Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 72 , авторов - 223 ,
всего информационных продуктов - 1979 , из них
статей журнала - 450 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1429 , конференций - 2 ,
блогов - 7 , постов и видео - 23 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
27 октября 2016 года

MBA для изыскателей: Где и как получить нужные в работе знания

Для того, чтобы из обычного человека получился хороший инженер-изыскатель, нужно хорошее образование, хорошие наставники на работе и возможность иногда улучшать свои знания на хороших курсах повышения квалификации.

К сожалению, не всегда это получается. Либо с наставниками не везет, либо с курсами. Да и коммерческие интересы работодателей не всегда этому способствуют…

«А что если мы их научим, а они уйдут?» Это неправильный вопрос.

Правильный вопрос: «А что если мы их не научим, а они останутся?»

Брайан Трейси. «Мотивация»

 

Одной из главных черт современного рынка инженерных изысканий является приоритет денег перед качеством. Иными словами, работу нередко получает тот, кто согласится дать больший откат или даст минимальную цену, что, кстати, все равно не исключает первого. А качество как бы забывается.

В результате многие некогда крупнейшие научно-исследовательские институты и компании, обладавшие в советское время невероятными компетенциями, либо давно закрыты, либо находятся на грани банкротства. Оставшиеся от них сотрудники, техника и приборы оказались забыты и заброшены, или работают в многочисленных частных изыскательских компаниях.

Возникает вполне резонный вопрос. Можно ли говорить о том, что в отрасли инженерных изысканий все-таки есть некоторая преемственность знаний? Надеяться на то, что профессионалы своего дела еще есть и накопленные у них опыт и знания не канут в лету?

Тут важно учесть три момента. Первый – высшее профильное образование. Второй – повышение квалификации. Третий – преемственность знаний внутри компаний.

 

Образование

Несмотря на то, что сама изыскательская отрасль в 90-е годы потеряла большое количество специалистов, в России сохранились научные школы, продолжающие год от года выпускать квалифицированных, хорошо образованных специалистов, способных работать в сфере инженерных изысканий для строительства. В первую очередь, конечно, речь идет об МГУ им. М.В. Ломоносова, МГРИ-РГГРУ, Санкт-Петербургском Горном университете, МГСУ, МИИГАиК. Знания, которые студенты получают от преподавателей еще той, старой, советской школы, бесценны. Правда, далеко не всем удается ими воспользоваться. Нередко приходится слышать, как молодых инженеров, попавших на производство, быстро заставляют забыть о том, как делать правильно. В цене – скорость и максимальная прибыль.

Другая немаловажная проблема, с которой вряд ли удастся справиться в ближайшие годы – нехватка специалистов, умеющих работать на современном оборудовании и программах. Как отмечал в конце 2012 года ректор МГРИ-РГГРУ В.И. Лисов на общем собрании членов Ассоциации геологических организаций, «материально-техническая база ВУЗов изношена, а требования к выпускникам растут с каждым годом, особенно в части использования современного программного обеспечения и прецизионной аппаратуры.

При дефиците в 20 тысяч человек, все вузы страны выпускают примерно 3,5 тысячи специалистов в области прикладной геологии в год».

Вряд ли с тех пор что-то изменилось.

Поэтому, несмотря на важность образования как такового, оно может дать лишь некую базу, на которую потом придется много лет надстраивать нужные и полезные знания и опыт. Если получится, конечно, этот опыт получать в условиях современного рынка. Вряд ли кто-то захочет официально занести в свой актив умение качественно нарисовать отсутствующую скважину и сделать дырку, ее имитирующую.

 

Корочки повышения квалификации

Вторая возможность получить необходимые в профессии знания – посетить курсы повышения квалификации. На сегодняшний день разными компаниями их проводится огромное количество. Выступают, как правило, лекторы из профильных вузов или практики из изыскательских организаций. К сожалению, нередко подобные обучения сложно назвать курсами повышения квалификации. Это, скорее, набор мало связанных между собой лекций, качество каждой из которых напрямую зависит от лектора и его практических знаний. Бывают отличные преподаватели, но в то же время некоторые лекторы мало что знают о новациях в отрасли.

Есть и еще один нюанс. Организаторы курсов иногда забывают о том, что они должны научить людей чему-то новому, полезному в работе. И формируют программу, весьма близкую к той, что рассказывают студентам.

Конечно, тех, кто действительно хочет подтянуть свои профессиональные знания туда заманить сложно. Такие курсы пользуются спросом лишь потому, что компании, состоящие в саморегулируемых организациях, обязаны раз в пять лет обновлять у своих специалистов корочки, подтверждающие обязательное повышение квалификации. Именно обновлять корочки, а не повышать квалификацию.

Кстати, поскольку есть спрос на корочки, есть и предложение. Без поездок, лекций и конспектов. Просто корочки. Максимум – с заочным обучением. Как отмечает один из участников проведенного редакцией опроса, «есть 2 вида профобразования - для СРО и для того, чтобы сотрудники реально учились. Для СРО – это когда сотрудники идут учиться и отвлекаются на невнятные лекции по повышению квалификации, на которых они нового ничего не узнают. Также всегда есть вариант по покупке этих курсов, хотя мы этим никогда не пользовались. Если же руководитель хочет, чтобы сотрудники развивались – то лучше всего приглашать профессионалов отрасли и устраивать встречи и лекции, на которых можно задавать интересующие вопросы».

Так или иначе, но обязательное повышение квалификации не очень эффективно для специалистов. Как признаются сами участники таких курсов, «самое полезное в таких обучениях – возможность пообщаться с коллегами в неформальной обстановке, оторваться и отдохнуть от работы». Вряд ли это то, ради чего стоит платить деньги.

С этим согласен, например, и Игорь Колыбин, директор НИИОСП им. Н.М. Герсеванова. «К саморегулированию в строительстве я с самого начала относился крайне скептически, и все происходящее в последние годы лишь убедило меня в правоте негативной оценки саморегулирования.

Я считаю, что диплом о высшем образовании должен являться достаточным для подтверждения квалификации специалиста. Если государство в этом не уверено, нужно менять систему высшего образования, а не заниматься повышением квалификации или переподготовкой таких специалистов. Любые кратковременные курсы повышения квалификации (для инженерного, а не рабочего состава) – очевидная профанация. Это совершенно ясно любому, кто профессионально занят в строительной отрасли.

Обязательные курсы повышения квалификации – не более чем еще один из способов "честного отъема денег у населения", как писали классики. Если организация заинтересована в повышении квалификации своего персонала, то она сама выберет эффективную форму для этого. Любая же "обязаловка" во всех случаях останется формой профанации» – считает специалист.

 

Полезные курсы

Полезные курсы, впрочем, тоже есть. Хотя найти их бывает не очень-то просто. Прежде всего, как советуют сами изыскатели, стоит обращать внимание на состав лекторов. Если учить будут профессиональные преподаватели из хороших вузов, это уже много значит. Ведь на курсах нужно именно передать знания, а не просто поделиться опытом. Обычно, сотрудники изыскательских компаний, приглашенные читать лекции, не имеют нужных для этого навыков.

Во-вторых, безусловно, важно понимать, что на курсах нужно узнать. Как правило, наиболее эффективными являются узкоспециализированные занятия, касающиеся какой-то одной конкретной проблемы – работы на оборудовании определенного производителя, особенностей изысканий в каких-либо специфических условиях, например, на акваториях.

Не удивительно, что вспоминая о том, какие курсы оказались наиболее полезными, многие говорят, в первую очередь, об обучении в компании «НПП «Геотек» в Пензе. На оборудовании, которое производит эта фирма, работают очень многие изыскательские лаборатории и лишний раз узнать тонкости получения и интерпретации данных действительно полезно.

Вместе с тем, несмотря на достаточно узкую специализацию курсов «Геотек», изыскатели хотят получать еще более конкретную информацию. Для сотрудников лабораторий – отдельное обучение, для полевиков – тоже. «Ну зачем нашим барышням из грунтовой лаборатории, например, получать знания в области полевых методов исследований грунтов? Они должны ехать в "Геотек" за конкретными консультациями и навыками работы с лабораторными приборами», – отмечает один из участников курсов.

Еще один изыскатель положительно отзывается об обучении, которое проводится во МГРИ-РГГРУ. «Был на семидневных курсах в МГРИ-РГГРУ. Самые положительные впечатления. Например, геофизические методы для геолога-практика (были лабораторные работы по обработке результатов) многое прояснили и дали общее представление о возможностях (и трудностях). По лабораторному изучению грунтов лекции читал профессор В.В. Дмитриев – тоже было весьма полезно, вопросов насыпали на каждом занятии...

Было высказано сожаление о трудности разработки интересующей слушателей программы обучения – приехали в основном "мерзлотники", и вопросы в большей мере касались мерзлоты. Однако, в общем, общение с качественными преподавателями задает верное направление, куда двигаться при решении той или иной задачи. Так что такие курсы нужны и полезны» – отмечает участник, одновременно подчеркивая, что есть и другие курсы, где люди занимаются тем, что просто переписывают СНиПы.

Неплохие отзывы специалисты дают и о курсах, которые проводятся ЦНТИ «Прогресс» в Санкт-Петербурге. «Довольно неплохие курсы, пообщались с коллегами, отвезли нас на экскурсию в трест ГРИИ, потом была экскурсия по городу. В общем приятно, полезно и на неделю из конторы вырвались» – рассказывает один из слушателей.

 

Не все знания одинаково полезны

Третий путь узнать что-то новое – внимательно учиться у своих старших, более опытных коллег. Но тут мы возвращаемся к тому, о чем речь шла вначале. Научиться можно, к сожалению, не только хорошему, но и плохому. Ведь и те специалисты, кто относится еще к старой, советской школе, хотят работать и деньги зарабатывать. А для этого приходится прогибаться под коммерческие интересы менеджеров. И весь свой опыт в таких случаях, как отмечает один из участников опроса редакции, им приходится пускать на то, чтобы, теряя качество, делать работы так, чтобы их результаты все-таки можно было хоть как-то, с минимальным риском, использовать в проекте.

Но и это еще не все. Коммерческие интересы организаций и шкурные интересы специалистов, оказывается, становятся серьезным препятствием для передачи опыта. «Старшее поколение мало что хочет передавать, все боятся что их подсидят, как только молодые что-то узнают. А молодые и учиться не хотят, и вопросов не задают...

Это прослеживается не только внутри компаний. Некоторые конторы, чтобы иметь на рынке свое имя, изобретают некоторые вещи, с которыми другим не пролезть, и умело их используют, особо не раскрывая и не донося до других теорию и практику. Поэтому, в основном, учатся на своих ошибках, к сожалению» – отмечает один из изыскателей.

Другой участник опроса редакции и вовсе считает, что «поколение спецов 70-80 годов уже давно подсидели и отправили на пенсию. А что касается теперешних спецов, то они, увы, продукт 90-х годов и научить ничему не могут».

В общем, далеко не все курсы могут научить изыскателей чему-то новому. Важно понимать, что вам нужно – просто купить обязательные корочки себе или сотрудникам, или все-таки чему-то научиться, повысить свои компетенции и, возможно, благодаря этому суметь убедить заказчика в необходимости качественных инженерных изысканий, а не формальных, для экспертизы.

Закончить этот материал хочется фразой одного из участников опроса редакции, пожалуй, точно отражающей реальность: «чтобы быть инженером в геологии, надо проходить объект от поля и до отчета, контролируя весь процесс. А еще лучше – принимать непосредственное участие: писать программу, корректировать, ковырять и описывать керн, контролировать проведение ключевых полевых испытаний, отбирать образцы, давать задание лаборатории и контролировать ее, участвовать в ключевых моментах в камералке и написании отчета, заниматься внутренней приемкой "у доски" полевых, лабораторных и камеральных работ, сдавать материалы в экспертизу и лично с ней работать, делая с выводы. Важно также заниматься утренним разводом, определять, кто что делает и кому что делать, решать вопросы и ставить задачи на день, хвалить и ругать. И не забывать про вечернюю поверку: что сделано, что осталось, краткий разбор полетов. И всегда при любом раскладе быть готовым достойно бороться за честь компании».

 

В статье использованы мнения изыскателей, собранные редакцией, в том числе, на форуме geobus.ru