Отправить сообщение, заявку, вопрос

Зарегистрироваться для участия в конференции

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 70 , продуктов - 1705 , авторов - 188

Copyright © 2016-2018 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Оборудование и технологии
15 декабря 2017 года
>>> Просмотров:19сервис учёта просмотров включен с 15.03.2018

ИВАН СОКОЛОВ: На Обской губе мы поставили рекорд и опробовали новые технологии

Выполнение статического зондирования на Салмановском месторождении в акватории Обской губы стало для сотрудников компании FUGRO/«Геоинжсервис» достаточно сложным испытанием. Такого опыта у них еще не было. Во-первых, до того такие работы никто на этой широте не делал, поэтому опереться при подготовке исследований было не на что. Во-вторых, зондирование выполнялось до глубины минимум 60 метров, что в принципе много для статики. А на этом объекте было несколько точек, глубина которых доходила до 80 – 90 метров без разбуривания, что является абсолютным рекордом в России. В-третьих, статическое зондирование выполнялось с двух самоподъемных платформ «Федор Ушаков» и «Наука-1», что также было в новинку. Поэтому в целом получился уникальный для нашей страны опыт.

О том, как ставились рекорды, какие применялись технологии и о многом другом мы поговорили с инженером ООО «Геоинжсервис» Иваном СОКОЛОВЫМ.

Ред.: FUGRO/«Геоинжсервис» осваивает для проведения статического зондирования все новые и новые территории нашей страны, двигаясь, в том числе в Северные регионы. Насколько я понимаю, это уникальный опыт?

И.С.: На самом деле, да. Мы уже неоднократно говорили о том, что статическое зондирование мерзлых грунтов в нашей стране в современное время никто до нас не делал, а мы теперь не только уверены, что мерзлые грунты можно давить, но и уже выполняем такие работы на разных объектах. Хотя непосредственно на том объекте, о котором мы поговорим сегодня, до мерзлоты мы не додавили, она располагалась значительно ниже зоны взаимодействия грунта с фундаментом. Однако здесь мы опробовали и новые технологии выполнения статического зондирования, и даже поставили рекорд по глубине.

 

Ред.: Для начала, расскажите, пожалуйста, об объекте, на котором проводились работы?

И.С.: Мы выполняли статическое зондирование в составе инженерно-геологических изысканий для проекта строительства второго в России завода по переработке природного газа «Арктик СПГ-2». Строительство будет вестись на Салмановском месторождении в акватории Обской губы. Глубина воды в месте проведения работ составляла 4-6 метров, удаление от берега достигало 300 метров.

Тут надо сказать, что это первый большой проект FUGRO/ГЕОИНЖСЕРВИС на Севере, на котором мы впервые работали с самоподъемных платформ, не привлекая иностранных специалистов.

Нашим непосредственным заказчиком выступала московская компания «ИнжГео», а супервайзерский контроль осуществлялся генеральным проектировщиком морских гравитационных структур, на которых будет установлено технологическое оборудование завода, компанией Сайпем (Saipem), и Норвежским геотехническим институтом(NGI).

В настоящий момент закончены полевые работы, ведется камеральная обработка данных и подготовка отчета.

 

Ред.: Какие именно работы выполнялись компанией FUGRO/ГЕОИНЖСЕРВИС?

И.С.: Всего в проекте строительства завода заложено три гравитационных структуры. Перед нами была поставлена задача исследовать пять площадок для выбора оптимальных мест их размещения в соответствии с определенными требованиями. Всего нами было выполнено 57 точек статического зондирования на разных глубинах на расстоянии 20-50 метров друг от друга.

 

Ред.: Звучит не очень страшно…

И.С.: На первый взгляд, действительно, объем не кажется очень большим. Но я просто еще не дошел до самого главного. Прежде всего, до того такие работы никто на этой широте не делал, поэтому опереться при подготовке исследований было не на что. Во-вторых, зондирование выполнялось до глубины минимум 60 метров, что в принципе много для статики. А на этом объекте у нас было несколько точек, глубина которых доходила до 80 – 90 метров без разбуривания, что является абсолютным рекордом в России. Если принимать во внимание глубину воды в 5 метров, то использовалось 95 метров штанг!

При этом стоит отметить наличие в верхней части разреза до глубины в 20 метров очень плотных песков с практически максимальным лобовым сопротивлением в 60 МПа, что доставило нам немало проблем. Но все точки в итоге были сделаны до проектной глубины. На самом деле 3,5 км статического зондирования для проектов на акватории – это очень много.

Кстати, когда представилась такая возможность, нами был проведен интересный опыт: мы продавили на берегу точку в мерзлом песке с температурой -6 градусов до глубины 9 метров. Это тоже был совершенно уникальный опыт, который до того момента никем в нашей стране не выполнялся.

 

Ред.: Столь большая глубина статического зондирования без разбуривания кажется невероятной даже для двадцатитонного грузовика. Как удалось этого добиться? Это какая-то особенность работы в условиях акватории?

И.С.: Нет, такой большой глубины удалось добиться благодаря применению нами новой технологии, освоенной как раз на этом объекте – статического зондирования с промывочной жидкостью. Для этого специальным оборудованием жидкость через штанги подается на забой. Благодаря этому удается значительно снизить боковое трение колонны штанг. По нашим оценкам, данная технология дала примерно 25% прироста в глубине, ведь на таких больших глубинах отказ оборудования происходит, как правило, не по лобовому сопротивлению зонда, а из-за того, что суммарное трение всей колонны о грунт превышает возможности задавливающего оборудования, обычно достигая уже на 45 метрах предельных значений в 20 тонн.

Статическое зондирование с промывочной жидкостью, кстати, можно применять для работы не только в акваториях, но и на суше. Недавно мы опробовали эту технологию в Москве, на объекте около метро Бульвар Рокоссовского. Там на площадке с определенной глубины начинались юрские глины, которые, как известно, создают очень сильное боковое трение. Благодаря промывке мы смогли увеличить глубину зондирования примерно на 30%.

 

Ред.: Какие параметры измерялись при выполнении статического зондирования?

И.С.: Мы выполняли статическое зондирование с измерением температуры, порового давления и электрического сопротивления. Также были выполнены сейсмические испытания для определения скорости прохождения упругих волн в грунте. Главной целью этого комплекса было установление наличия или отсутствия в разрезе многолетнемерзлых пород. В результате было оценено, что кровля ММП залегает на глубине 100-120 метров, то есть вне зоны взаимодействия с сооружением.

 

Ред.: Когда кто-то делает что-то новое, всегда появляется вопрос о точности получаемых параметров. Ведь сравнить, по сути, не с чем. Тут такой проблемы не было?

И.С.: В статике контролируется процесс задавливания. Если все идет штатно, то и получаемые результаты будут ожидаемыми и надежными. Если же оператор отмечает странные показания зонда, то испытание останавливается и принимается решение по каждой конкретной ситуации.

 

Ред.: Почему раньше никто этого не делал?

И.С.: Потому что, как я уже говорил, все это очень сложно сделать на практике: с точки зрения и надежности оборудования, и доставки на Ямал тяжелой установки статического зондирования, и наличия профессионалов, способных справиться с такими задачами. Хочу особо подчеркнуть, что за все два месяца, что выполнялись работы, у нас не было ни одной нештатной ситуации, все удалось сделать точно в сроки и везде пройти на требуемые глубины.

 

Ред.: Как это выглядело чисто технически?

И.С.: Как я уже говорил, все работы выполнялись с самоподъемных платформ «Федор Ушаков» и «Наука-1». «Федор Ушаков» – это такое прямоугольное, почти квадратное судно, весящее около 300 тонн и имеющее 4 опоры по краям, благодаря которым оно способно подниматься над водой и фиксироваться. С этой платформы работал тяжелый грузовик. На судне предусмотрены каюты, в которых можно жить. В этой экспедиции там постоянно находились 7 членов команды и еще 7 сотрудников Фугро.

Кстати, одной из сложностей было выполнение нивелировки положения платформы для сохранения ее постоянного горизонтального положения. Но с этой задачей команда справлялась очень успешно. В этом помогали местные геологические условия, о которых я уже говорил: очень плотные пески, залегающие сверху, не давали опорам погружаться глубоко в грунт.

Платформа «Наука-1» меньшего размера. На ней также была размещена установка статического зондирования.

Благодаря слаженной работе команды и профессионализму, одна точка зондирования занимала примерно 6 – 8 часов с момента постановки на точку и до поднятия зонда на поверхность.

 

Ред.: Расскажите, пожалуйста, подробнее о логистике такой экспедиции, оторванной от внешнего мира.

И.С.: Для меня, как человека, который эти полевые работы организовывал и контролировал, вопрос безостановочной и безаварийной работы был одним из первоочередных. На этапе подготовки пришлось предусмотреть множество нюансов, таких, например, как наличие запасных частей для узлов, которые находятся в зоне риска. Ведь доставить впоследствии туда что-то дополнительное было невозможно. Был сделан трехкратный запас практически всего, поэтому если что-то плохо работало, мы сразу меняли этот элемент. В результате, все два месяца, что продолжались испытания, все работало бесперебойно.

Логистикой экспедиции в целом занимались сотрудники ООО «ИнжГео». Именно они организовывали и доставку оборудования и людей, и полноценный полевой лагерь со всеми возможными удобствами, и связь, и перемещения платформ при помощи буксиров. Сработано все было на отлично.

Все оборудование было загружено на две баржи в Архангельске и отправлено морем к месту проведения работ. Сотрудников затем доставляли вертолетом к месторождению. После этого вся связь с внешним миром была такая же, как если бы мы оказались на другой планете.

Но в целом, конечно, это был уникальный и очень интересный опыт!