Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 72 , авторов - 223 ,
всего информационных продуктов - 1979 , из них
статей журнала - 450 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1429 , конференций - 2 ,
блогов - 7 , постов и видео - 23 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
7 марта 2017 года

Обеспечение достоверности инженерных изысканий: супервайзинг, адекватная цена, проверенные исполнители

Несколько дней назад редакция журнала «ГеоИнфо» инициировала дискуссию о том, каким образом заказчик инженерных изысканий может повысить достоверность данных в отчете изыскателей, учитывая огромный значительный фальсификаций на этом рынке. Специалисты высказали множество разных точек зрения по этому поводу, суть которых, в конечном итоге, сводится к тому, что подрядчика следует выбирать проверенного, его работу несмотря ни на что нужно контролировать, но, при этом, еще и хорошо оплачивать. Однако так и не разрешенным остался извечный вопрос «А судьи кто?», поскольку, как считают изыскатели, супервайзеры или, как их еще называют, инспекторы, далеко не всегда могут реально проверить работу. А уж о том, сколько от них дополнительных проблем, не высказался разве что ленивый.

«Если все опытные в отделе, начинаются разговоры типа:
- Вась, а Вась, ты там бурил. Не помнишь, что там?
- Да, рядом бурил.
-Ну скажи лабе, пускай  зарисуют, мы им потом подсластим…».

Из обсуждения на форуме geobus.ru

 

Вопрос, как убедиться в том, что выданный изыскательской организацией отчет соответствует действительности, основан на реальных полевых и лабораторных исследованиях грунтов и не содержит фальсификаций волнует практически всех заказчиков. Не важно это лишь тем, кто либо совсем ничего не понимает, либо заведомо не заинтересован в получении достоверных данных. Остальные пытаются тем или иным способом добиться, чтобы исполнитель сработал хорошо.

Вариантов, как это сделать, у заказчика работ довольно много: начиная от выбора изыскателя из числа проверенных и надежных исполнителей, имеющих необходимый опыт, оборудование и людей, и заканчивая организацией супервайзинга. Однако, как показал опрос, проведенный редакцией, на сегодняшний день ничего не гарантирует достоверность отчета на 100%. И это серьезная системная проблема.

 

Проблемы инженерных изысканий

Андрей Локтев, главный геолог ООО «Центр Морских исследований МГУ им. М.В.Ломоносова», отвечая на вопрос редакции, отметил что при проведении разных видов изысканий существуют собственные ключевые проблемы. Например, при инженерно-гидрометеорологических изысканиях к таковым следует отнести продолжительность наблюдений (длительность рядов). В области инженерно-экологических работ наиболее проблемным может быть отсутствие полноценной нормативной базы.

«Существует целый перечень «болевых точек», оказывающих существенное влияние на конечный результат исследований: отставание нормативно-методической базы от современных требований, использование устаревших технологий и средств, отсутствие систематичности и логической последовательности в ведении работ, низкий уровень специалистов при производстве изысканий, отсутствие контроля или формальный супервайзинг и др», – подчеркнул специалист.

Весь перечисленный выше круг проблем и приводит к тому, что, как минимум, строительство выходит значительно дороже. Как максимум – происходят техногенные катастрофы.

И если решить проблемы с нормативной документацией пока не удается, то вот достоверности данных и реального выполнения необходимых для этого объема работ каждый пытается добиться по-своему.

 

Выбор исполнителя

Большинство специалистов, ответивших на вопрос редакции, посчитали, что наиболее важным фактором, определяющим достоверность данных инженерных изысканий и возможность их дальнейшего использования при проектировании, является выбор исполнителя. По мнению одного из участников дискуссии на форуме geobus.ru, «лучшая защита от недобросовестных изыскателей – это работа с проверенными государственными институтами». Другой специалист считает, что выбор изыскательской организации должен быть основан на полученных рекомендациях и анализе имеющегося у потенциального исполнителя опыта работы. Однако он тут же допускает, что опытный специалист может легко не выполнить часть заявленных объемов работ для экономии, что «никак не скажется на качестве отчета». Утверждение, мягко говоря, довольно спорное, если верить мнению опытных геологов старой школы, однозначно уверенных в том, что в нормативных документах требуемые объемы работ прописаны не просто так.

Именно поэтому, несмотря на бытующее среди некоторых изыскателей мнение, что лучший контролер для них – совесть, и чтобы избежать так называемой «оптимизации», иными словами, несогласованного сокращения заявленных и оплаченных объемов работ, заказчики нередко прибегают к услугам специальных контролеров (супервайзеров), следящих, чтобы подрядчик выполнял весь заявленный и оплаченный комплекс исследований. Ведь, как напоминает один из специалистов, «если в Советском союзе такое понятие как совесть что-то значило, то сейчас, будь то частный сектор или государство, есть только капитал, и если маржа, которую можно будет освоить себе, будет достаточной, чтобы победить страх перед возможным наказанием, человек выберет деньги».

 

Преимущества и недостатки супервайзеров

Казалось бы – все просто. Изыскатель работает, супервайзер следит и записывает. Но кто ответит на вопросы о том, как выбрать такого контролера, какими знаниями и опытом он должен обладать и, наконец, как избежать коррупционных схем?

По мнению одного из участников рынка, то, что супервайзер должен быть человеком, разбирающимся в деле, не вызывает сомнений. Хотя, тут же добавляет он, «даже человек, молча стоящий за спиной геолога с блокнотом, ручкой и фотоаппаратом, резко повышает рвение геолога, особенно бурильщиков. А посчитать метраж скважины, количество монолитов, измерить диаметр скважины и отметить ее местоположение дело не хитрое».

Однако при этом, как отмечает еще один специалист, «если супервайзер "не в теме", то он будет настаивать на бурении в центре болот, лесов и косогоров, отборе монолитов из песка "потому что в ГОСТе так написано" и гнать прочий маразм в ущерб производству».

Вероятно, обе точки зрения имеют право на существование. Поэтому, чтобы заказчик не думал, что контролеры мгновенно и легко решат все проблемы, тут же хочется привести еще пару мнений не в пользу супервайзинга. Как считает один из специалистов, «человек, молча стоящий за спиной геолога, повышает не рвение, а нервозность. А для действительного контроля этот человек должен стоять позже за спиной лаборантов и камеральщиков, поскольку совпадение метража и количество монолитов сами по себе не гарантируют качественного отчёта».

Схожу точку зрения высказал другой специалист, считающий, что супервайзер заведомо бессилен против честных, но неквалифицированных исполнителей. «Можно честно отбурить и неверно описать, отобрать не то и раскатать не тем пальцем, сделать неверные выводы и написать отчёт, далёкий от достоверного, на, казалось бы, честных поле и лаборатории. Всё в рамках сметы, но в жанре фантастики», – отметил он.

 

Кто такой супервайзер?

Есть и еще один спорный вопрос, который, по всей видимости, не имеет однозначного ответа: кто может быть супервайзером?

«Странная профессия, этот не работающий человек с блокнотом и фотоаппаратом. Он кто: несостоявшийся геолог, которому морально легко переносить тяготы нелюбви окружающего пространства, или наоборот успешный изыскатель, десятки лет отдавший полю? Если приглядывающий знает, как надо делать, пусть и делает вместо геолога. Зачем их там двое?», – задается вопросом один из изыскателей, участвовавших в дискуссии. И тут же получает ответ другого специалиста: «в моем понимании, "приглядывающий" (куратор) – это человек без глубоких знаний по полю, лаборатории и камералке, но понимающий суть. Он не стоит рядом со свечкой и не появляется один раз за все время написания отчета. Он следит за многими объектами заказчика, фиксирует, например, выехали ли исполнители в поле, узнает, как и где будут бурить и появляется, смотрит, чтобы не воздух бурили, проверяет пробы уже в поле. Уже одно это повышает достоверность изысканий. Также он может появится в лаборатории, и не имея особых знаний, посмотреть пробы, которые находятся в работе. Благодаря этому исполнителю будет не выгодно рисовать, у него уже хочешь не хочешь будут реальные данные, которые он внесет в отчет».

Можно заключить следующее. Во-первых, супервайзер может не быть геологом, хотя профильное образование или опыт работы в изыскательской организации всегда будут плюсом. Во-вторых, супервайзер не должен помогать геологам. Он контролирует, чтобы подрядчики не экономили на выездах и лабораторных исследованиях, чтобы положить сэкономленное себе в карман. Его задача убить коррупционную составляющую. И с этим, как считает один из специалистов, принявших участие в опросе, вполне мог бы справится обычный ГИП, который все равно и в поле появляется, да и объект должен контролировать.
 

Экспертиза бессильна, а НТС лучше супервайзеров

«С точки зрения экспертизы, лучшие отчеты – липовые». Это парадоксальное, но отнюдь не новое мнение высказал еще один участник нашего опроса, комментируя тот не всегда известный заказчикам факт, что экспертиза не гарантирует достоверность данных в отчете. Но это действительно так. Эксперт не может гарантировать заказчику ни то, что скважины реально бурились, ни что лабораторные испытания выполнялись в полном объеме. А учитывая, что есть прецеденты, когда должность эксперта совмещается с той или иной руководящей должностью в сфере инженерных изысканий, то о пользе таких «проверок» для заказчика и говорить не приходится.

Как считает один из специалистов, «эксперты должны состоять на государевой службе, получать хорошие деньги и иметь стаж работы в изысканиях не менее 20-25 лет. Эксперт должен смотреть материалы изысканий на площадках того региона, в котором сам работал». Возможно, такой подход действительно позволит повысить роль экспертизы в выявлении фальсификаций отчетов. Но вряд ли на 100%.

Одним из возможных вариантов повышения достоверности результатов инженерных изысканий может быть научно-техническое сопровождение работ. Об этом мы уже неоднократно писали. Такое решение подходит не всегда и требуется, как правило, в случае выполнения исследований для строительства уникальных или технически сложных объектов, однако оно все-таки более надежное, чем простой супервайзинг. Хотя бы потому, что НТС выполняют специалисты, имеющие не только профильное образование, но и соответствующую ученую степень и хорошо понимающие возможные последствия от фальсификаций данных.

Как отметил один из специалистов, «конечно, зависит от объекта, но качество изысканий поднимает научно-техническое сопровождение. И даже если где-то в поле или в камералке изыскатель напортачит, то помощь опытного человека, разбирающегося в сути и с опытом в данном регионе, поможет устранить эти недочеты. На моей практике работа с НТС была в Крыму и лишь на заключительном этапе, но все равно в данном случае этого было достаточно, что уточнить и откорректировать некоторые важные аспекты. Итог: пожалуй, одна из самых простых экспертиз в Главгосе.
А насчет супервайзеров, надсмотрщиков и прочее это, конечно, важно, но от чуши в отчете точно не спасет. Да и вообще контроль – это такая вещь, которую можно обмануть, было бы желание».

 

И все-таки, только опыт

Как заказчик сможет проконтролировать геолога? На самом деле, практически никак. Можно отправить в поле своих людей, которые будут считать метраж, количество отобранных проб воды и грунта. Но, как написал один из специалистов, контролеры «должны отличать ударно-канатное бурение от колонкового, с обсадкой или без, а также нарушенную структуру от ненарушенной, а это разные стоимости, и здесь очень много нюансов».

В конечном итоге заказчику нужен достоверный отчет, на основании которого можно проектировать объект и не переплачивать при строительстве. И, по большому счету, не так важно, как этот отчет был составлен: по архивным ли данным, по результатам полевых и лабораторных испытаний или «методами экстрасенсорики и биолокации». Следовательно, единственное, что может действительно повысить качество отчета, это не просто опытные сотрудники изыскательских организаций, а их персональная моральная и материальная ответственность за выполненную работу. Все остальное – дело заказчика: хочет подешевле и с рисками – обращается к новым и молодым участникам рынка; стремится к эффективной и качественной работе – идет к более опытным и проверенным временем исполнителям. Желает работать с супервайзерами – тоже можно, но достоверный результат это не гарантирует.

Подытожить этот материал можно словами начальника геофизического отдела компании «СвязьСтройИнжиниринг» Максима Прохачева, который отметил 4 важных момента, обеспечивающих качество изысканий в современных реалиях нашей страны: (1) требовать полевую документацию и полевые материалы (хотя бы в электронном виде) - полевые журналы, координаты по gps, геофизические данные и так далее; (2) требовать фотофиксацию точек наблюдений, горных выработок, геофизических расстановок-установок, реперов, тригопунктов; (3) супервайзерский контроль от заказчика - по возможности, с полномочиями подписи актов выполненных работ и актов приёмки-передачи работ, можно так же чтобы этот супервайзер принимал участие в работах самолично и мог реально знать ситуацию на объекте; (4) не урезать объёмы изысканий и не платить меньше объективно минимальной стоимости (себестоимость + з/п + прибыль).

В этом материале не рассмотренным остался только один вопрос – роль самого заказчика в обеспечении достоверности данных инженерных изысканий. Ведь, как считают изыскатели, во многом именно из-за корпоративной политики некоторых заказчиков, направленной на максимальное урезание смет на работы, даже еще и с выплатой бонусов менеджерам за «экономию», и растет число фальсификаций.

Поговорим об этом в следующих материалах.

 

Про супервайзеров на изысканиях по госконтрактам. Рассказ одного геолога
Расскажу о своем опыте работы с супервайзерами, который длился около пяти лет. Из объекта в объект работали с ними лицом к лицу, так как контроль был 100%.
Работая в дочернем предприятии самой сильной газовой компании страны, где объекты проектирования всегда очень серьезные (обустройство месторождений, магистральные ГП и т.п.) и требуют колоссальных затрат как в изысканиях, так и в строительстве, наш НИИ столкнулся с одной организацией из столицы нашей родины, выполняющей технический надзор (кто знает, тот поймёт).
Именуют они себя не супервайзерами, а инспекторами-геологами, инспекторами-геодезистами, инспекторами-геофизиками и т.д.
Осуществляют эти люди 100% контроль за изысканиями в поле, 1-2 раза (в рамках объекта) проверяют лабораторию и в конце проверяют отчет, но это уже делают кабинетные инспекторы.
100% контроль означает, что без инспектора ты не имеешь право совершить то или иное движение по работе.
К каждому геологу, топографу, геофизику, гидрологу прикрепляют инспектора по профессии. Количество инженеров и инспекторов всегда совпадает: на одном объекте нас (инженеров) было примерно 25 человек и, соответственно, (инспекторов) – также 25.
Отношусь я к ним неоднозначно. Проработав с ними приличное время понял, что из 100% этих людей лишь 1% инспекторов оказались действительно хорошими специалистами.
Оставшиеся 99% – это несостоявшиеся люди в своей профессии, которые не понимают сути происходящего, которые сами никогда не работали, которым абсолютно наплевать на качество изысканий, которое они якобы проверяют.
Они просто знают, что если постоят рядом с бригадой и будут неустанно фотографировать каждое движение, тем самым показывая пользу от своей работы, то получат деньги.
Больше всего удивило (касается геологических изысканий, так как сам геолог), что лишь у единиц было образование по специальности «инженерная геология» или хотя бы что-то близкое. Остальные же были палеонтологами, географами и т.д.
Как говорил мне сам инспектор, при устройстве на работу в эту организацию требуется просто диплом, где написано любое слово, похожее на слово ГЕОЛОГИЯ. Другой инспектор мне рассказывал, что устроил инспектором друга вообще без образования.
Представьте себе необразованного паренька, который учит человека с 20 летним опытом работы в изысканиях, как ему работать. А ведь работа у инспекторов состояла не просто в фотографировании и подсчете проб и метража. Они также выписывали замечания и предписания по поводу работы, порой такие абсурдные, что просто хотелось послать на три буквы.
Бороться с ними бесполезно, они всегда правы. У нас был негласный приказ от начальства с ними не конфликтовать и выполнять то, что они скажут, поскольку решается всё на верхах. Сами не скрывая этого, инспекторы говорили, что вынуждены выписывать предписания и замечания, так как им приказывает начальство, дабы доказать Заказчику, что они делают полезную работу и что они нужны.
Есть и другой вид инспекторов – оболтусы (мои любимые). Им на всё наплевать, день прошел и ладно, ни замечаний, ни предписаний, ничего. У него всё хорошо – у тебя все хорошо. Тут качество зависит исключительно от совести геолога, так как инспектор на пеньке сидит, семечки щелкает и ждет свою зарплату.
Самый ужас – это необразованные инспекторы с инициативой (таких большинство). В процессе своей работы они не расстаются с фотоаппаратом, фотографируют и снимают всё и вся, набрасываются, как шакалы. Очень психологически не комфортно работать под объективом фотоаппарата, общаться с ними трудно, им невозможно объяснить элементарные вещи, у них нет нормального рабочего, опытного понятия о том, что такое инженерная геология. А что самое обидное, они думают, что всегда правы, так как работают в техническом надзоре.
Зачастую (почти всегда) у них нет своей техники, что приводит к стесненным условиям при езде, например, в мтлбу или газушке. И прочее…прочее…
Единственное качество, которое инспекторы могут контролировать в поле – это бурение скважины до проектной глубины, в остальном они полные нули.
Ну вот вопрос – где качество?
Геолог плохой?! – А инспектор-то ещё хуже.
Я бы лучше сам себя на видео записывал, чем с ними работал.
Из-за них качество только ухудшается, и сроки увеличиваются.
Они не несут ответственности ни за что, если возникают проблемы при строительстве, ведь никого не волнует был контроль или не был. Все шишки летят только на исполнителей работ.
Всё это просто банальная отмывка денег, о которой договорились несколько человек, и они успешно создают вид того, что это очень нужно и полезно.
Меня, может, не поймут люди из частных организаций, которые вряд ли сталкивались с таким видом 100% контроля изысканий.
Знайте: так делаются изыскания в государственной компании на государственных объектах.

 

ВЛАДИМИР СЛОБОДЯН
Генеральный директор АО «ИЭПИ»
 
Качество выполняемых инженерных изысканий, на наш взгляд, зависит от нескольких факторов:
Квалификация и опыт подрядчика. Как правило, достоверность и высокое качество могут обеспечить только те компании, которые длительное время работают на рынке, представлены во многих регионах страны, обладают устойчивым кадровым составом. Такие компании заказчик может не контролировать, так как они обладают собственной системой внутреннего контроля за производством полевых работ, лабораторных исследований и подготовки технического отчета. В ряде случаев такие подрядчики знают, что нужно для проектирования и прохождения экспертизы даже лучше, чем заказчики.
Супервайзинг. Само по себе наличие супервайзера дисциплинирует даже самого ответственного подрядчика. Учитывая особенности современной российской тендерной системы, заказчики неспособны уберечься от недобросовестных исполнителей. Поэтому мера является необходимой. Здесь даже квалификация супервайзера практически не имеет значения, так как оценить объем полевых работ, квалификацию лаборатории и геологов может любой человек, вращающийся в сфере строительства. Супервайзинг в данном случает может заключаться в проверке наличия полевых материалов, подсчете количества скважин, контроля количества образцов, прошедших через лабораторию. Специального образования для этого не требуется.
Финансирование проектов. По непонятным причинам заказчики охотно экономят на инженерных изысканиях. Тем не менее, качественно выполненные инженерные изыскания – это важнейшая основа для разработки проектно-сметной документации, прохождения экспертизы и дальнейшей реализации проекта. При этом стоимость инженерных изысканий в рамках инвестиционного проекта едва достигает нескольких процентов. Несмотря на это многие заказчики продолжают упорно «ужимать» изыскателей, экономя тысячи рублей и теряя миллионы при повторном проектировании или прохождении экспертизы. Такое «ужимание» ведёт к снижению качества изысканий автоматически – подрядчик старается реально выполнить меньше работ, а большей частью выполнить их «камерально».
Общий вывод, который можно сделать по вопросу повышения качества инженерных изысканий: необходимо реальное саморегулирование отрасли, когда все ответственные участники рынка друг друга знают и стараются друг перед другом «держать марку»; необходимо внимание к получаемым результатам со стороны заказчика (а не формальный подход, который сейчас распространен); необходимо адекватное финансирование инвестиционных проектов в части инженерных изысканий.

 

НИКИТА КОЧЕВ
Управляющий партнер ООО «Геолоджикс»
 
Поможет только комплексный подход к проблеме. Полумерами это не решить. Тут нужен и независимый квалифицированный супервайзинг от заказчика, и НТС с привлечением представителей Заказчика. Но самое важное – необходимо менять систему саморегулирования, начинать выдавать изыскателям персональные лицензии, которые они будут прикладывать к результатам своей работы. Причем, я считаю, эту лицензию должны выдавать не саморегулируемые организации, а, например, Минстрой.
Более того, чтобы вся эта система реально начала работать, необходимо, на мой взгляд, внедрить следующие механизмы:
1. Персональная лицензия должна быть не бесплатной. За нее специалисты должны платить ощутимую сумму.
2. Каждые 2-3 года лицензированный специалист должен сдавать экзамены на профпригодность. Вопросы для экзаменов должны составляться не чиновниками, а профессиональным сообществом.
3. В случае не сдачи экзамена – обязательное дорогостоящее переобучение с временным приостановлением действия лицензии.
4. В случае выявления фальсификаций – пожизненное лишение специалиста лицензии.
5. В случае техногенной катастрофы из-за недостоверных данных изысканий – уголовная ответственность лица, проводившего изыскания и выпускавшего отчет. 
Только в этом случае ни один здравомыслящий изыскатель не станет фальсифицировать работу и всегда миллион раз подумает, прежде чем написать что-то в отчете.
Введение персональных лицензий и личной ответственности изыскателей приведет к подъему рынка инженерных изысканий. Прекратится демпинг, компании будут делать нужное количество опытов и бурить необходимое количество скважин. Мне кажется, это единственный способ не загубить отрасль окончательно, которой, давайте говорить честно, уже почти нет.

 

ВЛАДИСЛАВ ПРИКЛОНСКИЙ
Главный специалист НПО «Север»
 
Полагаю, что проблема недостоверности инженерных изысканий искусственно драматизируется. За неполные 20 лет экономических реформ рынок многое уже отрегулировал, и явная фальсификация результатов изысканий становится все же редкостью. За весь период современной истории мне пришлось сталкиваться с результатами фальсификации только один раз. Это был период первой половины 90 годов. Документация исходила из весьма уважаемой компании, из числа стоящих в первом ряду по обороту изыскательской продукции. По той грубой фальсификации в ее отчетных документах чувствовалось что на какой-то момент была потеряна управляемость. Тот период характеризовался галопирующей инфляцией и стремительным оттоком кадров. Последующие годы рыночные механизмы поставили все на свои места. Договорная цена на контракты во многом сняла стимулы для фальсификации, но породила желание искусственно завышать объемы работ. Однако с уходом многих опытных специалистов качество изысканий значительно упало. И дело здесь не в злой воле новых руководителей, а в недостаточно подготовленных кадрах нового поколения технических исполнителей. Профессия изыскателя во многом творческая, несовместимая с механистическими приемами работ и качество специалиста формируется во многом опытом его работы в своей сфере деятельности. На месте заказчика следовало бы доверяться организациям с опытом работы не менее 3-4 десятилетий, создавших свою стабильную школу собственных кадров, организациям, наполненных специалистами еще старой советской школы. С осторожностью надо относиться к броской и навязчивой рекламе отдельных частных компаний, особенно из тех, что действуют по принципу «сам себя не похвалишь никто другой не похвалит».

 

КВАЛИФИКАЦИОННЫЕ ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ НЕКОТОРЫМИ ГОСЗАКАЗЧИКАМИ К ОРГАНИЗАЦИЯМ, КОТОРЫЕ ДОПУСКАЮТСЯ К УЧАСТИЮ В ТЕНДЕРАХ
 
Основные требования к заявителю
a)Заявитель должен быть правоспособным, создан и зарегистрирован в установленном порядке.
b)Соответствие требованиям, установленным законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг, являющихся предметом ПКО.
c)Непроведение ликвидации заявителя - юридического лица и отсутствие решения арбитражного суда о признании заявителя - юридического лица или индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) и об открытии конкурсного производства.
d)Неприостановление деятельности заявителя в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.
e)Наличие у заявителя устойчивого финансового состояния, подтвержденного документами (Коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами должен быть ? 0,1.)
f)Отсутствие у заявителя недоимки по налогам, сборам, задолженности по иным обязательным платежам в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации (за исключением сумм, на которые предоставлены отсрочка, рассрочка, инвестиционный налоговый кредит в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, которые реструктурированы в соответствии с законодательством Российской Федерации, по которым имеется вступившее в законную силу решение суда о признании обязанности заявителя по уплате этих сумм исполненной или которые признаны безнадежными к взысканию в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах) за прошедший календарный год, размер которых превышает двадцать пять процентов балансовой стоимости активов заявителя, по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период.
g)Отсутствие у заявителя - физического лица либо у руководителя, членов коллегиального исполнительного органа или главного бухгалтера юридического лица – заявителя судимости за преступления в сфере экономики (за исключением лиц, у которых такая судимость погашена или снята), а также неприменение в отношении указанных физических лиц наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, которая связана с поставкой товаров, выполнением работ, оказанием услуг, и административного наказания в виде дисквалификации.
h)Отсутствие в отношении заявителя, его учредителей и руководителей возбужденных уголовных дел по основаниям, связанным с деятельностью заявителя, в том числе на объектах ТЭК.
i) Отсутствие выявленных фактов предоставления заявителем недостоверных сведений и документов, несоответствующих действительности.
j)Наличие положительного опыта выполнения работ (оказания услуг) не менее 3 (трех) лет по предмету ПКО, в том числе на объектах топливно-энергетического комплекса.
k)Наличие положительной деловой репутации, подтвержденной документами(отзывы, благодарственные письма).

 

Требования к профессионально-технической обеспеченности заявителя
a)Наличие в собственности (частично в аренде) технических ресурсов по заявленным видам товаров, работ, услуг.
b)Основания владения и/или распоряжения техническими ресурсами заявитель обязан подтвердить:
- документами, подтверждающими наличие права собственности на технические ресурсы, в том числе бухгалтерскими документами
и/или
- документами, подтверждающими наличие технических ресурсов в лизинге
и/или
- документами, подтверждающими наличие технических ресурсов в аренде. При этом срок договоров аренды не должен истекать ранее 12 (двенадцати) месяцев с даты представления заявителем заявки на ПКО.
c)Если необходимые технические ресурсы по заявленным видам товаров, работ, услуг, привлекаемые заявителем по договорам аренды, превышают 30% от общего количества необходимых технических ресурсов, заказчик имеет право принять решение об отказе заявителю во включении в Реестр.
d)Наличие штатного технического персонала для выполнения работ, оказания услуг по предмету ПКО.
Общее количество квалифицированного персонала и технических ресурсов для выполнения работ, оказания услуг по предмету ПКО должно обеспечивать формирование не менее ХХ бригад численностью не менее ХХ человек каждая.
e)Если количество специалистов и иных работников определенного уровня квалификации, заявленных на ПКО, не соответствует требованиям документации ПКО и Программы проверки, заказчик имеет право принять решение об отказе заявителю во включении в Реестр.
f)Наличие нормативных документов, необходимых для проведения заявленных видов работ. Право использования имеющихся НД подтверждается документами, наличие гарантийного письма заявителя о готовности заключения договора с информационными компаниями на приобретение и использование требуемых НД.
g)Наличие приказа о назначении ответственного за хранение, учет, выдачу и актуализацию НД.
h)Наличие свидетельств, протоколов и сертификатов поверок измерительных приборов.
i)Наличие у заявителя действующих свидетельств саморегулируемых организаций (СРО).
j)В случае внесения изменений в законодательство и иные нормативные правовые акты Российской Федерации в части определения требований к организациям, осуществляющим деятельность по поставке товаров, выполнению работ, оказанию услуг, заявитель обязан подтвердить соответствие таким требованиям с приложением подтверждающих документов к дате вступления в силу таких требований.