Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 70 , продуктов - 1823 , авторов - 202

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Программное обеспечение
2 марта 2017 года

ТАТЬЯНА МЕЛИХОВА: EngGeo – наиболее удобный программный комплекс для геологов

От того, какое программное обеспечение использует изыскательская организация, во многом зависит и результат ее работы. Одной из наиболее популярных программ по обработке данных инженерно-геологических изысканий в нашей стране является EngGeo. Разработчик этого программного комплекса Татьяна МЕЛИХОВА рассказала нам об истории EngGeo, его возможностях, в том числе, которые только появятся в следующей версии, а также о планах на будущее.

Ред.: На сегодняшний день программным комплексом EngGeo пользуется множество специалистов инженер-геологов. Но, вероятно, добиться такого результата, завоевать рынок было не просто?

Т.М.: Вообще говоря, история появления программного комплекса EngGeo достаточно интересная. В то время я еще работала на кафедре высшей математики МГРИ-РГГРУ и совершенно никакого отношения к геологии не имела, за исключением нескольких знакомых на геологическом факультете. Именно они в какой-то момент и попросили меня написать небольшую программку для выполнения отдельных простых расчетов при выполнении инженерно-геологических изысканий. Опыт оказался успешным, появилось еще несколько изыскательских организаций, заинтересованных в автоматизации отдельных производственных процессов. А я, работая над программой, все больше погружалась в специфические геологические вопросы, знакомилась с новыми людьми. Вот так и был создан под эгидой РГГРУ первый прототип программы, который, впрочем, имеет мало общего с нынешним комплексом.

 

Ред.: Как удавалось совмещать преподавание с разработкой программы? Ведь, наверное, оба занятия требовали много внимания?

Т.М.: Дело в том, что все это было в начале 90-х годов. В это время в нашем ВУЗе происходили изменения, которые сложно воспринимались человеком с советской закалкой, привыкшем делать свою работу либо хорошо, либо никак. Студенты относились к учебе из рук вон плохо, программы для студентов постоянно перестраивались. Преподавательская работа приносила все меньше удовольствия, и все больше времени занимали задачи инженерной геологии, которые хотелось воплотить в жизнь. В результате в какой-то момент я достаточно легко полностью переключилась на развитие программного комплекса EngGeo.

 

Ред.: Но, не имея за плечами опыта инженерно-геологических изысканий, вероятно, было сложно развивать проект?

Т.М.: Конечно, одна бы я не справилась. Мне очень помогли геологи и сотрудники лаборатории 56 института инженерных изысканий Министерства обороны, которого сейчас уже, к сожалению, не существует, геологи Мособлгеотреста, МосЦТИСИЗа. Постепенно подключилось еще несколько организаций, которые, кстати, до сих пор много помогают советами, всегда готовы проконсультировать по сложным вопросам, высказывают критические замечания и пожелания. С их подачи и опираясь на их понимание того, что нужно, мы и стали делать программный комплекс.

Изначально мы всю работу пользователя в программе предполагали реализовать в точном соответствии с действующими ГОСТами. Но оказалось, что в жизни не все получается так гладко, и у изыскателей при обработке испытаний должна быть возможность корректировать и выравнивать используемые показатели, вводить данные, полученные другими методами. Например, при определении влажности грунта приходится учитывать не всегда идеальные условия хранения образца и вносить небольшие корректировки для получения достоверных результатов. И подобных примеров множество.

Конечно, чтобы добиться этого, потребовалось очень серьезно развивать программу. В результате она быстро обрастала все большим функционалом, позволяла добиваться все более тонких настроек для каждого конкретного пользователя.

 

Ред.: Вы говорите, в программе предусмотрено очень много пользовательских настроек. С чем это связано и не усложняет ли это работу?

Т.М.: Исходя из нашего опыта общения с пользователями, сложностей это не вызывает. Дело в том, что подобные тонкие настройки необходимы, например, в связи с тем, что у нас в стране нет нормативных документов, строго регламентирующих оформление паспортов испытаний и выходных ведомостей. Да и с точки зрения проведения испытаний настройка требуется потому, что изыскателями могут использоваться различные приборы с отличающимися характеристиками.

Зачастую у организаций, особенно крупных, есть свои внутренние стандарты оформления результатов испытаний. Доводы о том, что государственные нормативные документы это не регламентируют, их не интересуют. Они привыкли делать определенным образом, их заказчики и эксперты, проверяющие работу, тоже этого ждут. Вот и приходится выстраивать программу с возможностью настройки под конкретные нужды различных организаций.

 

Ред.: Программа, вероятно, требует и регулярных обновлений, чтобы не только успевать за меняющимися потребностями клиентов, но и за нормативной базой?

Т.М.: Конечно, мы постоянно обновляем наш продукт, развиваем его. За последние два года появилось три новых обновления и сейчас готовится версия EngGeo 4.5, которую мы надеемся выпустить уже в ближайшее время. В ней будут учтены многие пожелания наших пользователей.

Например, мы добавили возможность обработки данных по расклинивающему дилатометру, поскольку сейчас это оборудование все более активно используется при инженерно-геологических изысканиях в нашей стране.

Кроме того, мы ввели возможность построения графиков гамма-каротажа, что часто требуется геофизикам. Добавили довольно много разного рода сводных ведомостей, статистику по химическим анализам. Очень серьезно проработали разделы программы, связанные с мерзлыми грунтами – добавили считывание и обработку срезов по поверхности смерзания, согласовали все расчеты с СП 25.13330.2012.

 

Ред.: Как Вы узнаете, что именно нужно изыскателям от программы?

Т.М.: Мы выработали для себя следующий механизм. Периодически мы предлагаем пользователям прислать пожелания и предложения к программе, которые у них есть. Те, которые встречаются наиболее часто, мы стараемся реализовать. Ведь все эти пожелания связаны, как правило, либо с появлением нового оборудования, либо с новыми требованиями экспертизы к проведению тех или иных исследований. Надо сказать, что многие пользователи, которые работают в тесном контакте с нами, зачастую присылают такие предложения и самостоятельно, не дожидаясь наших призывов. Мы всегда идем на поводу у изыскателей, если можно так сказать.

 

Ред.: Большинство изыскателей делятся на тех, кто предпочитает программу CREDO, Юнисервис или EngGeo. Другие разработчики лишь начинают завоевывать рынок. Вы, наверное, пристально следите за конкурентами?

Т.М.: Конечно, мы смотрим, что делают конкуренты, стараемся учесть их удачные решения в своих продуктах, найти еще более удобные способы. Нередко мы отмечаем, что те или иные решения реализованы лучше у нас.

 

Ред.: Вообще, конкуренция на Вашем рынке серьезная?

Т.М.: Думаю, нет. Во-первых, каждый выбирает то, что ему удобнее и принесет большую пользу. Поэтому, например, несмотря на то, что мы не проводим каких-то агрессивных рекламных компаний, число наших пользователей постоянно растет. Кроме того, рынок еще настолько слабо развит, настолько много еще организаций, не автоматизировавших свою работу, что места пока всем хватает. Наоборот, хорошо, что на рынке есть несколько приличных продуктов, из которых можно выбирать.

Я считаю, что мы более сильны в области инженерной геологии, CREDO – в области геодезии. Но я, конечно, ни коим образом не хочу спорить с пользователями, считающими иначе. Тут всегда дело вкуса.

 

Ред.: Для многих пользователей очень важен интерфейс программы: чтобы он был интуитивно понятен, удобен в работе. Вы над этим работаете?

Т.М.: На наш интерфейс особо не жалуются. Иной раз приезжаешь в лабораторию, которая пару недель назад установила EngGeo, а у них введены и обсчитаны данные по пяти объектам, отчеты распечатаны. Все оказывается быстро и легко. Особенно, когда уже немного погружаешься в работу с программой. С другой стороны, это иногда приводит к тому, что многие не хотят читать инструкцию и в результате не знают, как воспользоваться той или иной возможностью программы, не лежащей на поверхности.

Надо понимать, что уровень пользователей очень разный. Кто-то нам жалуется, что инструкция очень подробно написана. Другие, менее опытные, наоборот не всегда могут сразу разобраться. Но мы же не можем сделать два руководства пользователя – одно для продвинутых, второе для новичков.

 

Ред.: А какие, например, возможности программы не лежат на поверхности? О чем пользователи нередко не знают?

Т.М.: Например, то, что можно проводить совместную статистическую обработку нескольких объектов, что можно повторно использовать данные по ранее пробуренным скважинам, на другом, расположенном рядом объекте. Можно считывать лабораторные данные из файлов формата xls, если они были подготовлены в другой программе или созданы вручную. Можно определять прочность образцов как правильной, так и неправильной формы. Да и много всего другого, этому можно отдельную статью посвятить.

 

Ред.: Вы говорите, что программа легко настраивается под любые условия и любой регион. А можно ли применять ее при выполнении работ за рубежом?

Т.М.: Если речь идет о том, чтобы работать по американским стандартам ASTM или европейским Еврокодам, то, увы, нет. У нас в стране не все испытания проводятся аналогично, классификация грунтов отличается. Таких настроек, к сожалению, в программе пока нет. Можно лишь приводить результаты, полученные в нашей программе, к зарубежным нормативам, пользуясь таблицами, которые включены теперь в ГОСТ 25100-2011. Но если российские изыскатели, работающие за рубежом, выполняют исследования по российским нормативам, то в этой ситуации программу можно применять точно также, как и в нашей стране.

 

Ред.: Сейчас вообще можно представить себе компанию, занимающуюся инженерными изысканиями, у которой все процессы по обработке не автоматизированы и проводятся вручную?

Т.М.: Как я уже говорила, таких организаций довольно много, но им все сложнее выживать рынке из-за гораздо больших временных затрат на обработку данных изысканий и составление отчетов. Во-первых, программа позволяет накапливать данные изысканий, и многие из них впоследствии можно использовать повторно. Не стоит думать, что изыскатели никогда не возвращаются на те площадки, где когда-то работали. Наоборот, такое случается очень часто, особенно в городах. Например, после постройки жилого дома инвестор захочет проложить теплосеть к следующему объекту или построить рядом детский сад. Если данные прошлых изысканий не сохранены в программе, то большой объем работ придется делать заново, что, естественно, приведет к потере времени и денег.

Кроме того, то, что вручную опытный специалист будет считать и рисовать две недели, в программе можно сделать в два-три раза быстрее. Естественно, более высокая производительность сказывается и на экономике компании.

Так или иначе, специалисты, поработавшие в программе, обратно к ручным вычислениям возвращаться не хотят.

 

Ред.: Начиная с каких объемов работ компании целесообразно переходить на использование того или иного программного обеспечения? Ведь это стоит не дешево, а если объемы работы небольшие, то это может оказаться накладно и не выгодно?

Т.М.: Я считаю, что любая изыскательская компания должна стремиться к тому, чтобы автоматизировать свою работу. Даже если в организации работает 3 человека. У нас нередки случаи, когда нам звонят и рассказывают, что хотели взять второго геолога на работу, но вместо этого поставили программный комплекс, который позволил решать все задачи, которые планировалось переложить на дополнительного сотрудника.

В любом случае, руководитель должен быть заинтересован в максимальном ускорении проведения работ, чтобы в случае появления нового заказа не пришлось от него отказываться или передавать кому-то на субподряд.

Плюс ко всему, программа не ошибается, а это очень немаловажный фактор.

 

Ред.: В программу данные приходится забивать вручную?

Т.М.: Не все. Например, мы напрямую можем считывать данные лабораторных испытаний с приборов АСИС «НПП Геотек», данные статического зондирования с установок «ФУГРО», «Геотест» и «ПИКА». Правда, Геотест принципиально не раскрывает формат исходных данных, поэтому приходится подгружать данные из отчетов, формируемых их собственной программой обработки.

 

Ред.: Как Вы боретесь с пиратством?

Т.М.: К сожалению, никак. И мы сталкивались с тем, что на рынках или в сети можно найти пиратскую версию. Причем, пиратские версии попадают в продажу со всеми выходными данными организации, которая ее «слила». Кроме того, эти пиратские версии, безусловно, очень плохо сделаны, там нередко «каша» из разных версий программы и пользоваться этим, откровенно говоря, проблематично.

Но важно понимать, что если организация не является обладателем лицензии, то обновляться пиратская программа не будет, как не будет осуществляться и техподдержка. А без обновлений EngGeo относительно быстро теряет свою актуальность. Например, вышел новый ГОСТ, и с этого момента расчет по старому нормативу уже невозможен. А такие обновления происходят сейчас, примерно раз в полгода.

 

Ред.: Какие возможности есть у EngGeo, которых нет у конкурентов?

Т.М.: Например, у нас достаточно подробно классифицируются не только грунты, но и заполнители: по пластичности, по его типу и т.д. У нас есть возможность расчетов механических свойств крупнообломочных грунтов по так называемой методике ДальНИИС. Хоть она и не слишком точна, но пока находится в употреблении. Мы даем возможность обрабатывать химический анализ многих катионов и анионов двумя, тремя и более способами. А отсутствующую в ГОСТ формулу солевого состава воды (формулу Курлова) программа позволяет составлять по-разному, в зависимости от того, каким источником привык пользоваться конкретный специалист.

Очень подробно проработаны в программе мерзлые грунты. Кроме того, на мой взгляд, у нас очень удачно реализован механизм автоматического построения и корректировки разрезов.

И таких примеров очень много.

 

Ред.: Поскольку Вашим программным продуктом пользуется, вероятно, не меньше половины изыскательских организаций, Вы могли бы оценить объем реально работающих компаний в России?

Т.М.: Я могу сказать, что нашими клиентами является более 400 организаций. Хотя, не исключаю и того, что некоторые из них уже закрылись. По моим субъективным ощущениям, количество организаций, которые вообще не пользуются программным обеспечением, либо используют программы других производителей, исчисляется тысячами. Но, к сожалению, большая их часть представляет собой компании типа два стола и два стула, которые арендуют технику, заказывают где-то лабораторные испытания и сами в лучшем случае только отчеты составляют. А крупных, серьезных изыскательских компаний, мне кажется, не более тысячи.

 

Ред.: Могут ли изыскатели перейти из одной программы в другую, или это сопряжено с потерей наработанных данных?

Т.М.: Три или четыре года назад мы провели в Пензе у Геннадия Болдырева совещание с участием представителей Кредо и Юнисервиса. Обсуждался вопрос создания единого формата данных для обмена между изыскателями. Все решили, что это было бы хорошо, обсудили зарубежный опыт и разошлись. К сожалению, на этом все закончилось. Через некоторое время Кредо приняло собственный формат данных без обсуждений и консультаций.

В настоящий момент я не вижу структуры, в рамках которой или под патронажем которой могла бы вестись такая работа. Дело в том, что вопрос обмена информацией связан не столько с форматом, сколько со степенью подробности данных и их структурированием. Кроме того, единый формат должен применяться не только разработчиками программ, но и производителями оборудования, в том числе, полевого. Но пока, к сожалению, никакой силы, которая привела бы все это к единому знаменателю, нет.