Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 72 , авторов - 223 ,
всего информационных продуктов - 1979 , из них
статей журнала - 450 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1429 , конференций - 2 ,
блогов - 7 , постов и видео - 23 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
30 августа 2016 года

Индонезия. Записки инженер-геолога

Индонезия – удивительная страна, привлекающая туристов со всего мира. Но не только туристов. Некоторым приходится там работать, и в этом случае наши соотечественники вынуждены мириться с огромным различием культур, менталитета, жизненных стратегий и привычек людей наших столь различных стран.

Да и в области инженерно-геологических изысканий, как оказалось, различия весьма ощутимы.

Космиади Петр ВалерьевичРуководитель департамента инженерной геологии

Волею судеб, начиная с мая 2015 года, я работаю в Индонезии.

Компания, в штате которой я сейчас числюсь, создана для создания и реализации проекта железной дороги на острове Калимантан, предназначенной для перевозки угля.

Работать в Индонезии трудно и интересно. Трудность, как и интересность, обусловлена различием культур, менталитета, жизненных стратегий и привычек людей наших столь различных стран.

В начале хочу четко определить свое отношение к излагаемому материалу.

Я искренне симпатизирую индонезийскому народу и считаю, что нам многому стоит у них поучиться.

В дальнейшем я позволю себе довольно резкие высказывания и некоторые обобщения, и прошу не забывать, что это исключительно личное мнение автора, и что нет желания никого обидеть, а есть только стремление рассказать коллегам-изыскателям об особенностях работы в Индонезии.

 

Про особенности психологии

У индонезийцев восприятие времени и ориентирование в его потоке существенно отличается от такового у человека западной культуры.

Пунктуальность не входит в число достоинств некоторых индонезийских людей. Опаздывают многие, и часто. Работники могут опоздать на работу, таксисты опаздывают к назначенному, оговоренному заранее, времени, бизнесмены иногда опаздывают на встречи или совещания, уборщица обещает прийти через час, а приходит через шесть. Опоздание, как правило, ничем не мотивируется и не объясняется, часто не следует извинений, и, как я понял, это считается в норме вещей. Это делается не со зла, не из желания досадить белому человеку, конечно, нет. Восприятие времени другое, иной менталитет.

Проиллюстрирую эти высказывания некоторыми примерами.

В одной из рекогносцировочных поездок на Калимантане мы с коллегами, чтобы планировать рабочее время, утром, перед выездом, спрашивали у водителя нанятой машины:

 

- Как долго ехать до такого-то места?

- Два часа, говорил водитель.

- А каким маршрутом мы поедем?

- По этой дороге, потом поворот на грунтовую дорогу, потом еще один поворот.

Смотрим на гугловский снимок – похоже. Спрашиваем:

- Как долго ехать до первого поворота?

- Полчаса, отвечает водитель.

- А сколько до второго?

- Полчаса, отвечает водитель.

- А от второго поворота до нужного места?

- Полчаса, говорит водитель.

Через примерно три часа поездки мы спрашиваем его еще раз, как долго ехать до этого пункта?

- Два часа, отвечает водитель. И прибавляет - вечером приедем.

 

Еще пример. Мне необходимо встретиться с владельцами угольной концессии и вместе с ними съездить на их участок, провести визуальный осмотр.

Сказано – сделано, договариваемся о месте и времени встречи. В назначенное время ожидаемые лица не появляются, через час их нет, их телефоны не отвечают. Через два часа я собираюсь отзваниваться руководству и говорить, что встреча не состоялась, но мой индонезийский коллега удерживает меня, и говорит, что нужно немного подождать, люди обязательно придут. Через три часа они, действительно, приходят.

Не стоит воспринимать такие ситуации серьезно, стоит помнить, что люди разных культур по-разному воспринимают жизнь, и потому-то так интересно работать в другой стране.

Здесь сталкиваешься иногда с отсутствием тех вещей, действий и понятий, которые специалист, взращенный советской научно-технической школой, считает уже инстинктивными, такими, которые должны присутствовать по определению, изначально.

У местных специалистов иногда не хватает понимания места своей специальности в системе смежных специальностей, или может такое понимание есть в теории, но на практике не реализуется.

У части индонезийцев отсутствует привычка к критической оценке результатов своей работы, и вообще к критическому мышлению, создалось впечатление, что это национальная черта, и проявляется она в любой работе и любом виде деятельности.

В качестве анекдота: так, если вы попросите у бармена кофе с солью, а не с сахаром, ему не придет в голову, что вы просто оговорились. Он не переспросит, имели ли вы в виду сахар, а не соль, он просто принесет вам кофе с солью.

Если в ресторане вы попросите чай с лимоном, возможен вариант, что чай вам принесут сразу, а лимон через час. Формально заказ будет выполнен, не так ли?

У некоторой части индонезийцев недостаточно умения прогнозировать развитие событий.

Они залетают в закрытый поворот на скутере на полной скорости, а потом судорожно тормозят, увидев препятствие. Мы, увидев такую ситуацию, заключаем, что надо было бы притормозить заранее.

Рис. 1. Улица в Джакарте Рис. 1. Улица в Джакарте Я не хотел бы, чтобы создалось впечатление, что я принижаю индонезийских людей, в частности, технических работников. Речь идет именно об особенностях культуры и восприятия действительности.

Приведу еще пару бытовых зарисовок. И прошу отнестись к излагаемому с юмором.

В одной из рекогносцировочных поездок по территории восточного Калимантана, наши российские коллеги, инженеры-проектировщики, в условиях удаленности от населенных пунктов и плохой погоды – двое суток практически непрерывно шли дожди – столкнулись с поломкой одной из машин. Переднее колесо одного из внедорожников вывернулось наружу и не реагировало на поворот руля. Был риск застрять на несколько суток в дикой местности под дождем, что никому не понравилось. Местные водители в большинстве своем абсолютно беспечные, инструмента для ремонта в машинах как правило нет, часто нет запасных колес. Индонезийские водители собирались звонить своему руководству и сидеть ждать помощи неопределенное время на месте поломки.

Наши мужики, решив, что сидеть в джунглях под дождем им не интересно, отстранили индонезийских водителей от участия в событиях, перетряхнули внутренности всех наличествующих машин (их было три или четыре), нашли какой-то минимум инструмента, достали свои походные наборы и мультитулы. Осмотр выявил, что расшплинтовалась одна из гаек, крепящих поворотный кулак колеса, после чего эта гайка открутилась и потерялась, а поворотный кулак слетел с одного из крепящих винтов. Через некоторое время была найдена соответствующая гайка в каком-то неответственном месте автомобиля, вроде крепления заднего сиденья в салоне, которая пошла на замену утерянной. Потерянный шплинт заменили спицами от зонта. На весь ремонт было затрачено около четырех часов. И после этого вся группа благополучно продолжила движение.

По словам одного из участников событий, индонезийцы смотрели на них, как на богов.

Индонезийцы верят в колдовство. Действительно верят.

Один из водителей, который возил нас по Калимантану, рассказывал, что из их деревни никто не ходит в больницу. Все ходят лечиться к колдуну. На наши вопросы, почему это так, он ответил, что их колдун очень сильный, и что он не только может вылечить больного, но и может оживить человека, если тот не очень давно умер.

Здесь также стоит рассказать об умении переносить нервные нагрузки. Привычные для российских работников авралы, умение некоторое время поработать с полной отдачей, несколько дней задерживаться на работе сверх положенного времени, у индонезийцев как правило энтузиазма не вызывают.

Если попросить индонезийца задержаться в офисе после окончания рабочего дня и срочно что-то доделать, он будет недоволен, и скажет об этом вполне определенно. Если потребуется значительно задержаться и работа будет непростой, то с точки зрения индонезийской рабочей этики, на следующий день работнику следует предоставить выходной.

Я искренне симпатизирую индонезийцам. И считаю, нам, русским людям, стоило бы поучиться у индонезийцев умению быть спокойными, расслабленными, неагрессивными.

Однако, многие российские работники сочли бы, что в массе своей, с точки зрения русской ментальности, индонезийцы несколько не соответствуют российскому пониманию трудолюбивого сотрудника.

Вводный дискурс

Для начала следует сказать несколько поясняющих фраз.

Компания, в которой я работаю, является совместной российско-индонезийской организацией. Она была создана для реализации проекта ОАО «РЖД» по созданию железной дороги для перевозки угля в провинции Восточный Калимантан.

Этому проекту оказывается политическая поддержка правительств обеих стран. На процедуре ground-breaking, т.е. закладки первого камня, на участке морского порта, присутствовал президент Индонезии Джоко Видодо. О проекте железной дороги на острове Калимантан говорил в мае 2016 г. на саммите в Сочи президент России Владимир Путин.

Хочется надеяться, что при такой мощной поддержке, наш проект будет получать зеленый свет на всех стадиях его реализации.

Рис. 2. Уникальная местная рыба Tembakul, бегающая по поверхности воды Рис. 2. Уникальная местная рыба Tembakul, бегающая по поверхности воды

 

О выполнении инженерных изысканий

Одним из самых сильных впечатлений от работы в Индонезии у меня явилось осознание, что в плане уровня технической культуры между нами есть определенная дистанция.

Рискну утверждать, что в Индонезии уровень технической культуры по отдельным позициям ниже, чем у нас.

В доказательство этого утверждения приведу нижеследующие наблюдения.

Индонезийский полевой геолог – это, с наших позиций, - техник, который умеет описывать скважины, причем относительно просто, без свойственной нашей научной школе четкости (структура, текстура, включения, консистенция, обводненность, особенности и т.д.), а только тип грунта, цвет, глубина отбора проб. Этот же специалист может составить колонку скважины, выполнить (ну, организовать, выполняет-то группа рабочих) стандартное пенетрационное испытание (SPT) грунтов, а также и статическое зондирование (CPT).

Когда я пытался обмениваться с ними мнениями о генезисе залегающих грунтов, их особенностях залегания, тектонической истории района, как правило, они только пожимали плечами.

Рис. 3. Бурение на акватории Рис. 3. Бурение на акватории Рис. 4. Бурение на суше Рис. 4. Бурение на суше

 

Лабораторные работники, включая руководителей, иногда (к сожалению, я сталкивался с таким) знают только стандарты ASTM и лабораторное оборудование, не понимая, часто, даже взаимосвязи между определяемыми ими параметрами. Для меня было шоком, что руководитель грунтовой лаборатории, получив в результате испытаний плотность грунта, плотность минеральной части и естественную влажность, не способен рассчитать плотность скелета, коэффициент пористости и степень водонасыщения.

Неприятно заметить, что в ряде случаев у местных специалистов не хватает умения проверять на достоверность получаемые результаты, они просто не анализируются. Первая же лаборатория, с которой пришлось столкнулся в процессе своей деятельности, коренные морские глины полутвердой консистенции по результатам своих анализов представила как суглинки текучие с коэффициентом водонасыщения 1,25-1,35 (!!!).

Причем, кажется, эти люди искренне не понимали, почему нам (заказчикам) не нравятся такие результаты, что может быть неправильно, если они все испытания выполняли по стандартам ASTM, на современном оборудовании.

 

Рис. 5. Одометры в калимантанской лаборатории Рис. 5. Одометры в калимантанской лаборатории

 

Рис. 6. Сдвиговой прибор в калимантанской лаборатории Рис. 6. Сдвиговой прибор в калимантанской лаборатории

 

Получив полевые и лабораторные данные, геотехнический отчет составляет инженер-геотехник, который, часто, к сожалению, без критического анализа полученных данных хотя бы на предмет общей возможности существования таких данных (их физического смысла), проводит расчеты несущей способности свай различного вида и сечения в конкретных местах.

Был, к сожалению, неприятный опыт – статистическая обработка данных не проводилась, критерии выделения грунтовых толщ не приводились, а только перечислялось – в районе скважины №Х выделены три слоя такой-то мощности, с такими-то свойствами.

Всё! Берите и проектируйте.

Еще одним моментом, оставившим грустные впечатления, явилось для меня то обстоятельство, что и при выполнении инженерных изысканий, и при составлении кадастрововых планов (для продажи земельных участков) здесь иногда не используют геодезические работы. Для привязки скважин, разметки участков земли, и подобных целей используются бытовые GPS-приемники, с помощью которых получают координаты узловых и угловых точек (используются прямоугольные координаты универсальной проекции Меркатора).

Я знаком с несколькими местными геодезистами, в Индонезии есть учебные заведения, подготавливающие инженеров-геодезистов, нет проблем с покупкой приборов от ведущих мировых производителей, но… Видимо, части людей, участвующих в деятельности, связанной с теми или иными видами землемерных работ, кажется, что геодезические работы – часто излишнее усложнение производственного процесса.

Ведь есть же Google Earth, есть GPS-приемники, есть лидарная съемка для экстренных случаев.

Вот один из примеров, когда в геотехническом отчете от индонезийских подрядчиков, вообще не был описан рельеф изучаемого участка и не приводились абсолютные отметки устьев разведочных скважин.

 

Рис. 7. Колонка скважины (фрагмент) Рис. 7. Колонка скважины (фрагмент)

 

Также удивил случай, когда был продемонстрирован не очень красивый подход компаний, работающих на рынке инженерных изысканий, к ценообразованию.

Когда выявилась плачевная ситуация с качеством лабораторных испытаний на одном объекте, мы с коллегами стали прорабатывать варианты сотрудничества с другими лабораториями, в том числе на Яве, в Джакарте. Мы предложили нескольким лабораториям минимальную партию образцов грунта из пяти штук (из одного места и единой грунтовой толщи) для тестовых испытаний, и хотели сравнить полученные результаты, с целью выбрать лабораторию с наилучшим качеством выполнения комплекса определений физико-механических характеристик грунтов.

В одной из лабораторий за выполнение такого комплекса определений нам предложили прайс-лист на сумму, эквивалентную 900 долларам.

В другой лаборатории нам выставили счет на 10 тысяч долларов!!!

Мне было очень интересно, каким образом можно обосновать такую стоимость лабораторного исследования пяти образцов глин, причем требовалось выполнить только стандартный комплекс определения физико-механических характеристик.

В общении с сотрудниками этой лаборатории я выяснил, что для получения значений угла внутреннего трения и удельного сцепления наших грунтов, они намерены отправить образцы грунтов (монолиты) в свое отделение в другой стране, где лаборатория обладает самым лучшим оборудованием. Вот поэтому и такая высокая цена заявлена за планируемый объем исследований. Эти люди искренне огорчились, когда мы отказались от сотрудничества с ними.

Хочу еще раз подчеркнуть:

Конечно, в Индонезии есть грамотные специалисты, я встречал таких.

Конечно, в Индонезии есть пунктуальные люди. Таких я встречал также, и немало.

Несомненно, на территории этой страны возможно найти ответственную организацию, способную провести изыскания для объекта любой сложности и способную предоставить адекватную информацию, которая будет соответствовать требуемому уровню качества, но… к сожалению, бывают и другие примеры.

 

Замечания по общим вопросам

В целом, по опыту общения с иностранными специалистами инженерных специальностей (кроме индонезийцев в процессе работы над нашим проектом мы контактировали с голландскими, австралийскими, китайскими, канадскими и испанскими специалистами, работающими в Индонезии), мы с коллегами сформулировали для себя несколько тезисов, характеризующих основные отличия технического мышления, такие упрощенные противопоставления «мы – они»:

- они склонны часто предлагать типовые технические решения или комбинацию простых технических решений при реализации тех или иных задач, в то время, как наши специалисты стремятся найти пусть нетривиальное, но оптимальное решение;

- они испытывают затруднения с рассмотрением ситуации всесторонне и комплексно, в то время, как наши специалисты как раз в этом и сильнее;

- они в первую очередь менеджеры, и только во вторую – специалисты.

Прошу не забывать, что это субъективный опыт, и я не претендую на истину.

Рассуждая на тему отличия советской инженерной и научной школы и (обобщенно) всех остальных иностранных, мы основным конкурентным преимуществом советской школы посчитали фундаментальность и широту получаемых в ВУЗах знаний, в том числе и особенно философии, что позволяет мыслить широко, нестандартно (например, с позиций системного анализа и выявления прямых и обратных связей процессов и явлений). А ведь многие не любили ходить на лекции по философии, и считали ее совершенно лишним предметом.

 

Рис. 8. Мангровые заросли и я Рис. 8. Мангровые заросли и я

 

Рис. 9. Полевой тест на пластичность Рис. 9. Полевой тест на пластичность

 

Рис. 10. Установка статического зондирования (CPT) Рис. 10. Установка статического зондирования (CPT)

 

Рис. 11. Керн (глины) Рис. 11. Керн (глины)

 

О программном обеспечении

Чтобы собирать и обрабатывать всю получаемую геологическую информацию, чтобы иметь возможность, например, быстро пересчитать свойства грунтов при изменении схемы разделения толщи грунтов на элементы, перестроить разрезы под иную конфигурацию и т.д., в общем, для всех производственных нужд, связанных с инженерно-геологическими изысканиями, необходимо было приобрести программный комплекс, разработанный для обработки данных инженерно-геологических изысканий.

В качестве программного комплекса, выполняющего функцию геологической базы данных и средства для обработки инженерно-геологической информации, я желал бы использовать программный комплекс EngGeo (наш, российский продукт).

Однако, политика компании такова, что нельзя использовать программные продукты, не имеющие англоязычного интерфейса.

 

Рис. 12. Прайс-лист на программный комплекс GeoDin Рис. 12. Прайс-лист на программный комплекс GeoDin

 

Поэтому после поиска в интернете и чтения статей с описаниями и примерами применения инженерно-геологического ПО, и после согласования этого вопроса с руководством, было принято решение приобрести ПО GeoDin, разработанное фирмой Fugro, которое имеет интерфейс на нескольких языках, среди которых есть и русский.

По опыту использования ПО GeoDin могу высказать несколько соображений:

Интерфейс GeoDin довольно сложный, для выполнения простейших действий, таких, как создание скважины (объект «скважина»), ввода данных SPT, отображения скважин на плане и т.д., необходимо было постоянно обращаться к подмодулям программы по подгружению тех или иных словарей, каталогов, введению полей для данных, и т.д.

Также интерфейс GeoDin интуитивно не всегда понятен, и многие действия реализованы (субъективно!) нелогичным образом. К примеру, растровое изображение на план размещения разведочных выработок можно поместить только перетаскиванием файла изображения на поле чертежа плана, в разделе «План разведочных выработок», но про это не нашлось записи в справке к программе.

Также процесс ввода данных в программу показался мне сложным, многоступенчатым, и не подлежащим автоматизации (по крайней мере подгружать данные статического и динамического зондирования из exl-файлов не удалось).

Таким образом, при несомненном высоком потенциале этой программы как геологической базы данных (о чем можно судить по описанию возможностей программного комплекса на сайте Fugro), реальная работа с GeoDin оказалась для меня не эффективной, в плане решения стоящих передо мной задач, тем более в режиме постоянного цейтнота.

 

Рис. 13. Описание к модулю программы GeoDin «Скважины» Рис. 13. Описание к модулю программы GeoDin «Скважины»

 

Уверен, если предварительно пройти курсы обучения пользованию программой GeoDin, ситуация может быть иной, но в режиме освоения «на ходу» и удобству пользования, я все-таки склоняюсь в пользу ПО EngGeo.

Думаю, если программе EngGeo добавить возможность перехода на англоязычный интерфейс, то мне кажется, что у нее будет большая возможность отвоевать у программ типа GeoDin значительную часть мирового рынка.

 

Рис. 14. Описание к модулю программы GeoDin «Лаборатория» Рис. 14. Описание к модулю программы GeoDin «Лаборатория»

 

О стандартах

Российские строительные нормы и правила, а также ГОСТы, регламентируют все процедуры выполнения инженерных изысканий.

Количество скважин, их глубины, количество образцов грунтов и воды, необходимое для освещения участка исследования, состав комплекса полевых и лабораторных определений свойств грунтов, схемы испытаний, состав технического отчета – все регламентировано разделами соответствующих нормативных документов.

Начиная работать в Индонезии, с помощью своих индонезийских коллег, я стал выяснять, по каким стандартам проводят изыскания в Индонезии.

Оказалось, сложившаяся практика предполагает использование стандартов американского общества по испытанию материалов ASTM.

Эти стандарты распространяются на лабораторные и полевые испытания грунтов и описывают стандартные процедуры проведения этих испытаний.

Однако на протяжении нескольких месяцев не представлялось возможным узнать, какими стандартами руководствуются при назначении количества скважин, их глубин, при определении границ исследований, при составлении методики исследований, при выборе схем лабораторных и полевых испытаний, и т.д.

Оказалось, что для этих действий не существует стандартов.

Есть сложившаяся практика, подразумевающая согласование программы изыскательских работ с заказчиком, который, в свою очередь, проводит при необходимости экспертизу этой программы у независимого консультанта.

При составлении отчетов, например, руководствуются примерами (или шаблонами) такого типа отчетов, которые размещаются на сайтах государственных организаций, к примеру, департаментов министерства энергии и минеральных ресурсов.

Таким образом, система организации и проведения инженерных изысканий в Индонезии отличается от российской по принципиальным позициям.

Российскую систему полного охвата всех процедур нормативными документами можно сравнить с полным набором инструментов, покупая который, можно быть уверенным, что любой ремонт будет этим набором выполнен, потому что какая бы не возникла задача, в этом наборе есть инструмент для любого вида работ и любых видов деталей.

Подход, реализуемый в Индонезии, можно сравнить с составлением набора инструментов, необходимых для текущего ремонта, путем покупки отдельных единиц инструмента, только определенного вида.

Понятно, что право на жизнь имеют и советский (российский), и индонезийский подход. Ясно, что у каждого подхода есть свои плюсы и минусы. Важно понять, каким образом можно использовать в своей работе преимущества каждого из подходов.

Также несколько слов хотелось бы сказать о различиях в классификации грунтов и определении отдельных параметров.

Информацию по этой теме можно почерпнуть в первой редакции проекта ГОСТ 25100 (от 2010 г.) и в СП 11-114-2004 «Инженерные изыскания на континентальном шельфе для строительства морских нефтегазопромысловых сооружений».

По большому счету, данные лабораторных исследований, проведенные по стандартам ASTM, можно без каких-либо ограничений использовать для расчетов показателей свойств грунтов по ГОСТ, учета требует только показатель WL, предел текучести (в стандарте ASTM этот параметр называется LL, т.е. Liquid Limit).

Суть в том, что определение этого показателя проводится по ГОСТ с помощью балансирного конуса Васильева (который под собственным весом погружается в грунтовую пасту), а по ASTM с помощью прибора Казагранде, в котором разжиженная грунтовая паста стекает от боков к центру полусферической чашки, которой постукивают об основание.

Таким образом, методика определения этого параметра различна, и кроме того, различается, хоть и незначительно, гранулометрический состав частиц грунта, отсеиваемых для приготовления грунтовой пасты.

Существуют формулы, с помощью которых можно пересчитать значения WL, полученные по стандарту ASTM в значение по ГОСТ. В результате значение WL несколько уменьшится.

 

Универсальная формула : WL = 0,71LL + 6.9

 

Здесь я хотел бы прокомментировать именно применение формулы пересчета LL в WL, и порассуждать о необходимости этого.

Хорошо, что были проведены такие исследования, на основании которых были выведены эти формулы, как универсальная, так и для различных регионов.

Однако, столкнувшись на практике с лабораторными данными, определенными по стандартам ASTM, и проведя корректировку значений WL по вышеупомянутой формуле (да и по всем остальным, для проверки), я получил не удовлетворившие меня значения.

Рассматривались современные морские осадки мелководной бухты (провинция Восточный Калимантан).

Сначала был проведен расчет показателей свойств грунтов в соответствии с требованиями российского ГОСТ 20522-2012 «Грунты. Методы статистической обработки результатов испытаний», причем значение WL, полученное по стандарту ASTM, не корректировалось.

Затем эти действия были повторены со скорректированными значениями WL.

При снижении значений WL после пересчета, было выявлено, что увеличились показатели текучести, и консистенция грунтов не совпала с ожидаемой.

В качестве референсных значений для понимания, какие же значения этого параметра лучше отражают реальные свойства грунта, привлекались данные лабораторных определений (по ГОСТ), также полученные на образцах современных морских мелководных осадков из района Имеретинской низменности (г. Сочи, 2009 г.) и из района Керченского пролива (г. Керчь, 2014 г.) из моего личного архива.

По результатам этого сравнения обнаружилось, что физические свойства молодых морских осадков бухты в Индонезии практически идентичны свойствам четвертичных грунтов морского генезиса Имеретинской низменности (одинаковый диапазон изменения We, WL, плотности, содержания органики).

После сопоставления было принято решение не использовать формулу пересчета значений LL в значения WL, а считать, что на данном объекте эти величины равны и использовать значения верхнего предела пластичности, полученные по стандарту ASTM, без корректировки.

Рис. 15. Фрагмент геологической карты провинции Восточный Калимантан Рис. 15. Фрагмент геологической карты провинции Восточный Калимантан

 

Заключение

В заключение хотелось бы отметить, что в работе над проектом железной дороги на острове Калимантан, в тесном сотрудничестве, работают специалисты не только Индонезии и России, но и наши коллеги из Украины, Узбекистана и Армении. И никакие политические проблемы в отношениях между странами не мешают нам эффективно сотрудничать и с удовольствием общаться.

Очень хочется надеяться, что волны экономического кризиса, грозящие перевернуть корабль нашего проекта, не достигнут гибельной величины, что впереди еще много интересной, важной, познавательной работы.

И что мне представится еще немало поводов поделиться своими впечатлениями и наблюдениями со всем инженерным сообществом.

Наконец, самое главное - не нужно бояться работать за рубежом. Это пусть иногда и сложно, но очень интересно, и несомненно способствует и профессиональному, и личностному росту.

И еще раз хотелось бы заострить внимание на том, что все вышесказанное не несет задачи критиковать особенности жизни и работы в Индонезии, а только призвано осветить нюансы, которые следует учитывать, работая здесь.

Удачи всем!

 

 

 

Дополнительные материалы на английском и индонезийском языках

 

Сравнение результатов лабораторий.xls

Пример геотехнического отчета для Индонезии (на индонезийском).pdf