Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 72 , авторов - 223 ,
всего информационных продуктов - 1979 , из них
статей журнала - 450 , статей базы знаний - 58 , новостей - 1429 , конференций - 2 ,
блогов - 7 , постов и видео - 23 , технических решений - 9

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
17 июня 2016 года

НИКОЛАЙ КРИВОЗЕРЦЕВ: Каждый второй заказчик планирует не платить

Уже ни для кого не секрет, что отрасль инженерных изысканий переживает один из сильнейших финансовых спадов в своей истории. Связано это и с общей стагнацией строительного комплекса, и с финансовыми проблемами в стране, и с резким увеличением числа компаний в отрасли. Но немаловажную роль играет и то, что к инженерным изысканиям относятся формально, а заказчик не понимает их истинного значения и важности. Отчасти в этом виноваты и сами изыскатели.

Своим опытом работы в отрасли и взглядами на перспективы ее развития делится соучредитель и генеральный директор компании EcoStandard Group Николай КРИВОЗЕРЦЕВ.

Кривозерцев Николай ВасильевичГенеральный директор компании EcoStandard Group

Ред.: Николай, возглавляемая Вами компания за десять лет прочно заняла несколько ниш, в том числе, в сфере инженерных изысканий. Между тем, Вы выпускник исторического факультета МГУ, а не геологического или географического. Как Вам удалось добиться успеха?

Н.К.: Я считаю, что для того, чтобы добиться успеха в любой сфере, необязательно обладать соответствующим профильным образованием, хотя многие думают именно так. По моему мнению, главное не образование, а желание работать и целеустремленность. В сфере инженерных изысканий есть множество примеров организаций, которые были созданы и управляются людьми, далекими от отрасли. Это могут быть экономисты, юристы, ракетостроители, бывшие чиновники. Да кто угодно. Для этих людей, в том числе, для меня, инженерные изыскания – это бизнес, причем только одно из направлений. Это не значит, что наша компания делает изыскания плохо. Наоборот, мы стремимся давать качественный продукт за адекватную стоимость, дорожим своей репутацией, как любые нормальные бизнесмены, и именно это помогает нам развиваться и привлекать заказчиков. В результате у нас есть такие направления бизнеса, как инженерные изыскания, охрана труда, экологический мониторинг, геотехнический мониторинг, экологическое проектирование и другие. Все это инженерный бизнес, который мы развиваем, ищем что-то новое и не боимся этого.

Более того, именно благодаря этому сейчас, в кризис, мы на плаву и неплохо себя ощущаем по сравнению со многими другими компаниями.

 

Ред.: А как получилось так, что Вы оказались в EcoStandard Group?

Н.К.: Изначально я подрабатывал здесь в сфере PR, еще учась в университете. Однако как раз тогда, когда я заканчивал пятый курс, в организации начались сложности, почти все сотрудники ушли, а учредители решили отказаться от этого направления в своем бизнесе и отдали компанию на откуп оставшимся сотрудникам. С этого и началась современная история EcoStandard Group.

В сферу инженерных изысканий мы пришли не сразу. Изначально, в 2006 году, мы занимались санитарно-гигиеническими обследованиями зданий, выполняли экологическую экспертизу, в том числе  при сдаче помещений в эксплуатацию и пр. Логическим продолжением этого стало выполнение инженерно-экологических изысканий на участках под строительства. Это было начало 2007 года. А с учетом того, что время было очень хорошее для развития бизнеса, заказчики хорошо платили и были готовы отдавать заказы молодым компаниям, не имеющим ни техники, ни лаборатории, мы быстро освоили и прочие виды изысканий. 

Надо сказать, сейчас все сильно изменилось. У нас теперь своя лаборатория, много техники и оборудования, а вот заказы получать все сложнее – за них идет настоящая война на рынке. Приходится адресно искать проектные компании, выигравшие тендеры, и предлагать им свои услуги. Благо, у нас отличная репутация и огромный наработанный опыт – это и позволяет нам сейчас получать заказы.

 

Ред.: С чем, на Ваш взгляд, связан сегодняшний кризис в изысканиях?

Н.К.: Думаю, здесь важно понимать два основных момента. Прежде всего, сжимается рынок. Объемы строительства очень сильно уменьшились, а изыскательских компаний стало в разы больше. Чего далеко ходить за примерами – только из нашей компании ушли и открыли свои изыскательские фирмы несколько человек. А от еще более крупных компаний «отпочковались» десятки новых организаций.

Но, кстати, в последний год уже никто не уходил. Люди чувствуют, что сейчас открывать бизнес в изысканиях проблематично.

Второй момент – заказчики стали крайне скептически относиться к инженерным изысканиям. Они нашли много обходных путей, в основном противозаконных, которые позволяют изыскания не выполнять. Это и фондовые данные, и использование материалов исследований с соседних площадок, и просто откровенные фальсификации. Отчасти в этом виноват рынок. Но есть и вина изыскателей. Во-первых, заказчик привык получать услуги по демпинговым ценам и не хочет платить больше, получая, при этом, низкокачественные данные. В следующий раз заказчик предпочтет вообще не платить. Во-вторых, заказчик сегодня очень малограмотен и краткосрочно прагматичен – выгода здесь и сейчас без мыслей о будущем. Если раньше изыскатели могли отстоять свою позицию, обосновать зачем нужна их работа в том или ином объёме, а заказчик это знал и понимал, то сегодня чаще всего этого нет. Некоторые считают, что изыскания нужны только для формального прохождения экспертизы. 

Но главная беда, конечно, в том, что многим крупным заказчикам, особенно государственным, в условиях сильнейшей бюрократии и регламентации часто совершенно наплевать на качество. Они отдают на тендере работу никому не известной компании за три копейки, платят аванс. Потом, когда срываются сроки, компанию вносят в реестр недобросовестных поставщиков, она закрывается, ее владельцы открывают новую компанию и снова выигрывают тот же самый тендер. И всем наплевать, а объекты, в том числе крайне важные, не проектируются и не строятся годами. 

 

Ред.: Неужели люди, которые сейчас создают свои компании, верят, что смогут добиться успеха там, где такой переизбыток предложения?

Н.К.: Последний год мало кто создает новые компании в сфере инженерных изысканий. Количество вновь образованных организаций начало постепенно сокращаться два или даже три года назад. Уже тогда было довольно сложно добиться чего-то на этом рынке. Появилось много барьеров и административных, и финансовых.

Допуск СРО, допустим, купить не сложно. Три дня, и он у тебя в кармане. При этом, кажется, ни один заказчик не будет проверять этот допуск, изучать где он получен и на сколько законно. Но при этом сегодня мало какой крупный заказчик, особенно государственный, даст тебе работу, если нет своего оборудования и сотрудников. А значит, новичкам потребуются серьезные финансовые вложения.

 

Ред.: Какие проблемы, на Ваш взгляд, можно выделить на рынке изысканий?

Н.К.: Часть из них я уже обозначил выше. Но можно назвать и еще несколько. Самое главное – здесь самый неструктурированный рынок, жесточайший демпинг со стороны недобросовестных исполнителей и, что характерно для последнего времени, здесь не платят. Причем часто – осознанно. Прямо говоря, кидают.

Мне иногда кажется, что сейчас каждый второй заказчик, заключая договор, планирует не оплачивать работу исполнителя. В том числе, госзаказчик… Договора составляются таким образом, что придраться можно к чему угодно, а исполнители, по сути, бесправны.

Прямо могу сказать, если бы наша компания занималась только изысканиями, то мы бы давно разорились. Но, у нас это всего примерно четверть бизнеса.

 

Ред.: Возвращаясь к истокам, за счет чего EcoStandard Group удалось добиться успеха?

Н.К.: Наш стартовый капитал, который позволил нам очень быстро добиться результата, мы заработали на олимпийском строительстве. Мы получили там 220 гектар в Имеретинской низменности под инженерно-экологические изыскания для частной застройки. Мы были к тому моменту уже неплохо оснащены экологическим оборудованием: измерения радона, дозиметрия, по радионуклидам, по химии почв. И на полученных авансах за эти работы мы много еще чего докупили, смогли полностью дооснаститься, привлекли очень опытных специалистов и сформировались как компания. Это было в период с 2008 по 2011 годы. Тогда же мы и экологическую лабораторию аккредитовали.

 

Ред.: Как развивался департамент инженерных изысканий компании после олимпийских объектов?

Н.К.: Так получилось, что сразу после той работы нам удалось получить заказы на востоке страны – Сахалин, Камчатка. Это, надо сказать, в то время были благодатные места. Местные компании с учетом повышающих коэффициентов и исторически низкой конкуренции запрашивали невероятные деньги, в несколько раз больше, чем в Москве, на Урале или Сибири. Поэтому даже предлагая цену лишь немного ниже, можно было выиграть тендер и отлично заработать. Даже с учетом найма местных специалистов, пересылки проб, командировок – все равно это было очень выгодно.

 

Ред.: На сегодняшний день одной из «больных» проблем в любой сфере является поиск и наем персонала и управление им. Как решается эта проблема в Вашей компании?

Н.К.: Мы всегда старались идти по пути подготовки собственных кадров, растили специалистов с нуля. На сегодняшний день у нас практически все руководители работают в компании по десять лет. Я считаю, что человек, который вырос в компании, придя в возрасте 22-25 лет молодым и не опытным, не только предан делу, но еще и отлично знает всю внутреннюю кухню, знаком со всеми процессами и знает сильные и слабые стороны.

 

Ред.: На Ваш взгляд, должен ли руководитель компании контролировать работу каждого своего подчиненного?

Н.К.: Был период, когда я думал, что руководитель не должен вмешиваться в работу подчиненных, чтобы не нарушать технологический процесс своими вопросами и советами. Например, есть руководитель отдела, у него есть финансовый план, который он должен выполнять и все. Но я от этого ушел. Руководитель должен следить за работой по всем ключевым моментами. Не лезть в технические тонкости, но держать на контроле, быть в курсе событий – обязательно. Это нужно не руководителю. Это нужно самим сотрудникам. Иначе многим сложно мобилизоваться.

 

Ред.: Как Вы планируете развивать компанию в сложные кризисные времена?

Н.К.: Мы сейчас стараемся делать ставку на сложные высокотехнологичные работы. Это геотехнический мониторинг трубопроводов, например. В этой сфере небольшая конкуренция, здесь есть элементы научно-исследовательской работы. Не менее важен для нас экологический мониторинг морских акваторий, в том числе космический. Мы закупаем космоснимки у компании Сканекс, а дешифрированием данных занимаются уже наши специалисты. Именно в этих сложных нишах мы сейчас видим перспективу. Классические инженерные изыскания под детский садик или под жилой дом сейчас выполняются в условиях такой конкуренцией, что ни работы, ни денег за работу там не получишь.

Вообще я считаю, что сейчас очень перспективно развивать такой сервис, как «одно окно», когда заказчик приходит и получает полный набор услуг на высоком уровне: от охраны труда, охраны окружающей среды до лоббизма каких-то конкретных интересов. Такие заказчики сейчас у нас появляются и это очень интересное направление бизнеса. 

В целом же наша главная задача – продолжать работать на том же высоком уровне, выдавать качественные результаты и удовлетворять заказчика. Например, последние пять лет один из крупнейших европейских ретейлеров в России работает только с нами, а это о многом говорит.

 

Ред.: Но ведь все эти сложные работы требуют очень специфического дорогого оборудования. Не дорого ли это для компании?

Н.К.: У нас в компании благодаря диверсификации деятельности вполне стабильная финансовая ситуация с самого основания. Мы ни разу не брали кредиты и считаем это нашим достижением. Кстати, в кризис особенно помогает, когда мы никому ничего не должны. Наших оборотных средств вполне хватает для приобретения дорогостоящего оборудования для выполнения высокотехнологичных исследований.

 

Ред.: Многие утверждают, что изыскательской компании чтобы завоевать рынок нужны какие-нибудь особенные компетенции, что-то, что отличало бы ее от конкурентов. Какие компетенции были у EcoStandard Group 10 лет назад и что изменилось за прошедшие годы?

Н.К.: Я думаю, что 10 лет назад, чтобы выйти на рынок нужно было только желание работать, инициатива и базовый набор знаний. У нас, например, просто была классная команда примерно из 10 человек, которые хотели развивать бизнес и зарабатывать.

Что касается сегодняшнего дня, то у нас сохранилась очень сильная команда технических специалистов. При этом в компании есть своя собственная очень хорошо оснащенная лаборатория, много различного оборудования. Без этого сейчас было бы тяжело. Благодаря тому, что мы более чем на 70% закрываем все работы собственным оборудованием, мы готовы работать быстро, без авансирования, можем давать очень привлекательные цены. На сегодняшний день все это очень актуально, потому что получить аванс, особенно от госзаказчика, проблематично.

Еще, говоря о нашем коллективе, я хочу сказать, что все сотрудники очень мотивированны, умеют не только качественно, но и быстро работать. Каждый этап работ у нас тщательно продуман, выстроен и максимально оптимизирован.

Никто не закончит работу в шесть часов вечера, если от его результатов зависит успех и оперативность работы других членов коллектива. Каждый стремится сделать все быстро и максимально качественно.

 

Ред.: Сейчас в изысканиях существует огромная проблема с фальсификациями данных, причем не только на уровне руководства, но и на уровне исполнителей – люди не хотят работать в поле.

Н.К.: С этим действительно огромная проблема в отрасли. Желание некоторых компаний не работать, а просто получать деньги рождает совершенно нездоровую конкуренцию, справиться с которой почти невозможно.

У нас в компании система менеджмента качества выстроена так, что главы отделов отвечают за техническую часть. А ГИПы или менеджеры проектов, которые часто и являются теми лицами, которые могут быть заинтересованы в фальсификации данных, отвечают лишь за общение с клиентами. Они не могут никак повлиять на начальника отдела. ГИПы у нас подчиняются главе департамента, а начальники отделов – главному инженеру.

 

Ред.: Какой совет Вы можете дать начинающим предпринимателям?

Н.К.: Во-первых, если вы не понимаете, откуда брать заказы, то сейчас не время для нового бизнеса.

Во-вторых, если вы думаете, что сейчас начнете заниматься бизнесом и будете часть работ «рисовать», чтобы сэкономить, то это не выйдет. Все это всплывет на поверхность, и вы залетите на такие деньги, что квартиру придется продавать. Более того, заказчики вас сами подведут к тому, что вы все нарисуете, а они вам потом не заплатят и засудят. Будьте честны и аккуратны и тогда, возможно, все получится.