Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 73 , авторов - 225 ,
всего информационных продуктов - 2072 , из них
статей журнала - 462 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1497 , конференций - 2 ,
блогов - 8 , постов и видео - 35 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
10 июля 2017 года

Аккредитация грунтовой лаборатории не гарантирует ни качество, ни соответствие. Это лишь бюрократический барьер

Нужна ли аккредитация грунтовой лаборатории? С этим вопросом сталкиваются многие, а вот ответ на него знают далеко не все. Вроде бы, обязательная аккредитация в данном случае не предусмотрена, но вот только заказчики часто ее требуют. Аккредитация воспринимается ими как некий ценз, барьер для тех, кто не соответствует определенным требованиям. Однако, как считает наш эксперт, «признание компетентности – это признание не того, что лаборатория проводит исследования качественно, а того, что она может их провести качественно». Все остальное остается на совести исполнителя. А понимают ли это заказчики?

Буданова ТатьянаГлавный инженер АО «МОСТДОРГЕОТРЕСТ»

Уже не первый год перед руководителями многих лабораторий встает совсем не риторический вопрос: что такое аккредитация и нужна ли эта процедура грунтовым лабораториям. Забегая вперед, сразу скажем, что в данном случае аккредитация – процедура совершенно добровольная и необходима, только если того требует заказчик, например, по условиям конкурса. Эксперты же данное требование с недавних пор не применяют. Не в последнюю очередь потому, что наличие аккредитации вовсе не гарантирует … ничего. А теперь по порядку.

 

Что такое аккредитация

Согласно Википедии, аккредитация (лат.  accredo, «доверять»)  – процедура официального подтверждения соответствия объекта установленным критериям и показателям (стандарту). Наиболее распространена в сфере оказания профессиональных услуг, для оценки качества которых потребитель, как правило, не обладает достаточными компетенциями.

То есть идея глубоко понятная и правильная. Она стара как мир: если что-то нужно, а сам в этом не разбираешься – приведи того, кто разбирается, и этим снизишь свои риски. Поэтому заказчик, не разбираясь в специфике работы лаборатории, предпочитает те из них, которые имеют аттестат аккредитации, являющийся, логично предположить, документом, подтверждающим определенные компетенции.

В общем случае, если товар или услуга специфические, то их проверку должен провести профессионал, а затем дать заключение. Если упростить, то суть аккредитации именно в этом – оценка компетенций лаборатории группой независимых профессионалов-экспертов.

Лабораторные исследования – услуга более чем специфическая, и оценить компетенцию лаборатории может далеко не каждый. Для обывателя все лаборатории похожи – люди в белых (или другого цвета) халатах делают какие-то манипуляции с разного цвета жидкостями или чем-то еще, а потом дают некое заключение в виде протокола, где что-то написано. По идее, другой специалист-профессионал должен посмотреть в протокол и, оценив результат, сделать выводы, на основании которых принять решение. Врач, глядя на результат анализа, назначает лечение, технолог, получив и оценив результаты лабораторных исследований, меняет технологический процесс, проектировщик оснований, исходя из результатов лабораторных исследований о прочности и деформируемости грунтов, рассчитывает конструктив фундамента и т.д.

Безусловно, любой специалист должен иметь представление о технологии проведения необходимых ему исследований, но как правило, эксперт, который анализирует данные, полученные в лаборатории, не всегда понимает и знает технологию проведения этих исследований на таком уровне, который позволил бы ему самому провести эти испытания качественно. То есть даже он не всегда может оценить качество лабораторных исследований.

Как правило, заказчик лабораторных исследований не знает ни специфику работы лаборатории, ни применяющиеся технологии. Оно ему, по большому счету, и не нужно. Важен только результат. Однако выбор подрядной лаборатории, как и оплата испытаний, осуществляется заказчиком, который, естественно должен быть уверен в качестве результата испытаний, иными словами в качестве услуг, оказываемых ему лабораторией.

Таким образом, аккредитация лаборатории – это признание ее компетентности, то есть заключение третьей независимой стороной, состоящей из группы экспертов, о том, что лаборатория МОЖЕТ сделать работу (которую заявляет) качественно и обладает для этого всем необходимым.

В теории это так, и безусловно есть смысл привлечь третью сторону (экспертов), чтобы они дали оценку лаборатории, т.е. признали ее компетентность. Однако заметим, что признание компетентности – это признание не того, что лаборатория проводит исследования качественно, а того, что она может их провести качественно. А это, как всем понятно, совсем разные вещи.

 

Перегибы на местах

Из чего складывается многозначительный вывод эксперта о том, что лаборатория МОЖЕТ выполнять те или иные испытания качественно?

Изначально при создании Системы Аккредитации все это происходило следующим образом. Есть международный стандарт, ГОСТ ИСО/МЭК 17025, в котором прописаны общие требования к компетентности испытательных лабораторий. В нем собран многолетний мировой опыт оценки различных лабораторий. И требования, соответственно, в нем прописаны все возможные. Однако любая ли лаборатория может их выполнить? Могут ли быть одинаково чистыми лабораторные помещения, где исследуют вирусы, и те, где определяют прочность бетона? Формально, и те, и другие являются испытательными лабораториями, и сам эксперт должен оценить, можно ли применять то или иное требование в том или ином случае. Тогда возникает второй вопрос: достаточно ли компетенций эксперта, чтобы определить, какое требование стандарта является обязательным в данном случае, а какое нет?

Если эксперт сам никогда не работал в лаборатории, или работал в лаборатории другого типа, объяснить ему, что какие-то требования выполнить невозможно, порою, бывает крайне сложно.

Многочисленные «перегибы на местах» вынудили идеологов аккредитации выпустить приказ №326 «Критерии аккредитации в национальной системе». В нем требований меньше, но зато они являются обязательными для всех лабораторий, претендующих называться аккредитованными в национальной системе аккредитации.

И тут возникла новая беда: в российской традиции любой закон, как известно, имеет неоднозначную трактовку, и как его расценивать и применять во многом зависит от ситуации, от того, кто его трактует и в чью пользу. Критерии включают в себя дополнительные требования к лабораториям, а те, в свою очередь, не всегда уместные.

Образно говоря, чтобы вынудить птенцов покидать гнезда, можно написать требование, что те птицы, которые не летают, не имеют права быть птицами. И тем самым истребить всех пингвинов.

Кроме того, такова уж наша реальность, что техническая нормативная база далека от совершенства и порою четкое следование техническому регламенту или методике существенно снижает адекватность результата исследований. И для начала необходимо было бы исправить ошибки и неточности в самой нормативной базе, а потом уже требовать ее неукоснительного исполнения.

Но и эти моменты не были проанализированы заранее при создании Системы аккредитации.

 

Типичная ситуация несоответствия

В испытательных грунтовых лабораториях возник целый комплекс проблем, связанных как с несовершенством методик выполнения измерений, так и с чересчур завышенными требованиями к методикам, метрологической оценке погрешностей, которой, к слову, нет в наших стандартах и быть не может в том же объеме, как у аналитиков. И тому есть объективные причины. Вопрос только, будет ли эксперт на месте в них разбираться? И какое отношение эта несчастная, отдельно взятая лаборатория имеет к несовершенству национального стандарта и национальной законодательной базы?

Сейчас сложилась такая ситуация, что любую (подчеркиваю – любую!) грунтовую лабораторию можно закрыть по формальным признакам. Даже если эта лаборатория имеет штат, оснащение, опыт и очень хорошо и качественно проводит испытания.

Рассмотрим совершенно типичную ситуацию: грунтовая лаборатория определяет верхний предел пластичности и хочет внести это исследование в область аккредитации.

Если лаборатория для данного испытания использует балансирный конус (Васильева), то: «Лаборатория использует средства измерений, не внесенные в Государственный реестр средств измерений» – грубое нарушение Критериев.

Если лаборатория не использует балансирный конус (Васильева) (хотя не понятно тогда, как определяется классификационный признак), то: «Лаборатория выполняет испытания вне соответствия методики ГОСТ» – грубое нарушение Критериев.

Формально получается, что лаборатория виновата в любом случае – делает она эти испытания или не делает. Иначе говоря, внести этот вид исследований в область аккредитации в системе Росаккредитация нельзя, потому что провести данное испытание, не нарушая требований критериев, невозможно. Исполняя один критерий, формально нарушаешь другой. А если испытательная грунтовая лаборатория не имеет формального права испытывать грунты для определения их классификации, то зачем вообще нужна грунтовая лаборатория? Все остальные испытания становятся бессмысленными и нереализуемыми.

Не каждый эксперт вникает и понимает сложившуюся тупиковую ситуацию. Последнее время эксперты все более формально подходят к проверкам (тому тоже есть причины, но сейчас не об этом): есть нарушение – отражает в акте, снимая с себя тем самым ответственность.

Грубое нарушение Критериев, а оба нарушения, перечисленные в примере с конусом, являются грубыми, означает автоматическое лишение лаборатории аттестата аккредитации как минимум на 6 месяцев, пока длится процедура апелляции, во время которой руководитель лаборатории должен оправдываться, почему лаборатория проводила испытания, необходимые для расчета оснований сооружений с нарушением требований Критериев. И если один закон противоречит другому закону, виноват, как ни странно тот, кто должен умудриться выполнять оба закона.

Что делать руководителю лаборатории в данном случае? Проводить эти испытания дальше и закрывать лабораторию на полгода? Всем понятно, что в рыночных условиях это значит сорвать сроки, потерять заказчиков, уволить сотрудников, понести колоссальные убытки.

И это можно сделать с ЛЮБОЙ грунтовой лабораторией по закону, потому что такой закон!

Сама идея создания и внедрения системы менеджмента качества по сути своей простая и замечательная. Внедренная система менеджмента качества позволяет контролировать каждый производственный процесс, просчитать все нештатные ситуации и уметь на них реагировать. Отличная идея! Внедренная система менеджмента качества выводит производство на совершенно иной, более высокий уровень. Но, как ни странно, эта замечательная идея никак не может прижиться в российской реальности. Казалось бы, почему? Представляется, что одна из проблем заключается в методах внедрения этой идеи в России.

А эти методы очень похожи на то, как во времена Хрущева насаждали кукурузу, не обращая внимание, что где-то условия для ее выращивания не подходящие, а где-то это просто нецелесообразно. Времена меняются, поколения меняются, а методы и проблемы остаются. Как говорится, «чему бы грабли не учили, а сердце верит в чудеса».

 

Аккредитация нужна. Или нет?

Допустим, по каким-то причинам лаборатории необходимо получить статус аккредитованной. Допустим, лаборатория нашла возможность создать у себя систему менеджмента качества. Допустим, лаборатория внедрила в практику все элементы системы менеджмента качества. Допустим, для признания компетентности лаборатории назначен грамотный и адекватный эксперт, который не будет требовать выполнить невыполнимое (что само по себе крупное везение).

Но вся процедура аккредитации и внедрения системы менеджмента качества, ее поддержания требует вполне ощутимых затрат времени, сил и средств. Эти затраты никак не учитываются при составлении смет на исследования, потому что, как всем нам известно, в инженерных изысканиях существует Сборник Базовых Цен. Цены на исследования установлены государством, которое в конечном итоге является заказчиком исследований по крупным объектам. Все затраты на лабораторные испытания грунтов при изысканиях для строительства нормируются, но стоимость внедрения и функционирования системы менеджмента качества в эти затраты не входит, хотя бы потому, что СБЦ был составлен в те далекие времена, когда на территории СССР даже понятия такого, как система менеджмента качества, не существовало.

Возникает резонный вопрос, а кто все это должен оплачивать? Из чьего кармана должны быть возмещены затраты на внедрение и поддержание СМК, и самое главное, из чьего кармана должны быть возмещены убытки, связанные с приостановлением действия аттестата аккредитации испытательной лаборатории и срыв сроков проектирования и строительства по государственным контрактам из-за противоречивости требований Системы аккредитации и несовершенства законодательства и тому подобных причин?

В заключении отмечу следующее. Проработав в испытательной лаборатории много лет, пришлось проходить аккредитацию 8 раз. Начиная с 1996 года. Каждый раз при общении с очередным новым экспертом приходится проходить одно и тоже: сначала экскурс в испытания грунтов, потом обрисовка ситуации, потом переиначивание огромной кипы внутренних документов, 80% из которых никогда не будут использованы впредь.

Из опыта известно: один и тот же документ всегда устраивает одного эксперта и всегда не устраивает другого. Если раньше эксперты находили возможность помочь составить документы, которые устроили бы данную конкретную экспертную группу, то теперь это невозможно. Шанс угадать требования данного эксперта минимален, точнее 1:2000 (именно из такого количества выбирается эксперт).

Создание документов СМК лаборатории – очень творческий процесс. Эксперт смотрит на документы СМК лаборатории как критик на художественное произведение. У него есть свое понимание, как СМК в вашем случае должна выглядеть и функционировать, а вам при подготовке документов нужно угадать его видение. Шанс 1:2000. Если ваше СМК-творчество близко к его пониманию, есть шанс пройти аккредитацию, нет – увы, готовьтесь к неприятностям, простоям и апелляциям. Эксперт может назвать вас непрофессионалом, непонимающим, недалеким, а вы должны доказать, что это не так. И на это у вас будет как минимум полгода, в которые вашей основной обязанностью будет юридическая практика, включающая формальное доказательство вашего профессионализма, понимания и эрудированности.

Таким образом, замечательная идея создания и внедрения системы менеджмента качества в испытательных лабораториях обрастает массой дополнительных и порою неисполнимых требований, балансирующих на грани здравого смысла, и все чаще и чаще переходящих эту грань.

А нужно проходить грунтовым лабораториям аккредитацию или нет – решать руководителям лабораторий. Пока это право остается за ними.