и строительству 12 февраля, и заседание Комитета по экспертизе и аудиту НОПРИЗ 15 февраля.

В ходе этих мероприятий свои замечания и предложения по проекту федерального закона «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части саморегулирования деятельности юридических лиц, осуществляющих негосударственную экспертизу проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий» №374843-7 высказали представители ряда государственных органов, общественных и профессиональных организаций.

Ассоциацию экспертных организаций в строительстве (АЭОС) представлял ее президент Андрей Акимов, который поднял множество злободневных вопросов по содержанию данного законопроекта.

Мы попросили его рассказать о главных моментах, на которые он обратил внимание в своих выступлениях.

Акимов Андрей ВикторовичПрезидент Ассоциации экспертных организаций в строительстве

В настоящее время идет активное обсуждение законопроекта, предусматривающего переход негосударственной экспертизы в систему саморегулирования. Несмотря на много положительных моментов, у него есть и целый ряд недостатков, которые необходимо устранить в обязательном порядке. Например, чрезмерный размер компенсационного фонда возмещения вреда для членов будущих экспертных СРО я считаю очень серьезным недостатком готовящегося закона. Это мнение я постарался донести до моих коллег на заседании экспертного совета при Комитете Государственной Думы по транспорту и строительству 12 февраля и Комитета по экспертизе и аудиту НОПРИЗ 15 февраля, где обсуждался проект этого законодательного акта.

Вообще размер компенсационного фонда возмещения вреда для экспертных организаций явно многократно завышен. Он в три раза выше размера взноса в компенсационный фонд членов проектных СРО, где обороты (стоимость проектных контрактов) во много раз больше, чем в экспертизе. Я предлагаю приравнять размер взносов в комфонды экспертиз к размеру взносов изыскателей, приведя соответствующие цифры.

Скажем, инженерные изыскания для строительства жилого дома стоят 2 миллиона рублей, а вносимый изыскателями взнос в компфонд – 50 тысяч. А экспертам, которые, дай бог, 100 тысяч получат за экспертизу этих изысканий, надо будет вносить 150 тысяч, то есть в три раза больше, чем изыскателям. Получается, что работа экспертов стоит в десятки раз меньше, а взнос в разы больше, плюс ответственность. При этом вероятность наступления случаев возмещения вреда у изыскателей несоизмеримо выше, чем у экспертов.

Так, проверить достоверность изысканий (например, наличия буровых скважин, их размещения, глубины, правильность отбора образцов) эксперты в силу норм законодательства просто не вправе. Эксперт может только проверить результат работы – оценить отчетные данные на предмет соответствия техническим регламентам. Словом, мы считаем, что эта норма – классический административный барьер, который отнюдь не будет препятствием для недобросовестных организаций, но осложнит финансовое положение всех добросовестных экспертных организаций, будущих членов СРО.

Есть во внесенном законопроекте и другие нормы, излишне обременяющие представителей экспертного бизнеса. Так, в требованиях к организациям негосударственной экспертизы указывается, что они будут обязаны иметь в штате минимум 5 экспертов, но по совокупности закрывающих все направления деятельности в заявленной области. При этом термин «заявленной области» в проекте федерального закона не раскрывается, а существующие подзаконные акты содержат лишь перечень из 17 видов экспертной деятельности, часть которых при проведении негосударственной экспертизы никогда не применяется или применяется в исключительных случаях.

Например, при проведении оценки соответствия проектов техническим регламентам в силу их специфики негосударственными экспертизами никогда не привлекаются эксперты в сфере ГО и ЧС, редко привлекаются эксперты в сфере газоснабжения, проектов организации строительства. При проведении экспертизы изысканий объектов нормального (2-го) уровня ответственности также не бывает случаев использования знаний специалистов по инженерно-гидрометеорологическим изысканиям.

Например, наша организация (ООО «Центрэкспертиза») за 4 года сделала экспертные заключения почти на 500 проектов жилого и производственного назначения и НИ ОДИН (!) проект не потребовал специалистов такого профиля. При этом после нашей экспертизы построено уже более миллиона квадратных метров жилья.

К тому же на рынке существует критический дефицит кадров в данной сфере. Словом, в области инженерных изысканий, по мнению нашей Ассоциации, нужно иметь только трех аттестованных экспертов: по геодезии, геологии-геотехнике и экологии. В области проектирования достаточно 9 – 10 специалистов по основным направлениям, закрывающим все основные разделы проектной документации.

Если наши предложения не будут услышаны, то деятельность большинства независимых экспертных организаций будет экономически нецелесообразна при существующей конъюнктуре цен на экспертные работы, а в условиях сужающегося рынка проектных и строительных работ приведет к ликвидации самого института негосударственной экспертизы.

Мы подготовили соответствующую справку о неэффективной экономической составляющей некоторых опасных новаций проекта закона и направили наши предложения в профильные комитеты ГД, министерства и общественные организации. Отрадно, что наши идеи полностью совпадают с мнением коллег из НОСТРОЙ и НОПРИЗ.

В ходе обсуждений поднимался и вопрос о запрете органам власти субъектов РФ и уполномоченным на проведение государственной экспертизы организациям создавать юридические лица, осуществляющие негосударственную экспертизу. По мнению Ассоциации, норма в этой редакции не содержит однозначного запрета организациям государственной экспертизы заниматься негосударственной экспертизой. В данном случае возможность двоякого прочтения нормы делает ее нерабочей и требует дополнительного уточнения. Возникает также вопрос и о коррупционной составляющей этого положения.

Конечно, высказанные мною и другими ораторами замечания не означают, что законопроект плох и неприемлем. Его главный плюс в том, что он заточен на наведение порядка в экспертном сообществе, где в последнее время возникла масса нерешенных проблем, которые со временем все больше девальвируют саму идею независимой строительной экспертизы.

Наверное, в ряд положительных моментов я бы включил и повышенную ответственность экспертов за некачественные заключения в виде аннулирования аттестата и материальную ответственность СРО за брак своих членов, и повышение стажа и опыта работы для получения квалификационного аттестата. Плюсом для нашего сообщества является и то, что опубликованная в начале январе новая редакция положения об аттестации экспертов (Постановление Правительства Российской Федерации от 31 марта 2012 г. №271) в совокупности с приказом Минстроя России №941/пр от 29 июня 2017 года наводит порядок в области аттестации и повышения квалификации экспертов, что делает реформу строительной экспертизы более цельной и продуктивной.

В целом отрадно, что законопроект, который долгое время был окутан каким-то туманом, получил первую публичную оценку на заседании экспертного совета. И эта оценка была положительная! Уже в феврале он пойдет на рассмотрение профильного думского комитета, до середины марта будут собираться предложения, а уже в мае будет рассмотрен в первом чтении. Надеюсь, что многие прозвучавшие на заседании 12 февраля замечания и коррективы, будут учтены при его принятии во втором и третьем чтении.