Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 74 , авторов - 234 ,
всего информационных продуктов - 2157 , из них
статей журнала - 475 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1563 , конференций - 3 ,
блогов - 8 , постов и видео - 40 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
1 марта 2016 года

Изыскания 2010-х, или Чиновничий капитализм

Все уже давно привыкли к тому, что в наше время лучше живут те, кто знает нужных людей. Причем, если говорить об изысканиях, знать надо как тех, кто может дать выгодные заказы, так и тех, кто может эти заказы недорого выполнить. Или, вовсе не выполняя работу, просто недорого пройти экспертизу технического отчета. Это ведь тоже бизнес. Отсюда появляются и перекосы, приводящие к тому, что у реально работающих компаний зачастую нет средств на зарплаты и обновление парка техники, а у посредников, не несущих никаких расходов, доходы значительно выше.

Опираясь на мнения руководителей изыскательских компаний, в настоящем обзоре мы постарались на конкретных примерах осветить основные проблемы отрасли инженерных изысканий.

Проектировщикам важнее своя прибыль

«Безусловно, объединение НОП и НОИЗ в НОПРИЗ нас просто обезличило как отдельную профессиональную отрасль в строительстве», - считает Александр Сапегин, генеральный директор АО «АлтайТИСИз». Стоит признать: и до этого объединения у изыскателей были большие сложности при отстаивании приемлемых цен на работы. Теперь же ситуация стремительно ухудшается. Большие возможности на тендерах проектных институтов по сравнению с изыскательскими организациями создают практически непреодолимые трудности.

В России существует множество предприятий, главным образом, проектных институтов, имеющих свидетельство о допуске на инженерные изыскания, но их не выполняющих, и не имеющих соответствующие кадры и оборудование. Они приглашают небольшие изыскательские фирмы, которые под титулом этих проектных институтов и под их наблюдением выполняют изыскания и выпускают технические отчеты. К отчетам прикладываются свидетельства о допуске проектных институтов.

«Нам не раз приходилось выполнять изыскания под титулом других организаций. Понятно, что они платили нам минимум, а со своего заказчика брали значительно больше и, благодаря нам, получали прибыль» - отмечает генеральный директор ООО «НПФ «Недра» Игорь Архангельский.

Об аналогичных сложностях говорит и А.Сапегин: «Трудно судить о дальнейших перспективах инженерных изысканий, так как на торги почти прекратили выставлять изыскательские услуги отдельно от проектных, и у чисто изыскательских организаций шансов на выживание не остается». «По сути дела, - продолжает он, - организации, получившие допуски на инженерные изыскания, на сегодняшний день не ощущают себя равноправными участниками рыночных отношений из-за того, что тендеры на изыскательские работы проводятся одними лотами с проектными, что оставляет за бортом рынка изыскателей, не имеющих допусков на осуществление проектной деятельности».

Цена ниже себестоимости, результат еще ниже

Как замечает Игорь Архангельский, «стоимость изысканий снижается с 2008 года. Если в 2007 году рыночная стоимость 1 метра бурения составляла 3400 руб., а на срочных работах 4000 руб., то в 2009-2013 годах 1 метр стоил 2500-3000 руб., в 2014 году 2000 – 2500 руб., в 2015 году – 2000 руб. и менее. При этом объемы изысканий постоянно уменьшались, а зарплата снижалась. Один из наших заказчиков показывал нам письмо известной крупной изыскательской организации, которая еще в 2012 году за 1 метр бурения в Санкт-Петербурге просила всего 1200 руб., а мы в тоже время предлагали выполнить инженерно-геологическое бурение по цене 3000 руб. за 1 метр. Понятно, кому отдавалось предпочтение. Если бы я лично не видел этого письма, никогда бы не поверил».

Сложностями рыночного ценообразования поделился и А.Сапегин. «При уменьшении объемов работ конкуренция с целью победить на торговой площадке заставляет сильно снижать стоимость проекта. Практика торгов показала, что снижение начальной цены до 50% - это заведомый проигрыш. Сколько стоят инженерные изыскания можно определить по разработанным и утвержденным расценкам. До сих пор производится обучение специалистов по правильному составлению смет, разрабатываются и утверждаются новые расценки с учетом внедрения передовых технологий выполнения работ. А надо ли это делать, если при проведении конкурсов стоимость работ снижена на 80%? Начальная цена уже ставится заниженной на 50% и более. Чтобы выиграть конкурс, участники торгов занижают стоимость еще на 50-60%. Иногда затраты на выполнение работ в несколько раз превышают стоимость выигранного лота. Значит, изыскательские компании большую часть работ выполняют за свой счет. В это можно поверить? Конечно же, нет. Тогда сделать эти работы можно только одним способом – на отсутствующие 80% стоимости выдать изыскания с 20% качеством, по сути – брак. И, понимая это, до сих пор заказчик остается доволен, что получает услугу за дешево, и экономит деньги на изысканиях».

Чуть меньшие скидки готовы предложить в ООО «Акма-Универсал» (Воронеж). По словам директора организации, Николая Корабельникова, «приемлемый торг с Заказчиком – на уровне 10-15% от Сборника базовых цен, максимум 25%, если очень выгодный объект. Чтобы сохранить объемы, давим на качество, проведение объектов через любую экспертизу. Беремся за все виды изысканий, и за все типы объектов – от отдельно стоящих сараев до повышенного уровня ответственности, выполняем мониторинговые работы, всевозможные расчеты – водопритоки, устойчивость склонов и т.д.»

Но, в конце концов, если заказчика интересует лишь цена, то никакими аргументами о качестве его уже не убедить. Так, по словам генерального директора ООО «МГУ Геофизика» (Москва) Андрея Кошурникова, «почти на любом тендере, который сегодня разыгрывается, нет разницы между компанией-пустышкой и надежной организацией. Пустышки опускают цены ниже себестоимости и выигрывают. Да, они не выполняют работы, после чего разоряются, а на их место приходят новые пустышки. А реально работающие компании не получают проект от тендера к тендеру. И часто даже заказчик понимает, что отдает работы пустышке, но поделать ничего не может – она выполнила все условия тендера и предложила минимальную стоимость. Выиграв тендер, пустышка исчезает, если был аванс, или рисует полевые данные, так как в поле выехать за выигранные деньги невозможно».

В целом ситуацию, сложившуюся с ценами на изыскания и с итоговыми результатами работ, точно описывает заместитель генерального директора по экономике ООО «Недра» (Пермь) Александр Чернов: «перспективы развития отрасли инженерных изысканий на ближайшие годы представляются не радужными. Одной из основных причин этого является политика в области закупок, проводимая заказчиками данных работ. Когда одним из основных и определяющих критериев выбора подрядчика является стоимость выполнения работ, ввиду большого числа участников торгов, цена нередко падает ниже всякого разумного уровня. Выполнить качественно инженерные изыскания за такие деньги просто невозможно. Поэтому в 2015 г., участвуя в 112 торгах, мы выиграли лишь 12 объектов. При этом заказчики, делая акцент на стоимости работ, на наш взгляд, не просчитывают все последствия некачественно выполненных инженерных изысканий».

Эффективный менеджмент и связи

Впрочем, не все достижения изыскательских организаций последних лет связаны с коррупционными схемами. Многие добились успеха благодаря высокому профессионализму, умению качественно выполнить работы и, главное, – способности продать свое умение заказчику. При этом руководители таких организаций и не скрывают, что первые заказы их организаций были получены благодаря знакомым, которые доверили им выполнение небольших объемов работ. Без этого никуда, и осуждать тут в сущности нечего. Гораздо хуже, когда компании создаются исключительно для того, чтобы забирать заказы у таких «знакомых», распределяя объемы работ между субподрядчиками, а деньги – по самым разным карманам. Во многом из-за существования последних, отрасль в настоящий момент и переживает не самые лучшие времена. По мнению Н.Корабельникова, «при нашем чиновничьем капитализме не может быть эффективного менеджмента – все это личные связи, иногда коррупционного характера. Тем больнее им будет больнее падать, когда связи кончатся».

«У нас в России часто все зависит не от эффективности менеджерской работы, а от личных взаимоотношений руководства исполнителя с одной стороны и заказчика – с другой. Поэтому взлет той или иной компании связан не с разработкой в этой компании новых технологий и эффективной работы отряда менеджеров. Это наша российская особенность» - поясняет А. Кошурников.

В целом, с этим соглашается большинство изыскателей, которые постоянно сталкиваются с невозможностью выиграть тендер не из-за того, что они не справятся, а потому, что все заточено под конкретного исполнителя или под минимальную цену. С этой точки зрения эффективным является не тот менеджер, который оперативно и грамотно реагирует на малейшие изменения в компании и на рынке, а тот, у кого есть связи. И, в принципе, это не было бы так плохо, если бы связи дополнялись наличием квалифицированных специалистов, знающих специфику работ, необходимым оборудованием и пр. Но ведь чаще всего этого нет. И реально работу выполняют за гораздо меньшие деньги те организации, которые, проиграв тендер, не имеют других источников дохода.

 

ИГОРЬ АРХАНГЕЛЬСКИЙ
Генеральный директор ООО «НПФ «Недра» (Санкт-Петербург)
Конкуренция на рынке очень высокая. Нам постоянно отказывали в выполнении работ, обосновывая отказ более низкой ценой, предлагаемой нашими конкурентами. Недавно заказчик предложил нам работу и честно сказал, что у нас 4 конкурента. Потом позвонил и сообщил, что работа передана другой компании. Правда, затем работы перенесли на 2020 год. Через некоторое время тот же заказчик позвонил снова и предложил новую работу, сообщив, что у нас 2 конкурента. Мы предельно сократили стоимость и сроки выполнения изысканий, и отправили коммерческое предложение. На этот раз заказчик выбрал нас. Мы были счастливы. Однако через две недели, накануне Дня Защитника Отечества, заказчик опять позвонил и сообщил, что их старейший институт ООО «Севзапэнергосетьпроект» в Санкт-Петербурге разогнали! От крупнейшего когда-то института осталось 25 человек. Извинился перед нами и пожелал успехов.

 

 

РУСЛАН ШИГАПОВ
Заместитель генерального директора по развитию ООО «Недра» (Пермь)
В настоящее время заметно общее снижение качества инженерных изысканий и падение профессионального уровня специалистов в этой области: отмечаются, в частности, фальсификация результатов полевых работ, наличие формальных договоренностей, коррупция при размещении заказов на выполнение инженерных изысканий, низкий уровень знаний специалистов. Большинство компаний, занимающихся инженерными изысканиями, из-за неуверенности в «завтрашнем дне» неохотно внедряют новые технологии. Периодическое обновление программного обеспечения, материальной базы, порой предопределяет качество и скорость выполнения работ.Многие крупные заказчики давно сделали выбор в пользу проверенных годами изыскателей, но такая возможность есть не у всех, и некоторые компании выбирают подрядчиков «на авось» (приоритетом становится наименьшая цена). Заказчики вынуждены проводить торги вслепую, без предквалификации потенциальных подрядчиков, что, порой, несет за собой низкое качество, срыв сроков работ и,  соответственно, последующее удорожание строительства. Для улучшения ситуации в данной области необходима разработка нормативно-технической документации исключительно специалистами в области инженерных изысканий. Можно выделить методику, которая поможет развитию отрасли в целом, и отдельным компаниям в частности: (1) работа в тесной взаимосвязи с экспертизами всех уровней в реальном времени; (2) усиленная внутренняя проверка всех этапов работ; (3) наличие грунтовой лаборатории с высоким уровнем оснащения и квалифицированным кадровым составом; (4) наличие современного большого парка различных буровых установок; (5) приобретение нового современного оборудования и освоение соответствующих технологий; (6) взвешенная планово-экономическая политика; (7) постоянный приток молодых специалистов и их обучение.Из чего на сегодняшний день складывается стоимость инженерных изысканий? Помимо сокращения объемов работ, также присутствует система тендерного отбора подрядчика (по моему субъективному мнению, весьма неэффективная). И тут появляются недобросовестные компании, так называемые «однодневки», «армия» которых мечется по стране от тендера к тендеру не зависимо от заказчика и географического расположения. На тендеры часто выходят компании, не имеющие никакого представления о региональных особенностях территории изысканий, что приводит к непрофессиональной оценке собственных возможностей в качественном и своевременном исполнении работ. На первый план выходит экономическая «паника» - независимо ни от чего, за любые деньги выиграть объект на тендере. Происходит демпинговый сброс цены. Заказчику, вследствие его неэффективной системы отбора на торгах, все это «на руку»: срабатывает экономическая составляющая и самообман. Предпочтение отдается компании, назвавшей наименьшую цену. Дальше – больше: на следующих аналогичных по объему выполняемых работ торгах заказчик берет за основу «базовой» цены цену компании демпенгиста и так далее. На определенном этапе недобросовестный подрядчик начинает понимать, что финансового обеспечения не хватает, и начинаются судорожные поиски, где снизить затраты. Следствие, снижение качества работ и срыв сроков выдачи материалов изысканий далее по циклу, срыв сроков выдачи проектно-сметной документации с последующим удорожанием и срывом сроков строительства.

 

 

АЛЕКСАНДР ЕЛИСЕЕВ
Сооснователь ООО «ИнжГео» (Москва) 
Я считаю, что все проблемы, озвученные в статье, в первую очередь связаны с тем, что заказчик, в большинстве своем, не видит связи между качеством изысканий и итоговой стоимостью строительства объекта, стоимостью решений, которые закладывают проектировщики на основании материалов изысканий. Пока эта связь не будет прозрачно доведена до людей или структур, вкладывающих деньги в строительство того или иного объекта, ничего не изменится.И здесь основное не в том, что заказчики сами не видят этой связи. Это нормально, они не могут быть профессионалами во всем. Основное в том, что по моему ощущению, большая часть изыскателей (но при этом далеко не все, естественно) не в состоянии сами для себя выстроить указанную выше цепочку причинно-следственных связей.  Часто сами изыскатели не вполне понимают, зачем они выполняют те или иные виды работ, заложенных в наших морально устаревших изыскательских нормах.Когда я работал в службе заказчика ПАО «Газпром», то на мой вопрос к изыскателям, зачем делать ту или иную работу в рамках изысканий, в подавляющем большинстве случаев ответ был один – этого требует экспертиза. Других объяснений они дать не могли. И это не единичный случай, через меня тогда прошло большое количество компаний.Вот над этим нужно работать, причем в связке с проектировщиками. Если мы сами для себя сможем сформулировать все причинно-следственные связи между изысканиями, проектированием и строительством, то сможем изложить это на бумаге, донести до заказчика, доказать ему ценность наших работ (в связке с эффективным проектированием), привить им другую культуру восприятия проектно-изыскательских работ.Если это сделать, то все частности, которые мы наблюдаем (необоснованный демпинг, формальное отношение к изысканиям, моральное старение норм, формально подходящая к проверке изысканий государственная экспертиза и т.д.) уйдут сами по себе. Все озвученные в статье проблемы станут достоянием маргинальных слоев строительной отрасли, остальные смогут работать на новом уровне и больше не вспоминать наши дни.Мне кажется, изыскательскому сообществу теоретически это по силам реализовать даже на базе тех структур, которые существуют уже сейчас. Вопрос только, когда мы все дозреем до этого. Мои ощущения пока такие, что текущая ситуация многим выгодна и перемены никому особо не нужны, хоть об этом и принято говорить на каждом углу.