Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 76 , авторов - 236 ,
всего информационных продуктов - 2229 , из них
статей журнала - 484 , статей базы знаний - 53 , новостей - 1631 , конференций - 3 ,
блогов - 7 , постов и видео - 46 , технических решений - 4

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
26 сентября 2017 года

ТАТЬЯНА БУДАНОВА: При определении стоимости изыскательских работ стоит оценивать результат, а не процесс

При строительстве любого объекта инженерные изыскания нужны, однако только в том случае, если инвестор хочет получить надежное и долговечное сооружение. В ряде случаев проектировщики могут справиться и без отчета изыскателей, опираясь только на архивные данные. Тем более, изыскатели часто дают в отчете ту информацию, которая оказывается бесполезной или недостаточной при проведении расчетов. При этом предусмотренное проектировщиками конструктивное решение по фундаментам может быть на порядки дороже необходимого.

Изыскатели и проектировщики не понимают друг друга, и их обоих не понимает инвестор, который платит деньги. Примерно такова суть этого интересного интервью с нашим экспертом, специалистом в области лабораторных испытаний грунтов Татьяной БУДАНОВОЙ. 

Буданова ТатьянаГлавный инженер АО «МОСТДОРГЕОТРЕСТ»

Ред.: Практически по всем видам грунтов в нормативных документах и различных учебниках расписаны их свойства. Нужны ли вообще детальные инженерно-геологические изыскания, или достаточно просто хорошо знать разрез?

Т.Б.: Во-первых, пока скважина не пробурена, геологи или геоморфологи могут лишь предполагать, причем, «весьма и весьма приблизительно», в какой именно точке находится граница между грунтами, имеющими принципиально разные инженерные свойства. Для правильного расчета несущей способности основания такой «приблизительности» недостаточно, особенно если речь идет грунтах, действительно имеющих принципиально разные свойства (например, переход глина-песок или наоборот).

Во-вторых, свойства, расписанные в нормативных документах, далеко не всегда соответствуют свойствам того грунта, который встречается геологу на данной конкретной площадке. Если это те самые, хорошо описанные грунты – отлично, но, если нет – возможны совершенно непредсказуемые последствия. Ошибка в расчетах в таком случае может иметь фатальные последствия. А вот правильно идентифицировать грунты может только очень грамотный специалист, имеющий большой опыт работы и хорошо знающий их специфику.

 

Ред.: Вы как-то сказали, что полностью согласны с одним из наших авторов в том, что классическая механика грунтов устарела. С этим соглашаются далеко не все. Почему у Вас такая позиция?

Т.Б.: Давайте не передергивать… Я попробую объяснить образно.

Помните у Пушкина: «Три девицы под окном пряли поздно вечерком…». Что они делали? Пряли, то есть вручную скручивали нить, чтобы потом из нее сделать ткань. Грубую, но очень качественную. Рубахи из этих тканей носили десятилетиями. Мы с вами живем в XXI веке. Сейчас нет уже даже аналогов тех самотканых рубах, да и десятилетиями рубашки мы с вами не носим. Означает ли это, что нельзя такую самотканую рубаху сделать сейчас? Можно. Но зачем?

Классическая механика не может устареть, на то она и классическая. Просто решение некоторых задач серьезно упростилось. Ведь прядильный станок не делает чего-то принципиально иного, чем три девицы. Он тоже скручивает нить, только в тысячи раз быстрее.

Кстати говоря, появление прядильного и ткацкого станка произвело техническую революцию и определило появление легкой промышленности. Думаю, в инженерных изысканиях нас с вами ждет примерно то же. Будут новые задачи, будут новые, более дешевые, эффективные и высокотехнологичные решения.

 

Ред.: Что позволяет Вам так уверенно рассуждать об этом?

Т.Б.: Прежде всего, образование физика и инженера-строителя.

 

Ред.: Иногда можно слышать, что из-за того, что какой-то вид работ по изысканиям не выполнен (нарисован), инвестор переплатит при строительстве фундамента. Это всегда так?

Т.Б.: Давайте с самого начала. Цель любого инвестора – построить здание так, чтобы оно было безопасным, но сделать это максимально дешево.

Инженерные изыскания для инвестора – это способ минимизировать риски аварий сооружения. Риски разные, но все их можно свести в две больших категории:

(1) связанные с влиянием опасных инженерно-геологических процессов и (2) связанные с несущей способностью оснований и конструкцией фундамента.

Да, сейчас существует ряд конструктивных решений фундаментов, позволяющих обеспечить несущую способность практически любого основания даже на слабых или специфических грунтах. Проектировщики знают такие решения по конструкции фундаментов, которые сводят на «нет» риски, связанные с недоучетом прочностных и деформационных свойств грунтов. Правда, такие фундаменты, зачастую, очень дорого стоят на этапе строительства. Задача проектировщика фундаментов найти такое конструктивное решение, которое, с одной стороны, обеспечивало бы безопасность сооружения, а, с другой, было максимально экономичным. Без хороших, качественных инженерных изысканий найти это оптимальное решение невозможно.

А если нет качественных изысканий, то что делает проектировщик? Правильно – перестраховывается, ведь в данном случае  он не может выбрать оптимальное решение. Отсутствие необходимых входных параметров не позволяет достоверно просчитать несколько вариантов и не оставляет ему выбора – у него нет альтернативы. Для того, чтобы осуществить выбор оптимального решения, самих конструктивных решений, досконально просчитанных, должно быть несколько. А что делать, если их нет? И возможности просчитать тоже нет? Тут уже не до оптимальных, взвешенных решений. Тупик, выход из которого, если разобраться, становится очевиден даже не специалисту – пусть дороже в десятки раз, зато надежно.

 

Ред.: По Вашему опыту, часто ли реально свойства грунтов на строительной площадке отличаются о того, что прописано в нормативных документах?

Т.Б.: Случается. Частота этого зависит от места расположения площадки инженерных изысканий. Бывают места, где все грунты – абсолютно типичные, не имеющие специфических свойств и каких-то значимых отклонений механических характеристик от тех значений, которые прописаны в нормативах. А бывают существенные расхождения.

Можно встречный вопрос? Вы часто пристегиваетесь в автомобиле? А в аварии попадаете часто? Означает ли это, что все те разы, которые вы пристегивались и не попадали в аварию, вы делали это напрасно?

Я говорю к тому, что, пропустив на площадке хотя бы один раз грунты со специфическими свойствами, ошибка в расчете основания и последующие неправильные проектные решения могут иметь очень тяжелые (иногда фатальные) последствия, цена которых во много раз превышает стоимость всех изысканий для этого сооружения.

Я думаю, важно обратить внимание на другое. Часто, казалось бы, похожие грунты обладают совершенно разными свойствами. Инженер-геологам и грунтоведам, работающим в том или ином регионе, эта специфика грунтов их региона хорошо известна. Подрядчики из других регионов могут не обратить внимание на специфические свойства и не всегда знают сложившуюся региональную практику исследований, которая в свою очередь не всегда согласуется с общими правилами, прописанными общегосударственными стандартами (ГОСТами).

И получается, казалось бы – и изыскания провели, и отчет написали, и данных достаточно, но никому даже в голову не пришло провести дополнительные исследования с партией образцов, чтобы получить дополнительные данные, численно характеризующие специфические свойства.  

 

Ред.: Нередко проектировщики сетуют на то, что у них нет возможности, обращаясь к изыскателям, оплатить полный комплекс необходимых дорогостоящих исследований, что приводит к серьезному удорожанию строительства. Это действительно часто случается?

Т.Б.: Тут многое осложняется еще и тем, что понимать под словом «полный комплекс». К сожалению, у нас в стране сложилась такая ситуация, что геологическая наука очень далека от инженерии вообще и от проектирования в том числе, как бы странно это не звучало. Задачи, которые стоят перед проектировщиками, банально не ясны инженер-геологам. Не всегда решения, предлагаемые геологами в рамках проведения изысканий, соразмерны задачам, стоящим перед проектировщиком. Абсурдно при обосновании фундамента типового дома предлагать в рамках изысканий на данном объекте районировать Вселенную. Я, конечно, утрирую, но, зачастую, под «полным комплексом» изыскатели предлагают делать много больше необходимого, и изыскания становятся действительно очень дорогостоящими. 

И наоборот. Иногда следование нормативам не дает достаточного объема данных, которые необходимы при расчетах и для оценки рисков. Но обосновать необходимость тех или иных работ инвестору, который оплачивает все эти работы, невозможно.

Зачастую, отчет по инженерным изысканиям попадает на стол проектировщику в виде готового документа, который прошел экспертизу. При этом там оказывается масса информации, ненужной проектировщику, но нет части необходимых данных. А уточнять что-либо и у кого-либо уже бессмысленно. Поздно.

В России обоснованием необходимости тех или иных работ на площадке являются требования норматива и только. Положено по СП – будем делать, не положено – не будем, а мы с вами все прекрасно знаем, что актуализация нормативов не успевает за научно-техническим прогрессом. Да и невозможно сделать документ настолько универсальным, чтобы каждый отдельный конкретный случай был им предусмотрен.  

Часто бывает так, что инженер-геолог может обосновать дополнительные работы, связанные с рисками влияния опасных инженерно-геологических процессов, но имеет очень поверхностное представление о том, что же такое напряженно-деформируемое состояние и как величина тех или иных механических характеристик грунтов основания влияет на расчет и выбор конструкции фундамента. То есть дополнительные исследования, связанные с уточнением свойств грунтов, инженер-геолог обосновать не может и не видит в этом необходимости, а когда отчет попадает на стол проектировщику – работы уже закончены, но данных для расчетов, которые должны обеспечить тот самый выбор оптимального решения, проектировщику недостаточно. Переделывать изыскания и что-то там уточнять уже никто не будет. Да, в отчете содержатся данные о возрасте и генезисе пород – очень любопытно, но бесполезно. Допустим, приведены данные о сцеплении (С) и угле внутреннего трения (фи) при КД испытаниях, а в данном случае нужно НН. И проектировщик, получив такой отчет, невольно задумывается, а зачем мне вообще нужны такие изыскания? Время и деньги на них тратятся, а информативность отчета для проектирования очень небольшая. И что делать? Перестрахуемся, перезаложимся, будет дороже, но риски сведем «на нет». В этом также кроется причина недооценки значимости, и, порой, отказа от инженерных изысканий.

Кому-то нравится западный подход, где стандартные задачи, стоящие перед изыскателями и проектировщиками фундаментов, решают инженеры-геотехники, кому-то нет, но в этом подходе есть здравое зерно.

Геотехники – специалисты, которые знают и понимают и методы инженерных изысканий, и методы испытаний, и методы проектирования фундаментов, и сопутствующие расчеты. В итоге один этот специалист обосновывает необходимость тех или иных дополнительных исследований, испытаний и расчетов уже на стадии изысканий.

Инвестор должен четко понимать, какие задачи он ставит перед главным инженером проекта. Если необходимо в кратчайшие сроки построить типовое сооружение, то изыскания в ряде случаев действительно (не всегда, безусловно!!!) можно вообще не проводить. Иногда можно обойтись архивными материалами и, многократно перестраховавшись, сконструировать фундамент так, что это будет достаточно долговечная конструкция. Однако стоит понимать, что вряд ли такое техническое решение будет оптимальным, а стоимость его реализации может быть на порядки выше, чем могла бы быть.

Если же есть задача сделать надежное сооружение, но при этом как можно больше сэкономить, то заказчик, на мой взгляд, должен обеспечить максимальное взаимодействие между изыскателями и проектировщиками, проконтролировать его, убедиться в том, что на получение исходных данных выделено достаточно средств. Экономия на изысканиях часто приводит к переплате при строительстве.

 

Ред.: Какое Вам видится развитие отрасли инженерных изысканий с учетом нынешней ситуации с наукой, технологиями, подходом к работе?

Т.Б.: Позволю себе начать отвечать на этот вопрос с конца. Ситуация, в общем-то, похожа на другие отрасли экономики. Где-то мы отстаем, где-то опережаем. Нельзя сказать, что технологически мы отстали от западных стран во всем. В конце концов весь мир летает в космос на наших ракетоносителях, но нельзя не признать тот факт, что автомобили среднего класса немецкие автопроизводители делают все же лучше их российских коллег. В инженерных изысканиях примерно такая же ситуация – в советской практике есть методы исследований, аналогов которым в мире нет. И эта практика многократно себя оправдала, однако в некоторых моментах применение зарубежного опыта позволяет существенно сократить затраты на изыскания без сколько-нибудь значимой потери качества. В рыночных условиях любой инвестор предпочтет скорее второй вариант, если у него будет право выбора.

При этом неоднократные попытки соединить наши технологии с зарубежными успехов не приносят. Может быть, это «пока», и со временем все получится, но иногда это напоминает попытки скрещивания ужа и ежа в условиях, приближенных к дикой природе. Причем, пока одни отчаянно пытаются решить проблему «гармонизации» отношений этих особей, другие терпеливо ждут в сторонке, в тайне надеясь, что рано или поздно весь этот цирк закончится.

Мне хочется верить, что возобладает здравый смысл. Изыскатели и проектировщики научатся понимать друг друга и решать общие задачи, а при определении стоимости изыскательских работ будет оцениваться результат, а не процесс.