искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 109 , авторов - 381 ,
всего информационных продуктов - 3745 , из них
статей журнала - 798 , статей базы знаний - 87 , новостей - 2633 , конференций - 4 ,
блогов - 9 , постов и видео - 167 , технических решений - 7

© 2016-2020 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Дискуссия профессионалов 

Техногенной катастрофы на Камчатке нет: почему следует поверить в «красный прилив»

Чалов Сергей Романович
19 октября 2020 года

После целого ряда исследований, проведенных специалистами географического и биологического факультетов МГУ, ИПЭЭ РАН им. А.Н. Северцова и ВНИРО, было подтверждено, что экологическая катастрофа на Камчатке носила не техногенный, а природный характер. Ученые настаивают: во всем виноваты так называемые "красные приливы", которые были известны задолго до сентября 2020 года, хотя и не широкой общественности. Это не красивые слова. Микроводоросли рода Dinophysis, активно цветущие в воде, продуцируют токсин метилового эфира окадаевой кислоты.

Вместе с тем, как отмечает автор статьи, развитию водорослей, кроме температуры в океане, способствуют питательные вещества, в частности фосфаты. А фосфаты в изобилии поступают с коммунальными стоками, и это хороший повод напомнить о необходимости строительства очистных сооружений и сокращения использования фосфатосодержащих моющих средств и удобрений. Наше экологическое НЕвоспитание может оказаться в итоге гораздо более серьезным фактором нашей жизни, чем нам кажется.

Чалов Сергей РомановичДоцент кафедры гидрологии суши географического факультета МГУ

Давно не было такой ситуации, когда явления в природе вызывали столь противоречивые слухи. Видимо, суждено в 2020 году нам всем пополнить свой арсенал новыми словами – «самоизоляция», «зум», а вот теперь – «красный прилив». Эти слова – наша новая реалия. 

Сегодня рассказываем о самой яркой экологической проблеме последнего времени.

 

Август 2020 года: что было до

Авачинский залив – часть акватории Тихого океана, примыкающая к Авачинской бухте (не надо их путать), где расположен Петропавловск-Камчатский. Ее территория на север от Авачинской бухты до р. Налычево – самое популярное туристическое место на Камчатке. Здесь же известный Халактырский пляж, где расположена база серфингистов, прославившихся благодаря фильму Дудя. Соседняя бухта – более дикая. В августе 2020 года мы с детьми гуляли и купались на одном из пляжей этого берега – самой его южной части, бухте около озера Приливного, около мыса Вертикального: чистая и холодная вода, черный песок. Не было никаких даже признаков страшилок, о которых все заговорили в сентябре. 

 

Рис. 1. Пляж Авачинского залива Тихого океана, примыкающий с юга к Халактырскому пляжу (у мыса Вертикального) в августе 2020 года. Фотографии сделаны 16 августа 2020 года – за три недели до события, когда об этих местах узнала вся Россия
Рис. 1. Пляж Авачинского залива Тихого океана, примыкающий с юга к Халактырскому пляжу (у мыса Вертикального) в августе 2020 года. Фотографии сделаны 16 августа 2020 года – за три недели до события, когда об этих местах узнала вся Россия

 

Сентябрь 2020 года: возникновение экологической проблемы

В сентябре заговорили о том, что океан на Халактырском пляже отравлен. Примерно за неделю до публикации этой статьи основными версиями произошедших явлений чаще всего назывались:

Нефтяное пятно – топливо, пришедшее в океан с одного из объектов Вооруженных Сил РФ, кругом распространенных на Камчатке и примыкающих к пострадавшему морю. Здесь есть три таких объекта: 90 авиационный полигон, полигон Радыгино, учебно-тактическое поле Мокрый песок. Версия сбросов топлива или каких-то еще неустановленных загрязнителей активно звучала, например, здесь.

Сброс ядохимикатов с Козельского полигона ядохимикатов. Эта версия выглядела убедительной после обзора в Медузе.

Я – гидролог. Специалист по рекам, качеству воды в реках, русловым процессам. Неделю назад я ничего не слышал о красных приливах. Но я знаю, что любая крупная авария, любой сброс сточных вод, особенно нефтепродуктов, сброс ядохимикатов – оставляет за собой неизгладимый след в виде убитой экосистемы: погибшей или ушедшей рыбы, загрязненных донных отложений, техногенных илов и т.д. Кроме того, авария не падает с неба. По космическому снимку, с дронов будет виден источник аварии, и «закопать» это невозможно. 

Чтобы подтвердить одну из двух гипотез, названных, выше, достаточно побывать на месте и понять: да, загрязнение было. А дальше дело специальных анализов – чтобы установить масштабы загрязнений. 

И самое главное. Выводы властей по поводу различных ЧП вызывают, мягко говоря, немного доверия. Поэтому для нас казалось очевидным, что произошла авария. Неделю назад какие-то биологические процессы в океане казались невероятными, чтобы объяснить массовую гибель морских животных.

Было ясно – надо приехать, увидеть, найти и доказать.

 

Октябрь 2020 года: проверка теории загрязнения

11–12 октября сотрудники географического и биологического факультетов МГУ, ИПЭЭ РАН им. А.Н. Северцова и ВНИРО обследовали все водотоки, дренирующие восточные склоны Козельского вулкана, между военным полигоном Радыгино и р. Налычево. Именно объекты в пределах этой территории (90 авиационный полигон, полигон Радыгино, учебно-тактическое поле Мокрый песок, а также Козельский полигон ядохимикатов) рассматривались как потенциальные источники техногенного воздействия, от которых предполагался сброс неустановленных загрязнителей в океан (рис. 2). 

 

Рис. 2. Основные объекты района Авачинского залива к северу от Авачинской бухты (карта составлена Д.И. Школьным)
Рис. 2. Основные объекты района Авачинского залива к северу от Авачинской бухты (карта составлена Д.И. Школьным)

 

Рекогносцировочной фотосъемкой наших дронов были охвачены несколько десятков километров нижнего течения р. Налычева, руч. Ржавый, р. Мутнушка, руч. Козельский. Было обнаружено, что отсутствуют следы каких-либо воздействий на русловую сеть с территорий военных объектов: нет визуальных следов движения техники, донный грунт чистый, техногенных илов (т.е. специфических образований тонкого ила, которые присущи загрязненным объектам) нет, нет примесей и запахов, в реках встречается молодь лососевых. Это типичные камчатские горные реки. Козельское захоронение ядохимикатов также находится в стабильном состоянии, никаких возможных путей проникновения ядохимикатов на прилегающие территории и в водные объекты нет. Качество воды и отложений всех водотоков в пределах нормы, в р. Налычева присутствует молодь лососевых, органолептические свойства в норме, фоновые значения ph (от 7 до 8.5), электропроводности (от 5 до 80 мкСм/см), кислорода (во всех реках условия насыщения около 100 %), мутность воды в реках в пределах 5 мг/л. 

О реке Налычева (рис. 3) все узнали по космическим снимкам сентября. На них прекрасные шлейфы мутности рассматривались как признак техногенной аварии. Но в период нашего обследования мутность воды была меньше среднемноголетних фоновых значений: 3-4 мг/л. Низкие значения мутности в целом нехарактерны для водотоков Авачинской группы вулканов, однако в начале октября осадки отсутствовали, что определило пониженную эрозионную активность на территории. Шлейфы мутности из р. Налычева, широко обсуждавшиеся ранее, являются типичными и будут регулярно повторяться после дождей и в периоды снеготаяния.

 

Рис. 3. Устье р. Налычева 12 октября 2020 года. В воде и донных отложениях отсутствуют какие-либо следы антропогенных выбросов
Рис. 3. Устье р. Налычева 12 октября 2020 года. В воде и донных отложениях отсутствуют какие-либо следы антропогенных выбросов

 

Был обследован Козельский полигон ядохимикатов – о его происхождения отсылаю к упомянутой выше статье. Он находится в стабильном состоянии. И хотя на поверхности могильника присутствуют слабые эрозионные врезы (рис. 4), они полностью изолированы от прилегающей территории и никаких следов разрушений могильника не выявляется. Соответственно, нет никаких поводов говорить о том, что отсюда происходят какие-то загрязнения. Местные ведомства проводят его плановый мониторинг, ни разу никаких проблем не выявлялось. Списывать на в целом стандартный полигон проблему просто из-за того, что этот полигон есть на территории (причем на удалении нескольких километров от ближайших ручьев и нескольких десятков километров от океана), нельзя. Преодолеть такое расстояние загрязняющие вещества могут только по речной сети, а полигон никак с этой речной сетью не соединен. И реки, как было сказано выше, чистые. 

 

Рис. 4. Козельский полигон ядохимикатов, расположенный в лесном массиве, не имеющий каких-либо путей соединения с русловой сетью (фотография 12 октября 2020 года)
Рис. 4. Козельский полигон ядохимикатов, расположенный в лесном массиве, не имеющий каких-либо путей соединения с русловой сетью (фотография 12 октября 2020 года)

 

Таким образом, следов катастрофических, массовых поступлений загрязняющих веществ техногенного происхождения в русловую сеть притоков Авачинского залива НЕТ. Это та единственная и очевидная правда, от которой надо отталкиваться и переключать поиск причин в другое русло. А это русло тот самый «красный прилив». 

Чтобы дать очевидную версию произошедшего, следует перенести внимание на пляж и оценить ситуацию на нем. Так вот, мои коллеги из ИПЭЭ РАН имени А.Н. Северцова и ВНИРО 11–12 октября 2020 года отметили массовые штормовые выбросы на уровне верхней литорапи-супралиторали в юго-восточной части бухты полосой длиной около 20 м (шириной 50 см), представленные панцирями морских ежей, фрагментами морских звезд, раковинами брюхоногих моллюсков, массово – двустворчатыми моллюсками (мидиями) и единичными экземплярами хитонов (панцирных моллюсков) и крабов. По мнению биологов, выброс произошел более двух недель назад. Предположительно именно с этого места были сделаны резонансные фотоснимки, попавшие в интернет. В свежих выбросах доминируют водоросли, а также встречаются панцири морских ежей и единичные крабы. Кроме того, обнаружены живые мидии, балянусы, раки-отшельники, а на верхней литорали встречаются представители бокоплавов. Во всех исследованных точках не обнаружено гибели морских птиц, морских млекопитающих и рыб.

Снова цитирую своих коллег: «Отсутствие гибели крупных позвоночных животных позволяет говорить, что количество токсинов в тканях гидробионтов было незначительным».

А как же ларга (дальневосточная нерпа), которую отправили в Москву на анализы? Встречный вопрос – а что, животные не умирают и их трупы не выбрасывает на берег штормами? Или, может быть, кто-то видел усеянный трупами берег? Нет! Среди морских ежей, которые немобильны, не могут сбежать из зоны, где им плохо, а в итоге погибают и выносятся на берег, возможно и были отдельные млекопитающие, но это нормально! И вообще выбросы морских жителей на пляжи – это нормальное явление в штормовую погоду. На Камчатке все могут рассказать истории, когда наблюдались массовые выбросы даже идущего на нерест лосося. 

А анализ проб воды и песка, отобранных 6 октября 2020 года на приливно-отливной полосе Халактырского пляжа, показал массовое оседание на грунт мертвых и отмиравших клеток планктонных динофлагеллят различных видов.

Все биологи в целом сходятся в одном: причиной гибели выброшенных ранее гидробионтов, вероятно, является кислородное голодание вследствие замора, возникшего после массового развития микроводорослей – или «красный прилив». Водоросли размножаются, отмирают и в процессе их разложения и поглощения бактериями сокращается количество кислорода в воде. Мёртвое органическое вещество становится пищей для бактерий, которые его разлагают. Чем больше пищи, тем больше развивается бактерий и тем меньше в воде растворённого кислорода, используемого ими. Когда содержание растворённого кислорода уменьшается, цветение может приводить к образованию зон замора. В данном случае происходило снижение уровня кислорода на глубинах приблизительно 5–15 метров вследствие массового размножения одноклеточных водорослей (динофлагелляты и цианобактерии), а также наличия в воде токсинов, выделяемых некоторыми видами одноклеточных водорослей. Согласно книге Г.В. Коноваловой «”Красные приливы” у Восточной Камчатки», о которой будет еще сказано ниже, динофлагелляты – типичные обитатели морей и океанов. Подавляющее число видов этих организмов живет в морских водах. Числом видов они нередко превосходят планктонных диатомей, однако часто уступают им в плотности населения. В дальневосточных морских прибрежных водах России за период с 1968 по 1991 г. обнаружено около 20 видов динофлагеллят, способных продуцировать токсины. 

Эти водоросли и сейчас видны в прибрежной зоне, где им тепло и хорошо (рис. 5). Что в большей степени послужило причиной гибели – замор (т.е. кислородное голодание) или токсины – не знаю. Но то, что эту тему придумали задолго до нас – это точно: вот отчет Международного союза по охране природы на эту тему (International Union for Conservation of Nature , IUCN) - https://www.iucn.org/theme/marine-and-polar/our-work/climate-change-and-oceans/ocean-deoxygenation

 

Рис. 5. Цветение водорослей вдоль побережья Авачинского залива 12 октября 2020 года
Рис. 5. Цветение водорослей вдоль побережья Авачинского залива 12 октября 2020 года

 

Таким образом, бурное цветение микроводорослей – это логичная и научно подтверждаемая причина заморов и гибели морских жителей в прибрежной зоне на Камчатке в районе Петропавловска-Камчатского. 

 

А как же быть с отмеченными превышениями предельно допустимых концентраций (ПДК) в реках?

На этой территории хозяйственная деятельность имеет место быть. Не говоря о том, что есть много слухов о захороненных военных подлодках, торпедах, боеприпасах и др. Все эти артефакты, а еще туристы, рыбацкие катера и разные корабли, оставляют следы. Помыть машину в реке, слить остатки бензина – все это в порядке вещей. А потом мы удивляемся, откуда у нас вокруг нефтепродукты. Именно эти следы отмечались разными лабораториями, которые отбирали в огромном количестве разные пробы и фиксировали превышения над нормативами ряда техногенных загрязнителей – например, нефтепродуктов в несколько раз и др. Я уверен, что одно учение, например на вплотную прилегающей к океану территории, должно читаться (и читается) в пробах от всей этой колоссальной техники, снарядов и др.

В красивом Козельском ручье, текущем по территории в сторону океана, около дороги лежат шины. По иронии судьбы в день нашей работы, 12 октября, на Камчатке был объявлен сбор шин – за шину на пунктах приема дают 100 рублей. Машины, груженые шинами, весь день бороздили Петропавловск-Камчатский. На следующий день акцию закрыли – пункты приема были переполнены шинами. Потому что мусор и отходы – бытовые, пищевые, военные – они кругом. И есть такой научный слэнг – «фонить». Вот эти все шины чудесно «фонят». Это значит, что человек воздействует на природу, и там, где есть люди, подобные превышения должны быть. Но это не авария, не слив тонн нефти, не техногенная катастрофа. 

Кроме того, территория, прилегающая к Авачинскому заливу – область современного вулканизма. Здесь в результате размыва рыхлых пирокластических отложений, выщелачивания эффузивных пород, растворения тонкодисперсных пеплов, поступления термальных растворов и т.д. в реки попадают токсичные элементы. Это – природный фон. По многим параметрам ПДК в реках Камчатки он превышен там, где человек даже близко не появлялся. 

В научном сообществе широко обсуждается проблема определения ПДК: как оно должно соотноситься с природным фоном (и как быть, когда природный фон оказывается выше ПДК?); и чему верить, если ПДК в Российской Федерации, США, Европе отличается в десятки раз. Поэтому, когда мы сравниваем что-либо с ПДК, надо не забывать об условности этого сравнения: ПДК придумал человек на основании очень субъективных данных.

 

Почему мы поверили в то, что люди пострадали от водорослей?

Токсичность Dinophysis – научно подтверждена. Есть масса статей на эту тему. Кроме того, в пробах воды и тканей мидий, отобранных 5 октября 2020 г. и проанализированных сотрудниками ТИБОХ ДВО РАН, установлено наличие токсина метилового эфира окадаевой кислоты, продуцируемого микроводорослями рода Dinophysis. Опасными в этом регионе являются «цветения воды» летом с июня по август, вызванные отдельными жгутиковыми водорослями из динофлагеллят, продуцирующими сильнейший яд нервнопаралитического действия – сакситоксин. К человеку он попадает через пищевые цепочки, которые имеют очень жесткие проявления: съел краба – обжег рот. Такими историями сегодня полон Петропавловск-Камчатский. Заражение человека может произойти в случаях употребления в пищу двустворчатых моллюсков (особенно мидий), так как в процессе фильтрационного питания планктоном моллюски накапливают в своем теле яд, содержащийся в микроводорослях. Первичными накопителями нейротоксинов динофлагеллят являются не только моллюски, такие как мидии, устрицы, гребешки, но и зоопланктон, а также травоядные рыбы, то есть пелагические животные, обитающие в толще воды. Причем аккумулировать яды, а следовательно, быть токсичными, эти организмы могут не только в период «цветения динофлагеллят», но и тогда, когда визуально «красные приливы» не наблюдаются, но токсичные водоросли находятся в достаточно высокой концентрации. А сама проблема типичная – читаем научные статьи и находим массу исследований на тему токсичных эффектов динофлагеллят: они попадают в трофические цепи и двигаются к человеку (рис. 6).

 

Рис. 6. Иллюстрация из статьи Marine harmful algal blooms, human health and wellbeing: challenges and opportunities in the 21st century в журнале J Mar Biol Assoc UK: Пути поступления токсикантов от водорослей рода Dinophysis по трофическим цепям https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4676275/
Рис. 6. Иллюстрация из статьи Marine harmful algal blooms, human health and wellbeing: challenges and opportunities in the 21st century в журнале J Mar Biol Assoc UK: Пути поступления токсикантов от водорослей рода Dinophysis по трофическим цепям https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4676275/

 

Если немного углубиться в изучение этих водорослей, то станут ясны следующие факты. Им хорошо в теплых водах. Про них прекрасно знают и их боятся вдоль всего побережья юго-восточной Азии. По мере потепления океана их встречаемость постепенно смещается на север. В 2015 году по всему западному побережью США вплоть до Аляски отмечались рекордные по массе продукции диатомовых токсичных микроводорослей (https://news.ucsc.edu/2015/05/algal-bloom.html). 

Подтверждает эту теорию и конкретная синоптическая ситуация этого года. Составленная сотрудником КамчатНИРО В.В Коломейцевым карта аномалий температуры отлично иллюстрирует ситуацию, в которой оказался Тихий океан возле Петропавловска-Камчатского в сентябре. Средние температуры воды на несколько градусов выше нормы – прекрасные условия для распространения водорослей (рис. 7). Отмечалось отсутствие сильной волновой активности и штормов, способствующих перемешиванию и аэрации воды.

 

Рис. 7. Карта аномалий температуры воды сентября 2020 года. Все восточное побережье Камчатки – красная зона. Здесь повышены температуры воды по сравнению с нормой на несколько градусов (карта составлена В.В. Коломейцевым)
Рис. 7. Карта аномалий температуры воды сентября 2020 года. Все восточное побережье Камчатки – красная зона. Здесь повышены температуры воды по сравнению с нормой на несколько градусов (карта составлена В.В. Коломейцевым)

 

Здесь же возникает феномен присутствия этих микроводорослей в «водяной пыли», распространяющейся в период штормов по побережью в приземном слое воздуха. А отсюда эти водоросли попадают в глаза и вызывают то, на что жаловались теперь известные на всю страну серферы. 

Кстати, такие события уже регистрировались и на Камчатке. Еще в 1995 году вышел Атлас-справочник Г.В. Коноваловой «”Красные приливы” у Восточной Камчатки». Атлас содержит сведения о случаях «цветения» воды в море у берегов Восточной Камчатки, известных также под названием «красные приливы». Даны иллюстрации и описания микроскопических организмов, вызывающих «красные приливы» и (или) являющихся ядовитыми. Рассматриваются причины и возможные последствия этого явления, угрожающего жизни людей, морских животных и благополучию прибрежных экосистем в целом.

Читаем аннотацию (стр. 3): «В Камчатской области “красные приливы” долгое время не воспринимались как опасные явления. Не потому, что их не было, или они не были токсичны. “Красные приливы” у берегов Камчатки возникали, их наблюдали, но, вследствие эпизодичности этих явлений и слабой заселенности побережий, контакты с ними были не часты. А негативные последствия таких контактов, даже со смертельным исходом, не привлекали к себе устойчивого внимания из-за особенностей развитая региона, в частности, гораздо более высокой и, в отличие от воздействия “красных приливов”, стабильной смертности от несчастных случаев».

Это написано в 1995 году! Все то, о чем сейчас говорят и спорят.

Теория «красных приливов» и многим ученым, и людям, показалась выдумкой, направленной на то, чтобы скрыть проблему. Работают комиссии, идет поиск виновных. Но в этой же книге Г.В. Коноваловой приводится масса примеров развития красных приливов – начиная с трагедии 1945 года, когда экипаж рыболовецкого судна «Алеут», высадившись на севере Камчатки на берег (Олюторский район), позавтракал мидиями, испеченными на костре. В результате 6 человек отравились, двое умерло от остановки дыхания. Очень яркий рассказ опубликовала в ФБ ведущий научный сотрудник географического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член Комиссии по охраняемым территориям Всемирного союза охраны природы, которая в 1989 году проводила ландшафтно-рекреационные исследования в Приморском крае: п-ов Муравьева-Апостола, о-в Попова и Хасанский р-н. Ее встреча с красным приливом в «необыкновенно тёплом Японском море» и последовавшее тяжелое недомогание…

Так и что мы должны сейчас расследовать и кого судить? – видимо, расследовать поведение Океана. И судить Посейдона.

Вот полная ссылка на эту книгу. Коновалова, Г.В. «Красные приливы» у Восточной Камчатки: посвящается памяти Игоря Ивановича Куренкова : (атлас-справочник) / Г. В. Коновалова ; Камч. ин-т экологии и природопользования ДВО РАН, Камч. обл. комитет по охране природы ; [авт. предисл. Р. Моисеев]. Петропавловск-Камчатский: Камшат, 1995. 56 с. : ил. Прилож.: с. 5052.

 

Что будет дальше?

Сейчас дно океана полным-полно умерших звезд и моллюсков. Погибли те, кто не может уплыть. Будет шторм – их снова выбросит на берег, и снова можно будет сделать массу страшных фотографий. Но – это будет то, что уже погибло в сентябре.

Что будет в будущем? Океан будет теплеть, и такие водорослевые аномалии будут нормой. Это нужно понимать. Надо мониторить эти взлеты водорослей. Тогда можно будет не закрывать пляж, а вводить временный режим предупреждения в случае повторения подобных ситуаций.

Развитию водорослей, кроме температуры в океане, способствуют питательные вещества, в частности фосфаты. А фосфаты в изобилии поступают с коммунальными стоками, и это хороший повод напомнить о необходимости строительства очистных сооружений и сокращения использования фосфатосодержащих моющих средств и удобрений. Наше экологическое НЕвоспитание может оказаться в итоге гораздо более серьезным фактором нашей жизни, чем нам кажется.

 

И в заключение философское отступление

Мы столкнулись с новой формой проявления глобальных изменений климата. Хороший повод, чтобы задуматься о природе, о мире, о нашем влиянии на мир, в котором мы будем жить. Эта проблема водорослей гораздо шире, чем гибель морских звезд и моллюсков. Потому что, во-первых, изменения климата, способствующие приходу динофлагеллят на Камчатку, имеют мощную антропогенную причину – выбросы парниковых газов самая известная из них. Во-вторых, потому что можно сколько угодно переживать за погибшую фауну, но на 10 мертвых морских ежей на пляжах Камчатки точно найдется одна брошенная пластиковая бутылка, не говоря о мелком мусоре. Все это теперь веками будет частью этого океана, за который мы переживаем. Не хочется выглядеть фаталистом, но как мы относимся к природе, так и она относится к нам. Изменить температуру океана мы не можем, и повернуть вековую кривую климатических изменений тоже, а вот сделать берег океана чистым люди могут. За это большой бескрайний Океан скажет нам спасибо.

 

 

 

 

 


В статье использованы материалы участников работы на побережье Авачинского залива Камчатки и прилегающей территории 11-12 октября:

Полина Дгебуадзе, к.б.н., старший научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН

Елена Мехова, к.б.н., научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН

Алексей Орлов, д.б.н, главный научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, главный специалист Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН

Александр Семенов, ведущий инженер, начальник научной водолазной группы Беломорской биологической станции МГУ имени М.В. Ломоносова.

Сергей Чалов, к.г.н., доцент кафедры гидрологии суши географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, старший научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии

Ольга Шпак, к.б.н., научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН

 

Базовая версия данной статьи опубликована в научно-популярном интернет-издании «N+1». Ну а нашим читателям мы предлагаем наиболее полную версию.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению