Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 72 , авторов - 223 ,
всего информационных продуктов - 1983 , из них
статей журнала - 451 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1432 , конференций - 2 ,
блогов - 7 , постов и видео - 23 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
13 сентября 2018 года

ПАВЕЛ КЛЕПИКОВ: Абсолютно точно не буду баллотироваться в президенты НОПРИЗ

В саморегулировании в строительстве есть проблемы. Об этом говорит многое, в том числе и наши недавние публикации, описывающие ситуацию с нацреестром специалистов НОПРИЗ. А еще, по мнению члена Совета НОПРИЗ Павла КЛЕПИКОВА, с которым мы пообщались, о наличии проблем свидетельствует реакция руководства нацобъединения (да и некоторых читателей) на наши публикации. В частности, никто не отрицает, что в нацреестр попало много специалистов, не соответствующих требованиям законодательства. Это даже кажется всем само собой разумеющимся (сроки-то сжатые, а требования завышенные). Однако вместо того, чтобы разбираться с озвученной проблемой, искать пути ее решения, начинается выяснение того, кому нужно выносить «мусор из избы», и кому это выгодно в преддверии грядущих в НОПРИЗ президентских выборов.

Вот об этом мы и поговорили с П.Клепиковым.

Ред.: Павел Вениаминович, после наших публикаций о ситуации с национальным реестром специалистов НОПРИЗ некоторые СМИ поспешили назвать нас смутьянами, а Вас главным бенефициаром «расшатывания ситуации» в нацобъединении в преддверии выборов президента. Как Вы можете это прокомментировать?

П.К.: Готовясь к этому интервью, я прочитал последние публикации всех информационных порталов, которые так или иначе освещают нашу отрасль. Я скажу так: подобные заявления, в основном, были у порталов, полностью подконтрольных НОПРИЗ. Все статьи о нацобъединении, которые выходят у них, согласовываются в Аппарате, я сам много раз был тому свидетелем. Поэтому фактически эти статьи можно воспринимать как прямую речь руководства НОПРИЗ.

Что касается написанного ими, могу сказать, что после декабрьских событий, когда я написал заявление об уходе с поста первого вице-президента НОПРИЗ, я принял решение, что в руководстве этой организации состоять не буду. Тот вектор развития, который выбран руководством нацобъединения, вся развернутая деятельность «на благо профессионального сообщества» – это все, конечно же, обман. И все люди, которые не относятся к так называемым профессиональным саморегуляторам, я уверен, хорошо это понимают. В нацобъединении постоянно культивируются ожидания, что надо дожить год, а потом все вновь встанет с головы на ноги. Это происходит из года в год. Но на самом деле – это полная чушь. Есть раздутый аппарат, который непонятно, что делает для сообщества. При этом самый минимум средств, буквально оскорбительные крохи, передаются в комитеты, где собраны действительно активные общественники, представляющие профессиональное сообщество. Это не тот путь, который мне близок. Как человек, который всю жизнь работает в реальном секторе экономики, я институт саморегулирования представляю себе совершенно по-другому. И в меру своих сил, пока я был вице-президентом, моя принципиальная позиция, мои подходы к саморегулированию отражались в деятельности Комитета по инженерным изысканиям. Ведь даже на фоне минимального финансирования, которое получает комитет, мы делали и продолжаем делать полезные вещи для производственников. И самое главное – в этом комитете собраны специалисты из реального сектора экономики.

 

Ред.: То есть в выборах президента НОПРИЗ Вы участия принимать не будете?

П.К.: В настоящее время я даже не особо вижу себя членом Совета НОПРИЗ. Я не посещаю его заседания, потому что они абсолютно пустые, бессмысленные и ничего, кроме раздражения не могут вызвать. Поэтому если там ничего не поменяется, как только закончится временной регламент моего нахождения в Совете, я его покину. Я сосредоточен только на работе Комитета по инженерным изысканиям, кстати сказать, членом которого не являюсь, но я его создавал, курировал и, конечно, это часть моей жизни.

Что касается президентских выборов, то я абсолютно точно не буду баллотироваться и не буду себя выдвигать, хотя предложения такие от профессионального сообщества поступают. Мне это не интересно. Но я надеюсь, что если какие-то изменения произойдут, то в качестве активного члена профессионального сообщества я смогу принести пользу, если в этом будет потребность. Сейчас такой потребности нет.

 

Ред.: Кто, на Ваш взгляд, может стать президентом НОПРИЗ?

П.К.: Согласно той информации, которой я обладаю, в настоящее время консолидированный кандидат руководства НОПРИЗ – это господин Посохин. Кстати, хочу сказать, что собственно к М.Посохину я негативных чувств не испытываю. Мне не нравятся люди, которые его окружают, которые создают всю эту атмосферу. Был период, когда мы с президентом неплохо взаимодействовали, но, к сожалению, он тоже приложил руку к выбору пути, по которому в настоящее время идет НОПРИЗ и, соответственно, к тем негативным моментам, о которых я сказал выше.

Если же говорить об альтернативном кандидате, то, думаю, никакого секрета не раскрою, если скажу, что на пост президента НОПРИЗ планирует выдвинуться член совета, Президент Национальной палаты инженеров Игорь Мещерин. Он рассчитывает на то, что профессиональное сообщество его поддержит.

 

Ред.: Вы и профессиональное сообщество изыскателей поддержите этого кандидата?

П.К.: У нас обычно все решается коллегиально, но лично моя позиция – я бы эту кандидатуру на данном этапе поддержал. Кандидат чисто от изыскателей имеет очень мало шансов быть выбранным, особенно в этой структуре, перенапичканной так называемыми саморегуляторами. У И.Мещерина хорошая позиция, достойная биография, он регулярно принимает участие в работе Комитета по инженерным изысканиям. Посмотрим, как пройдет обсуждение у нас в комитете, но я думаю, что коллеги со мной согласятся.

 

Ред.: Вы сказали, что к Посохину претензий нет, но есть к его окружению. Это его окружение привело к тому, что к НОПРИЗу в профессиональном сообществе сейчас сложилось стойкое негативное отношение?

П.К.: Дело не в претензиях. С момента образования системы саморегулирования идет негласная борьба между людьми, которые пришли из лицензирования, и производственниками. Первые, обладая наработанными базами, связями стали создавать крупные саморегулируемые организации, сделав, по сути, тоже самое лицензирование, только по-другому называющееся. Они все сужают до вопросов выдачи допусков, их интересуют только членские взносы, компфонды и тому подобные вещи.

Производственники, которые участвовали в создании и становлении этого института, смотрели на него иначе. Они искали, что полезного саморегулирование может принести профессиональному сообществу. Например, представительство интересов сообщества во власти, выступление с законодательными инициативами и пр. И именно такой подход должен быть. Я всегда говорил, что вся философия института саморегулирования должна быть в поиске эффективных решений для реального сектора экономики.

Кстати, говоря о представителях изыскательского сообщества, снова хочется отметить людей, которые активно взялись за саморегулирование, стояли у его истоков и следовали именно этой позиции. Это Кушнир Леонид Григорьевич (Москва), Пшеничников Константин Георгиевич (Екатеринбург), Чайкин Александр Александрович (Москва), Маслов Виктор Анатольевич (Нижний Новгород), Дьяков Геннадий Иванович (Тюмень), Савосин Геннадий Федорович (Казань), Тарелкин Евгений Петрович (Санкт-Петербург), Резунков Борис Васильевич (Санкт-Петербург), Чагинов Михаил Иванович (Иваново), Богданов Михаил Игоревич (Москва), Инбушанов Иван Васильевич (Омск), Шмачков Олег Викторович (Томск), Громов Геннадий Васильевич (Барнаул), Радаев Владимир Васильевич (Уфа), Рязанов Анатолий Николаевич (Иркутск), я в том числе. Извините, если кого-то не назвал. Мы все друг друга знаем очень давно.

Все эти люди во-многом составляли костяк НОИЗа, а сейчас определяют политику Комитета по инженерным изысканиям НОПРИЗ. Конечно, и молодое поколение подрастает. Например, Вы, Виктор Николаевич, по моей инициативе были включены в состав Комитета по инженерным изысканиям, потому что очень грамотно ведете политику и являетесь единственным порталом как в изысканиях, так, кстати, и в проектировании, который занимается важнейшим делом – популяризацией профессии.

Но, к сожалению, подход к саморегулированию бывших сотрудников лицензионных центров в последнее время очень превалирует. Президент, безусловно, все это видит, и ничего не предпринимает. Я не буду говорить о его работе на благо архитектурного сообщества. Но при этом в результате такого подхода проектировщики оказались самым ущемленным элементом. Посмотрите, как они представлены в совете на фоне колоссальных масштабов проектирования в стране. Что сделано НОПРИЗ для проектировщиков? – Ничего! Достаточно вспомнит недавнюю историю с ценообразованием. Недаром я приводил пример на Комитете, когда для получения данных, используемых при формировании инфляционных коэффициентов, НОПРИЗ смог привлечь данные всего трех проектных организаций! Это же просто комедия! Это свидетельствует об огромном разрыве с реальным сектором экономики, который существует у нацобъединения!

Я не знаю, умысел это или нет. Все идет, как идет. Все эти обсуждения того, сколько будет выделено денег на какой-то там очередной форум, который никому не интересен… В тоже время, насколько мне известно, после того, как Вы начали публикации относительно НРС, информацию о Вашей ближайшей конференции «Грунтовая лаборатория» даже отказались анонсировать на сайте НОПРИЗ, хотя это очень важное и нужное мероприятие для профессионального сообщества. Ну это ли не показатель? Насолили, называется. А на самом деле показали еще раз, для кого они существуют.

 

Ред.: Вы много лет работали в НОПРИЗ, хорошо знаете все, что там происходит. Но сейчас как человек, который уже отошел в сторону, как Вы можете оценить наши публикации про НРС?

П.К.: Прежде всего, хочу Вас поправить – я никогда в НОПРИЗ не работал, все делалось исключительно на общественных началах. И от саморегулирования в целом я никогда не получал ни одной копейки. Более того, предприятие, где я работаю, наоборот регулярно тратит средства на изыскательскую тематику, в том числе, на проведение конференций, разработку документов и т.д.

Теперь о том, как я могу оценить Ваши статьи о НРС. Я согласен с публикациями подконтрольных НОПРИЗ средств массовой информации в том, что ничего нового Вы на самом деле не открыли, все это было известно. Однако, меня поразили три тезиса, которые прозвучали от них в качестве оправдания. Первое – «а что в этом нового, всем известно, что в НРС есть нарушения». Второе – «это все происходит, потому что есть завышенные требования Минстроя». Третье – «кому это надо? Если кто-то поднимает этот вопрос, значит у него есть какие-то амбиции».

Но послушайте, это и есть ответ на вопрос, который мы выше обсуждали. Это и есть ныне существующий институт саморегулирования. Нарушения есть – с этим они не спорят. Но вместо того, чтобы поблагодарить тех, кто предлагает проверить нарушения и их искоренить, начинается поиск причин «выноса грязного белья из избы».

Теперь, что касается завышенных требований Минстроя. Я знаю руководителей порталов, которые это все пишут. Они действительно в свое время говорили, что и специалистов не нужно по 2 в каждую организацию. Дело в том, что мы, изыскатели, свою философию саморегулирования выразили в письме, которое я писал еще около 8 лет назад. Что в изыскательских организациях должно быть несколько специалистов на постоянной основе по каждому виду деятельности. А также наличие своего оборудования, наличие опыта работы. Только так это будет защитой рынка. Поэтому действующие требования наоборот занижены! А информационные порталы, которые финансируются НОПРИЗ, говорят совсем о другом. Все это доказывает вышесказанное о том, кто сейчас определяет политику НОПРИЗ и какова она. Поэтому в НОПРИЗ мне, честное слово, заходить уже прямо неудобно!