Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 70 , продуктов - 1823 , авторов - 202

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Оборудование и технологии
31 августа 2016 года

ДМИТРИЙ ВАНЬКОВ: Есть наш клиент, а есть не наш

Компания FUGRO традиционно оказывает услуги статического зондирования грунтов практически по всему миру, в том числе, и в нашей стране. Стоимость таких исследований, как правило, значительно выше, чем у российских компаний. Тем не менее, когда все вокруг пытаются экономить, количество заказов на дорогостоящее зондирование не сокращается. По мнению Дмитрия ВАНЬКОВА, директора ООО «Геоинжсервис», российского представительства компании FUGRO, к ним обращаются те заказчики, которые уже пытались экономить.

Кроме того, в интервью затронуты такие вопросы развития статического зондирования грунтов в нашей стране, как возможности применения метода в различных условиях, в том числе, на вечной мерзлоте, новые разработки, позволяющие значительно удешевлять инженерные изыскания, себестоимость статического зондирования, а также, может ли статическое зондирование стать реальной альтернативой бурению.

Ред.: В компанию FUGRO регулярно обращаются для проведения статического зондирования в России, хотя это заведомо дороже, чем у отечественных компаний, предлагающих данную услугу. Откуда берутся клиенты, особенно сейчас, когда все пытаются экономить?

Д.В.: Обращаясь к нам, люди гарантированно получают данные высокого качества, которым можно 100% доверять. Мы никогда не подводим нашего заказчика, у нас очень жесткая позиция относительно любой халтуры. Если нам заказывают исследование на глубину 40 метров, то это будет именно так. Во многом это предопределяет и то, что нас очень часто зовут именно на заверочные работы. Ведь ни для кого не секрет, что строители, выходя на площадку, часто сталкиваются с тем, что грунты там вовсе не такие, как было написано в отчете изыскателей. А стройку останавливать нельзя. В таких случаях люди готовы заплатить дороже, но чтобы было точно и надежно.

Нам часто звонят и просят сделать типовые изыскания. Мы всегда отвечаем, что готовы подготовить смету, но исторический опыт говорит о том, что лучше взять местный ТИСИЗ, который сделает работу дешевле.

 

Ред.: Чем оборудование для статического зондирования FUGRO отличается от аналогов?

Д.В.: Шасси, на которое ставится оборудование, у всех примерно одинаковое – это или КАМАЗ, или УРАЛ. Первый более маневренный, что удобнее в городе, но у УРАЛа больше грузоподъемность. Что касается зондов, если сравнивать с российскими производителями, то наши отличаются количеством показаний, которые можно снимать, большей точностью и надежностью. Однако, и это не секрет, отличий от других зарубежных производителей зондов не так много.

 

Ред.: Часто приходится работать с зарубежными компаниями в России?

Д.В.: Да, часто. И в этих ситуациях мы, как правило, пишем два отчета. Один, сделанный по российским стандартам – для прохождения российской экспертизы, второй – для использования заказчиками данных в расчетных программах. Бывает, просят сделать лабораторные испытания по ГОСТ и одновременно по ASTM.

Надо сказать, у нас есть некоторое преимущество, по сравнению с российскими коллегами, связанное с тем, что иностранцы всегда просят сразу и геотехнику. Российские компании вообще за это редко берутся. Мы же что-то можем посчитать сами, что-то делают наши немецкие коллеги. В результате, потребности иностранного заказчика, как правило, оказываются полностью удовлетворены.

 

Ред.: Сейчас в России ведется достаточно большое количество масштабных строек – Керченский мост, футбольные стадионы. Везде ли проводится статика?

Д.В.: На упомянутых объектах FUGRO не работала, поэтому наверняка я не могу сказать. Мне говорили, что на Керченском мосту выполнялось статическое зондирование на береговой части, про морскую не слыхал. Думаю, что статика проводится, так как это предписывается нормативными документами, вопрос только в каких объемах и какую роль в оценке показателей состояния и свойств грунтов ей отводят. У нас традиционно больше опираются на данные бурения и лабораторных испытаний.

 

Ред.: Почему проведение статического зондирования так важно на крупных объектах, но не столь распространено при строительстве, скажем, обычного многоэтажного дома? Такая же ситуация и за рубежом?

Д.В.: Вопрос не совсем корректен, так как при изысканиях для строительства многоэтажных домов также активно используется статическое зондирование, особенно в Москве. Статика вообще стала ощутимо популярнее за последние 5-7 лет. Вопрос не в использовании, а в соотношении объемов статики и бурения, например. В России предпочтение отдается последнему. За границей ситуация может быть с точностью до наоборот.

 

Ред.: Я слышал, что за рубежом у компании FUGRO сейчас ощутимо сократились объемы работ. С чем это связано?

Д.В.: Падение цен на нефть и газ привело к тому, что добывающие компании стали меньше инвестировать в обустройство новых месторождений, прежде всего, морских. Соответственно упал и спрос на морские геотехнические исследования – а это работы сложные, но очень доходные. Но что касается геотехники под строительство, у FUGRO все в порядке и за рубежом, и в России.

 

Ред.: Какое количество зондирований на площадке строительства необходимо провести для получения достаточной информации? Как определяется необходимая глубина задавливания?

Д.В.: Количество зависит от инженерно-геологических условий и степени их изученности. Из нашего опыта следует, что на одну скважину нужно от одной до трех точек статического зондирования, включая такие виды как RCPT, SCPT и т.д. Глубина задавливания определяется нормативными документами и техническим заданием.

 

Ред.: Может ли статика стать альтернативой бурению?

Д.В.: Статика в данный момент бурение не заменяет. Прежде всего, обычной статикой невозможно взять образец грунта (хотя FUGRO располагает оборудованием, которое позволяет обирать образцы при зондировании), а дает лишь некую реакцию среды на вдавливание зонда. С каждым годом мы можем получать все больше и больше параметров, но, конечно, пока не достаточно для того, чтобы использовать в отчете только данные статического зондирования. Статика может заменить бурение только тогда, когда инженерно-геологический разрез уже хорошо изучен прямыми методами исследований.

 

Ред.: В таком случае, может ли бурение и лабораторные исследования полностью заменить статику?

Д.В.: Теоретически да, но стоимость строительства фундаментов может вырасти в разы. И только если отобрать качественные образцы ненарушенной структуры для лабораторных исследований. А это иногда невозможно, например, в песках.

 

Ред.: Какова, по Вашим оценкам, себестоимость статического зондирования?

Д.В.: Как и в бурении, все всегда зависит от самой установки, от вида конуса, дополнительного оборудования, а также от уровня зарплаты сотрудников. Многое зависит и от глубины – если выполнять исследования на небольшую глубину, то конусы дольше служат. У нас абсолютно минимальная себестоимость стандартного статического зондирования составляет около 10 евро за метр, при условии, что точки зондирования неглубокие, разрез простой и давится легко. Это с учетом того, что само по себе оборудование достаточно дорогое, требует периодического ремонта или замены, а конусы калибруются в Голландии.

 

Ред.: Правда ли, что сейчас уже появились технологии, позволяющие проводить статическое зондирование на вечной мерзлоте?

Д.В.: Эта технология сейчас активно разрабатывается. Придумал ее наш сотрудник Николай Волков, который кроме огромного полевого опыта в статическом зондировании, обладает также ученой степенью по мерзлотоведению и канадским дипломом профессионального инженера. Дело в том, что мерзлота бывает разная. Если на площадке только толстый лед из которого торчат бивни мамонта, то продавить его, естественно, невозможно. Хотя сейчас мы разрабатываем конус, который сможет расплавлять линзу льда и давить дальше. Однако на больших территориях распространена мерзлота, температура которой около 0 градусов. Грунт там засоленный и довольно пластичный. Например, именно такая мерзлота в Салехарде. И там нам удалось давить до глубины 30 метров без всяких проблем.

 

Ред.: А что это дает? Ведь главная сложность строительства на мерзлоте – сохранить те самые мерзлотные условия.

Д.В.: Во-первых, это позволяет очень быстро получить физико-механические параметры грунтов в массиве без необходимости сохранения грунтов в ненарушенном состоянии для лабораторных исследований. Кроме того, некоторые наши зонды оснащены термодатчиком, а определение температурного профиля является для мерзлотников первоочередной задачей. В данном случае не требуется сложной и долгой процедуры бурения и выстаивания скважины, установки термокосы и, наконец, сбора информации. Вся работа при зондировании на глубину 30 метров займет около часа-двух. 

 

Ред.: Как часто обновляются технологии и появляется новое оборудование?

Д.В.: Мне кажется, примерно раз в два года мы предлагаем какой-то новый вид услуг. Сначала мы делали только статику, котом стали выполнять сейсмостатику, потом освоили дилатометр, сейчас готовим еще одну новую технологию. Тут проблема не в том, чтобы разрабатывать и внедрять, а в том, чтобы убедить людей в необходимости того или иного измерения. Например, сейсмостатика, которая позволяет измерять поперечные и продольные волны, конкурирует с геофизикой. Если при традиционных исследованиях требуется пробурить скважины, установить датчики и провести геофизические исследования, то благодаря нашей разработке достаточно лишь задавить конус, оборудованный соответствующим оборудованием. Это может значительно сэкономить деньги и сроки заказчика. Но, чтобы эта технология прочно вошла в обиход, требуется время.

Иногда, на первых этапах, даже приходится делать какие-то дополнительные виды исследований бесплатно, чтобы показать заказчику на будущее возможности того или иного метода и его выгоду, по сравнению с традиционными исследованиями.

 

Ред.: Часто приходится конкурировать с российскими компаниями, выполняющими статику?

Д.В.: Нет. Если можно так сказать, мы две разные целевые группы. Люди, которые к нам идут, уже, как правило, на чем-то обожглись при использовании российской статики. Если российская статика устраивает – к нам просто не обращаются. Поэтому мы не конкурируем. Есть наш клиент, а есть не наш. Все очень просто