Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 70 , продуктов - 1897 , авторов - 209

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Оборудование и технологии
28 ноября 2016 года

НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕНКО:
Работать за рубежом перспективно, но есть много нюансов

Многие руководители российских изыскательских организаций задумываются о возможности выхода на международный рынок. В последние годы это становится все более интересным направлением развития бизнеса, учитывая высокий курс доллара и постоянные проблемы с оплатой от российских заказчиков.

В интервью независимому журналу «ГеоИнфо» генеральный директор ООО «Геопроектизыскания» Николай АЛЕКСЕЕНКО рассказал о первом опыте работы компании за рубежом, поделился наработанным опытом, предостерег от возможных ошибок тех, кто планирует свое развитие в этом же направлении.

Алексеенко Николай НиколаевичКандидат юридических наук, почетный строитель России, почетный изыскатель НОИЗ, член Совета Ассоциации «Национальный Союз Изыскателей»

Ред.: В 2016 году ООО «Геопроектизыскания» впервые начала осваивать зарубежные рынки. Это перспективное направление для развития?

Н.А.: Действительно, в этом году мы вышли на международный уровень и начали работать в ЮАР по договору с алмазодобывающим предприятием на кимберлитовой трубке Луэле, расположенной в 20 километрах от кимберлитовой трубки «Катока». Заказчиком работ является горнорудное общество Катока – совместное предприятие Анголы, России, Китая и Бразилии.

Безусловно, освоение зарубежных рынков для российских изыскательских компаний, обладающих необходимыми для этого компетенциями и оборудованием, является перспективным направлением для развития. Это особенно актуально на фоне деклараций наших чиновников о том, что нашей стране необходимо переходить к экспорту не сырьевых товаров и услуг.

Однако это не так просто, как кажется. Существует целый ряд нюансов, которые необходимо учитывать не только при работе в Анголе, но и во многих других зарубежных странах. Потому что в противном случае вся работа может оказаться просто нерентабельной, если не вовсе убыточной.

 

Ред.: О каких именно нюансах идет речь?

Н.А.: Поскольку для нас инженерные изыскания в Анголе стали первым зарубежным опытом, различные вопросы и проблемы возникали, да и продолжают возникать, на всех этапах производства работ.

Во-первых, мы сразу столкнулись с проблемой сроков. Все необходимые согласования в этой стране занимают очень много времени. Впрочем, как оказалось, это пошло только на пользу проекту. Во-вторых, конечно, были сложности, связанные с иностранным языком. Контракт заключался на двух языках – русском и португальском. Найти грамотных переводчиков с русского на португальский, которые бы знали всю профессиональную терминологию, оказалось очень непросто.

В-третьих, специфика Африканского континента тоже вносила свои корректировки. Например, в апреле-мае, когда было запланировано начало работ, территория зарастает труднопроходимой «слоновьей» травой, высота которой превышает 3 метра. Ее наличие могло бы привести к уменьшению плотности точек воздушного лазерного сканирования и искажению рельефа местности при построении ее модели. Поэтому, объективно говоря, даже если бы не было иных задержек, работать в эти месяцы было бы не лучшим решением.

Некоторые сложности были связаны и с неторопливостью государственных служб Анголы при оформлении допусков и разрешений на выполнение аэросъемочных работ. И дело тут, видимо, не только в том, что мы иностранцы. Борт для этих работ мы нанимали у международной аэросъемочной компании в ЮАР – AAM Geomatics. А в стране еще свежи воспоминания о военных противостояниях во время гражданской войны 80-х годов прошлого века.

В итоге на получение всех разрешений для начала работ у нас ушло около трех месяцев. В нашем случае это оказалось не критично, но, вообще, 3 месяца могут быть чреваты срывом контракта и огромными пенями.

 

Ред.: Из-за переноса сроков не возникло проблем с заказчиком?

Н.А.: Проблем не возникло, заказчик оказался очень понимающим. В этом нам, безусловно, повезло. Несмотря на то, что получение разрешений на работу требовало времени, представители заказчика и местные подрядчики согласились просто отложить этап закладки реперов на более поздний срок, когда «слоновья» трава выгорит. Это время как раз и было потрачено на оформление всех необходимых документов.

 

Ред.: А не возникало проблем финансового плана? Ведь, наверное, довольно сложно рассчитать все расходы на зарубежные работы так, чтобы получить прибыль.

Н.А.: Конечно, мы все просчитывали, но избежать ошибок с первого раза тоже не удалось. Например, в Анголе официальная валюта – кванза, которая является некой эфемерной единицей. Купить ее по официальному курсу, который на момент работ составлял около 150 кванз за доллар США, невозможно, за исключением немногих официальных межбанковских операций. В большинстве неофициальных обменных пунктов местная валюта продавалась за 450-560 кванз за доллар. Это кстати, позволило ощутимо сэкономить сотрудникам при покупке обратных билетов в Россию.

Очень важный момент связан с российским валютным законодательством. Там прописано, что заказчик обязан заплатить деньги строго в срок, указанный в договоре. Любая задержка считается нарушением российских законов и ведет к административному штрафу – это считается невыполнением резидентом в установленный своих обязанностей по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты. Штраф составляет 1/150 ставки рефинансирования в день от суммы, не зачисленной вовремя. Понятно, что если бы там заказчики платили как в России, то есть задерживали оплату на несколько месяцев, то работа за рубежом была бы не выгодна.

Кроме того, мы столкнулись и с проблемой двойного налогообложения. В Анголе мы заплатили 7%, а затем и в России пришлось уплачивать все установленные налоги. Это, конечно, не очень удобно и тоже серьезно снижает выгоду от работы за границей.

Я считаю, что экспорт услуг, подобных нашим, должен облагаться налогами и штрафами по совершенно другим принципам с учетом специфики отрасли, возможности задержки оплаты и пр.

Кстати, совсем недавно по итогам съезда Деловой России Владимир Путин дал поручение Центробанку разобраться в вопросах регулирования внешнеэкономической деятельности.

 

Ред.: Откуда возникла идея проводить работы за рубежом?

Н.А.: Мы считаем, что это является одним из перспективных направлений развития деятельности компании, особенно с учетом известной волатильности рубля, неопределенностью на российском рынке, проблемами с оплатой работ от заказчиков, в том числе, государственных. Хочу подчеркнуть, что это не разовая работа. Сейчас, например, у нас в планах выйти на рынки Кубы, Ирана, Абхазии, Туркменистана, Казахстана. Страны ближнего зарубежья вообще нам очень близки и по нормативной базе, и по подходу к инженерным изысканиям. Где-то, конечно, нужно еще чему-то подучиться, но я считаю, что в целом некоторые российские компании вполне конкурентоспособны на мировых рынках.

 

Ред.: Как удалось получить эту работу? Вы выиграли какой-то зарубежный тендер?

Н.А.: Как такового тендера не проводилось, но заказчик собирал коммерческие предложения на необходимый ему объем работ и оценивал квалификацию заявителей. Мы смогли предложить больший объем работ за меньшие деньги и с лучшим качеством. 

Кроме того, объект будет проектировать российская компания, которой хотелось получить всю геодезическую основу от российской же компании, выполненную по понятным российским стандартам.

 

Ред.: Кроме ГПИ были задействованы организации из России?

Н.А.: Да, там работали российские геофизики, геологоразведка выполнялась российскими компаниями. Несколько наших научных институтов задействовано в этих работах.

 

Ред.: У сотрудников не было сомнений относительно работы в Африке?

Н.А.: У нас молодой, боевой коллектив, который ничего не боится. Кроме того, сначала на разведку туда съездил я сам.

Надо сказать, что нас очень хорошо встретили представители заказчика, помогли и с транспортом, и с размещением, и с перелетом из столицы в Катоку. На самом строительном объекте уже организован свой определенный быт. Обустроен целый поселок со столовыми, медучреждением, вайфаем, охраной, русской баней и даже бильярдом. Условия для жизни и работы там созданы великолепные.

Кроме того, сотрудникам были сделаны все необходимые прививки от наиболее распространенных на территории выполнения работ заболеваний – желтая лихорадка, гепатит А, брюшной тиф, дифтерия-столбняк.

Ред.: Какие работы выполнялись ООО «ГПИ» на этом объекте?

Н.А.: В соответствии с техзаданием планировалось развитие и сгущение планово-высотной и опорной геодезической сети, производство топографических карт и планов масштабов 1:10000, 1:2000 под размещение и проектирование площадных и линейных объектов. Была предусмотрена закладка геодезических знаков определенного типа, сгущение опорной сети, проведение аэросъемочных работ и воздушного лазерного сканирования, камеральная обработка, создание топоплана и передача учетных материалов заказчику, в том числе на португальском языке.

Кстати, за 3 месяца вынужденной задержки у заказчика появилось понимание перспектив дальнейшего развития объекта и объем работ вырос почти в 15 раз. Если изначально планировалась съемка 38 квадратных километров, то в итоге было сделано 515 кв км. Заказчик решил сделать съемку на перспективу, поскольку это не повлекло каких-то больших дополнительных затрат. Ведь основные расходы связаны как раз с организацией и ликвидацией работ, получением разрешений и пр. Сама аэросъемка, кстати, была проведена всего за 3 дня. 

На сегодняшний день мы ожидаем проект развития ГРО Луэле с целью определения оптимальных мест заложения пунктов ОГС на объекте, после чего будет начат заключительный этап по заложению пунктов ОГС и определению их координат.

 

Состав и последовательность выполнения работ
  1. Оформление договоров, предоплата
  2. Оформление документов на временный ввоз оборудования, оформление виз
  3. Перелет сотрудников в Луанду, затем в Катоку
  4. Обследование пунктов ГГС, создание сети съемочного обоснования
  5. Создание и прявязка опозновательных знаков
  6. Ожидание получения разрешения на полеты подрядчика и контроль за состоянием опозновательных знаков
  7. Совместная работа с sector de topografia по контролю состояния маркшейдерской сети (уточнение координат)
  8. Работа по наземному обеспечению ВЛС
  9. Передача оборудования на временное хранение, оформление документов
  10. Вылет сотрудников Катока – Луанда – Москва
  11. Обработка материалов, передача заказчику
  12. Ожидание проекта развития ГРО Луэле с целью определения оптимальных мест заложения пунктов ОГС
  13. Перелет сотрудников, заложение пунктов ОГС и определение их координат