Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 70 , продуктов - 1705 , авторов - 188

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Развитие, бизнес, экономика
30 мая 2016 года
>>> Просмотров:6сервис учёта просмотров включен с 15.03.2018

Нет более дешевой вещи, чем сданный заказчику отчет ©

Мало какой руководитель изыскательской компании не задумывался в последние годы о том, куда движется отрасль, чего ждать в ближайшей перспективе и как необходимо действовать, чтобы сохранить бизнес. Вопросы эти не праздные ни для маленькой, ни для средней, ни даже для крупной компании, занимающейся инженерными изысканиями в России. Некоторые ответы на них, с рядом оговорок и допущений, предлагаются в настоящей статье.

Бершов Алексей ВикторовичГенеральный директор Группы компаний «Петромоделинг»

Отрасль инженерных изысканий находится в основании строительной цепочки, что неизбежно приводит к тому, что изыскатели, не имея возможности влиять на первопричины своих проблем, работают в очень непростых условиях, которые в разы усложняются в кризисные времена.

Усугубляется все двумя факторами. Во-первых, большинству заказчиков, будь то инвестор или застройщик, а зачастую и проектировщик, сложно оценить реальное значение данных, получаемых изыскателями, поскольку с ними реально работают конструкторы и расчетчики, которых сегодня всё чаще называют геотехниками. Во-вторых, строительная отрасль, возможно, является одной из наиболее коррумпированных в нашей стране, что приводит к тому, что российский рынок инженерных изысканий чрезвычайно закрыт и не прозрачен.

Именно поэтому, пытаясь оценить реальное положение дел в изыскательской отрасли, приходится делать множество оговорок и допущений. Тем не менее, мало какой руководитель изыскательской компании не стремится к анализу внешних и внутренних факторов, которые могут повлиять на развитие его компании, вплоть до ее закрытия.

 

Угол зрения

Какие-то компании изыскательской сферы уже закрылись. Некоторые же, напротив, уверенно растут. Связано это с тем, на какого заказчика ориентируется та или иная организация. С одной стороны, в стране сейчас ведутся крупнейшие инфраструктурные стройки, которые у всех на слуху. Это и комплексное развитие Крыма, и Керченский мост, и продолжение развития города Сочи, и комплексное освоение Севера, и стадионы к чемпионату мира по футболу, и развитие железнодорожных и автодорожных сетей. Всё это те объекты, на которых работают крупные компании, ориентированные на полный комплекс услуг, наукоемкие исследования и качественную работу. Небольшим компаниям здесь тоже удается прорваться к некоторому объему работ, но не все сюда стремятся в силу объективных причин – высокая конкуренция, ответственность, часто отложенная оплата работ, необходимость работать за небольшие деньги на субподряде и пр. Да и заказчики настороженно относятся к новым лицам, предпочитая отдавать работы либо проверенным организациям, либо надежным людям. Потому что кроме сроков здесь нужны еще качество и уверенность в полученном результате.

Кроме государственных строек не сильно падает строительство производственных мощностей крупных добывающих компаний, которые продолжают вкладывать деньги в свое развитие. Но проблемы для небольших компаний здесь те же, что перечислены выше.

С другой стороны, в стране наблюдается падение объемов строительства жилого фонда. Некоторые стройки еще продолжаются в силу того, что этот налаженный и раскрученный механизм сложно просто так остановить. Но отсутствие дешевых зарубежных кредитов, за счет которых большинство девелоперов строило коммерческую недвижимость, одновременно с резким падением покупательной способности населения и ростом процентов по ипотеке приводят к тому, что у инвесторов закачиваются деньги. А с этим проходит и желание вести какие-либо работы. Причем это не означает закрытие строек. Просто все откладывается до лучших времен, которых организации, ориентирующиеся именно на выполнение простых инженерных изысканий, возможно, и не дождутся.

В результате подавляющее большинство небольших компаний, не имеющих доступа к этим деньгам, остаются без работы и вынуждены закрываться. Для остальных, в том числе тех организаций, которые обладают некоторыми исключительными компетенциями, нынешний кризис – это вызов, время перестроения и дальнейшего развития.

ГК «Петромоделинг», например, совсем недавно дооснастила лабораторию. Купить приборы удалось благодаря тому, что одна компания в Средней полосе России закрывалась и распродавала все свое имущество. Это была очень выгодная покупка, но нельзя забывать, какой ценой.

Поэтому, оценивания состояние отрасли, следует еще раз подчеркнуть следующее. Те компании, которые имеют хорошее управление, которые работают на крупных проектах, двигаются вперед и развиваются. А те, которые зависели от одного заказчика, особенно в сфере жилищного строительства, сейчас обречены.

 

13 000 реальных организаций

В силу уже упомянутой закрытости рынка, а также из-за того, что саморегулируемые организации не ведут качественный анализ своих членов, сложно оценить реальное количество участников изыскательского рынка. По официальным данным, на сегодняшний день допуск к выполнению инженерных изысканий имеют более 13 000 компаний. При этом некоторые уверены, что около 80% из них – компании однодневки, а реально в нашей сфере работает около 2,5 – 3 тысяч организаций.

С этим утверждением можно согласиться лишь отчасти. Действительно, реально выполняют изыскательские работы от 40 до 70 процентов от числа компаний, имеющих допуски. Однако остальные организации вовсе не однодневки. Более вероятным представляется то, что от 20 до 50 процентов допусков получено проектными компаниями, чтобы иметь возможность на тендерах получать допуск к ПИРам. Еще 5 – 10 процентов допусков выдано строительным компаниям, которые стремятся к получению от заказчика всей цепочки под ключ.

При этом, если не брать в расчет старые крупные институты, которые знают ценность и берегут свои изыскательские подразделения и никогда их не бросят, у большинства таких проектных и строительных компаний нет никаких мощностей для выполнения инженерных изысканий. В лучшем случае там работает один или два человека, носящих гордое название «Отдел инженерных изысканий», более или менее разбирающихся в специфике работ и подбирающих субподрядчиков. 

С этой точки зрения складывается уникальная ситуация. Проектировщик, не обладая компетенцией, может забирать себе изыскания, а вот изыскатель, не обладая компетенцией, не имеет права забирать себе проектную часть, хотя он точно также может организовать на эти работы генподряд. Кстати, подобная интеграция вверх, когда изыскательская фирма открывает у себя отдел проектирования, является одним из путей выхода из кризиса для средних компаний.

Сколько компаний останется на рынке к моменту возвращения инвестиционной активности в отрасли, говорить сложно. Судя по динамике, если кризис продлится еще год или два, то мелких игроков, которые были ориентированы на одного заказчика, не обладали выдающимися компетенциями, не имели современного программного обеспечения и своих лабораторий, то есть всего того, что могло бы помочь хоть как-то выжить, почти не останется. Все эти компании, умеющие делать очень локальную, небольшую работу, например, изыскания под 20-этажный жилой дом или под торговый центр со столбчатым фундаментом и навесными панелями, сейчас просто никому не нужны.

 

Риски и рентабельность

Однако риски возникают и у крупных компаний, в том числе, очень больших. Для них, прежде всего, страшны кассовые разрывы, когда платить по счетам нужно, в том числе, зарплату сотрудникам, а вот заказчики не платят, даже имея деньги на счету. Кто-то на такие случаи советует копить ресурсы. Но весь парадокс в том, что сама изыскательская деятельность не предполагает, что денег будет очень много, чтобы их можно было еще и откладывать.

При этом понятие рентабельности у изыскателей очень относительное. Чтобы его оценить надо для начала понять, какой продукт мы производим и тут же убедиться в уникальности нашей отрасли, поскольку она не производит ничего физического. Все, что дают изыскатели заказчику – это цифры, информация, для передачи которой даже бумага теперь не всегда нужна.

С другой стороны, в отличие от цикла проектирования, где может не быть никаких физических действий, работа изыскателей требует гигантских финансовых и физических вложений, связанных с процессом выполнения исследований. Продуктом является цифра, нечто эфемерное, а вот инструментом для ее получения является целое производство. То есть более или менее крупная изыскательская организация – это «маленький завод» с тысячами управленческих задач. Но об этом мало кто задумывается.

Усугубляет и без того сложную ситуацию схема распределения заказов и утверждения стоимости работ. В результате коррупции на самом верху строительной цепочки, проектировщики, передающие заказ изыскателям, часто оказываются в ситуации, когда они вынуждены либо работать по тем правилам, и за те деньги, которые им спускают сверху, либо не работать совсем. Конечно, большинство выбирает «жизнь». 

Получив заказ на проектно-изыскательские работы, проектировщик, как правило, ищет исполнителя изысканий. Ищет, зачастую, кого-то попроще. Особенно если понимает, что к его проекту никто пристально присматриваться не будет.

Для изыскателей это докатывается волной, выливающей в то, что они будут выполнять свою часть работ за 20 или 30 процентов от реальной цены по СБЦ. А вот в драке за оставшиеся 30%, когда от отчаяния люди готовы предлагать стоимость еще на 50% ниже, наступает коллапс.

 

Перспективы кризиса

Анализируя кризисные явления, которые накрыли в 2015 году нашу страну и строительную отрасль, нельзя не обращать внимания на процессы, происходящие за рубежом. Ни для кого не секрет, что мы сейчас находимся в финишной зоне понижательной волны Кондратьева при переходе к новому технологическому укладу. Вместе с тем происходит укрепление позиции России на мировой арене, мир вновь возвращается к многополярному устройству.

Поэтому, говоря о перспективах выживания, надо понять, куда идет страна. Если мы пытаемся создать многополярный мир с новым укладом, и мы готовы стать одним из полюсов, то, безусловно, нужно обращать внимание на те отрасли, которые являются локомотивами зарубежной экономики. Это железнодорожное строительство, транспортное трубопроводное строительство, различные инфраструктурные проекты, и стремиться выполнять работы там.

Если же наша страна решит образовать некую закрытую ячейку, а такие идеи тоже есть, то в первую очередь потребуется обращать внимание на работы внутри страны. Для многих компаний это является спасением, потому что они даже не думают о возможности выхода на международный рынок, хотя примеров и возможностей много. Хотя бы те же Иран, Судан. Да, там идет война. Но приехавших специалистов там охраняют как зеницу ока. Потому что для данных стран это единственная возможность существовать и развиваться.

Замыкаясь на работу внутри страны, нужно обращать внимание на долгосрочные государственные программы и всеми возможными способами пытаться туда попасть. Потому что девелоперских денег на развитие жилья в ближайшие годы много не будет. Будут государственные проекты и отдельные частные точечные инвестиции по сложным сооружениям. Но вот стандартной фирме на такой проект попасть очень сложно.

Поэтому сейчас компаниям стоит расширять круг заказчиков, не ориентироваться, как раньше, на одного-двух заказчиков, пристально следить за крупными государственными проектами, а еще лучше – присматриваться к крупным компаниям, выходящим за рубеж и идти в их кильватере туда.

Подытоживая, хочу повторить главную мысль. Изыскатель находится в самом низу «пищевой цепочки»: у него меньше всего средств, он наиболее юридически уязвим, с него начинают поиск виноватых в случае каких-либо происшествий. Проблема эта не изыскательская. Она комплексная и уходит на самый верх строительного бизнеса. Изыскатель эту болезнь самостоятельно не вылечит, потому что нет более дешевой вещи, чем сданный заказчику отчет.