Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 71 , авторов - 316 ,
всего информационных продуктов - 2849 , из них
статей журнала - 593 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2031 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 104 , технических решений - 4

Copyright © 2016-2019 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Дискуссия профессионалов

ДМИТРИЙ КИРПИЧНИКОВ: Заявление написано, и все мои слова будут доказаны

Кирпичников Дмитрий
12 марта 2019 года

В понедельник в нашем блоге было опубликовано большое видео, в котором бывший сотрудник Аппарата НОПРИЗ Дмитрий КИРПИЧНИКОВ рассказывает о фальсификациях при формировании нацреестра специалистов (НРС) и о том, какие действия он предпринимал, чтобы прекратить это.

Напомним читателям, что именно Д.Кирпичников являлся нашим источником во всех предыдущих публикациях по теме фальсификаций в нацреестре НОПРИЗ. И это большая удача, ведь, как он рассказал нам, именно через него, по указанию его руководства, проходили все "левые" кандидаты в НРС.

Для удобства наших читателей сегодня мы публикуем адаптированную текстовую версию нашего интервью с Д.Кирпичниковым. Если же вы хотите посмотреть видео с нашим интервью, ссылка на него приведена под текстом.

Ред.: Дмитрий, как Вы уже ранее заявляли, отправной точкой для Вашего решения по обнародованию проблемы включения в НРС «левых» специалистов стала ситуация с саморегулируемыми организациями «Стандарт-Проект» и «Стандарт-Изыскания», которые возглавлял бизнесмен Алексей Шувалов. Он, был арестован, а затем, насколько нам известно, пошел на сделку со следствием и рассказал о главе Ростехнадзора по Северо-Западному Федеральному округу Слабикове. Почему еще 6 месяцев после этого Вы продолжали заниматься внесением «левых» специалистов?

Д.К.: Да, после ситуации с Шуваловым пришло осознание, что я являюсь цепочкой в большой схеме по включению «левых» специалистов. Но Вы забыли упомянуть ситуацию с Георгием Якобюком. Мы ее постоянно поднимаем, и она тоже повлияла на мои взгляды. Как я уже рассказывал, тогда был отказ этому специалисту в связи с недостатком стажа.

Но мне была дана команда включить его. Это случилось после того, как руководитель Аппарата НОПРИЗ Сергей Кононыхин побывал в Тюмени и встретился с отцом Георгия Якобюка известным в отрасли специалистом Сергеем Федоровичем Якобюком. 7 декабря состоялось совещание, а уже 12 декабря он был включен.

 

Ред.: Правда ли, что заявления специалистов от СРО Шувалова пользовались «льготами» со стороны аппарата?

Д.К.: Да, так и было. Очень многие заявления проходили вне очереди, вносились «день-в-день». Мне давался комплект документов, и моя задача была внести их в реестр.

 

Ред.: Насколько я помню, Вы рассказывали, что после закрытия этих СРО, преференции начали получать другие СРО?

Д.К.: Да. Такими же льготами стали пользоваться специалисты СРО, президентом которых является Александр Халимовский. У меня есть доказательства, что специалисты вносились по схеме «ускорение» или с нарушениями. Например, специалист был включен 5 мая, а документы поступали в аппарат 5 июня т.е. все вообще делалось «задним» числом.

 

Ред.: Немного отошли от основного вопроса, давайте к нему вернемся. Все же почему Вы не спешили с обнародованием данной ситуации?

Д.К.: Озвучу два момента. Прежде всего, я боялся увольнения, так как жена была в декрете. Ранее в НОПРИЗ уже были случаи увольнения по статье. Пришлось ждать. Вы же понимаете, что мы зависимые люди. Тебе дали задание, ты его выполнил. А если начинаются подозрения о том, законны ли распоряжения и их исполнение, на тебя начинают давить, угрожать, намекать на увольнение по статье, на привлечение в первую очередь тебя к ответственности, а не того, кто дал распоряжение т.к. он якобы заблуждался.

Во-вторых, мне нужна была доказательная база, без которой меня, естественно, никто не стал бы слушать. Даже спустя полгода моим словам особо никто не верит. Эти доказательства нужны были не только для изобличения виновных, но и, несомненно, для обеспечения собственной защиты от возможного и вполне реального произвола и беззакония, учитывая, о каких суммах идёт речь.
 

Ред.: Но вы уже до того момента практически полгода занимались внесением «левых» специалистов и никаких доказательств не собрали?

Д.К.: Напомню, что ключевым моментом для меня стала ситуация с бизнесменом Шуваловым, и надо сказать, что до меня внесением «левых» специалистов занимался другой человек, но потом эту функцию возложили на меня.
 

Ред.: Можете назвать его?

Д.К.: Нет, я не хочу его подставлять. Думаю, после сообщения о юбилее Посохина у него и так были проблемы.
 

Ред.: Расскажите, пожалуйста, подробнее нашим читателям об этом.
Д.К.: В одной из ранее опубликованных статей этот вопрос уже поднимался. 10 июля 2018 года у Посохина был юбилей. По этому поводу были приглашены члены Совета на прогулку по Москве реке на теплоходе. Думаю, все помнят, кто был приглашен. Под это мероприятие был оперативно подготовлен договор на изготовление полиграфии.
 

Ред.: Вы хотите сказать, что юбилей Михаил Михайлович отмечал на общественные деньги?

Д.К.: Судя по всему, да. А как это можно ещё объяснить?

 

Ред.: Вот так просто? И имеются доказательства?

Д.К.: Доказательств нет, но это тот случай, когда ситуацию сложно придумать. Конечно, уже все акты подписаны и концы сложно найти, но если будет желание, то все можно доказать.

 

Ред.: Дмитрий, и все же почему Вы обратились именно к изыскателям, а не стали решать проблему внутри аппарата?

Д.К.: Тогда бы мои начинания завяли еще в стадии зачатка. Я рассказывал, что все указания получал от Алексея Швецова. Когда я к нему подходил с подобными темами, то получал ответ: «Людям же надо помогать».

Заместителя руководителя Аппарата Алексея Кожуховского я также считаю замешанным в данной истории. Доказательства этого у меня тоже есть, я их предоставлю сотрудникам МВД.

После ситуации с Якобюком для меня стало очевидным, что и Кононыхин в этом также замешан. Тут даже наблюдается разделение труда: Швецов с Кожуховским занимаются оперативными вопросами включения специалистов, а Кононыхин решает «стратегические» вопросы. Например, оказав помощь сыну Якобюка, он тем самым, можно сказать, «купил» его молчание. Это мы сейчас и наблюдаем. Мы в каждой статье данную ситуацию озвучиваем, но никакой реакции.

Кстати, лично с Якобюком я не знаком, но от многих слышал о нем только положительные отзывы. А он своим молчанием защищает всю эту компанию. Но заявление написано, и все мои сказанные слова в отношении них будут доказаны.

 

Ред.: С Ваших слов получается, что Кононыхин, Кожуховский и Швецов непосредственно задействованы в фальсификациях Нацреестра. Почему же тогда Вы не обратились к Президенту НОПРИЗ?

Д.К.: Была мысль пойти к нему, но внутреннее ощущение подсказывало, что не стоит этого делать. Да и история с юбилеем не способствовала этому.

В моем представлении, это был симбиоз. Нужно было вмешательство из вне. Поэтому принял решение обратиться к изыскателям и уволился.

 

Ред.: А почему не пошли к Вице-президентам?

Д.К.: Не видел смысла. Я пытался обсудить этот вопрос с одним из членов Совета, проектировщиком, но получил ответ: «в одиночку здесь ничего не получится сделать». Не стану называть его. Еще раз скажу: это мое внутреннее ощущение было, и оно меня не подвело.

 

Ред.: Вы упомянули про доказательную базу, можно подробнее узнать, что подразумеваете под этим?

Д.К.: Например, в интернете гуляет реклама, в которой предлагается внесение специалистов в НРС по сканам, без нотариально заверенных документов, внесение отказников, с неподходящей специальностью по диплому и т.д. Это спектр услуг, что я выполнял. Согласно этому рекламному предложению я и создавал свою доказательную базу, причем по каждому варианту есть множество фактов. Вот даже взять пункт с внесением по сканам. Как я уже сказал, мне на почту скидывались заявления без документов, и специалист вносился в НРС. В последующем я неоднократно видел специалистов, внесенных, например, 5 мая, а документы их заверены нотариусом 25 мая. Возникает вопрос: где были документы почти месяц?

 

Ред.: Когда вы приняли решение написать заявление в прокуратуру? Изначально у Вас не было такого желания, даже просили не раскрывать Вас.

Д.К.: Да, действительно, была надежда, что публикации сделают свое дело, и замечания будут учтены. Была надежда на вмешательство Посохина в происходящее, однако все попытки сошли на нет. Данный вопрос ведь даже поднимал Евгений Петрович Тарелкин на окружной конференции НОПРИЗ по СЗФО. Там Посохин лично слышал об этой проблеме, а не через своих помощников и советников. И его ответ был, что это провокация.

А после публикации на сайте НОПРИЗ информации, что изложенные в ГеоИнфо факты не нашли доказательств, для меня стало очевидно следующее: Посохин либо замешан в данной деятельности и всеми способами пытается «замять» ситуацию, либо вообще не осведомлен о происходящем, либо на него давят.

Любая из данных ситуаций показывает, что в НОПРИЗ в хаосе, и с этим нужно что-то делать. Вы же почти по каждой фамилии, что я называл при подготовке статей, пытались войти в контакт, и никто не хотел общаться. А специалист Дронов лично сказал, что его специальность действительно не подходит, но все же он был включен.

 

Ред.: Оказывалось на Вас воздействие, были ли угрозы? Аппарат выходил с вами на связь?

Д.К.: Да, Кожуховский звонил, но я не стал общаться, потому что не вижу в этом смысла. С самого начала они постоянно на шаг позади, при этом чувствуют свою безнаказанность. Он мне звонил в день третьей публикации. В этот же момент шла активная «возня» вокруг изыскателей, из них сделали «крайних». Данная публикация была не спонтанной, я специально хотел обозначиться. Считал, что это побудит их к решению возникшей проблемы. Но все же реакция была на статью, испуг я заметил. Была удалена учетная запись, по которой я внес около 700 специалистов. Думаю, они поняли, о чем я.

 

Ред.: А со стороны руководителей СРО или СМИ была реакция?

Д.К.: Руководители СРО мне пишут, одобряют мои действия. Кстати, их становится все больше. А вот отраслевые СМИ, многие из которых, насколько мне известно, получают от НОПРИЗ деньги, выставляют меня недалеким, пугают судом и пр. Но я к этому абсолютно готов. Мы ведь поднимаем вопрос национального масштаба. Государство же не просто так придумало национальный реестр, таким способом отрасль должна ограждаться от неквалифицированных специалистов.

У всех на слуху ситуация с Магниткой, моей малой родиной, когда под новый год, по всей видимости, из-за ошибок газовщиков обрушился дом. Все помнят историю чудесного спасения Вани Фокина. Но среди погибших был молодой человек, с которым я учился в школе. Он погиб вместе с женой и годовалой дочкой. Кто ответит за их гибель? Здесь на лицо человеческий фактор.

Так и ситуация с этими «левыми» специалистами когда-нибудь может всплыть. Упадет дом, мост и т.д. Не дай бог, конечно. Пока дело не дошло до серьезных последствий, мы и подняли этот вопрос. Поэтому пусть полиция занимается этим.

 

Ред.: Кстати, есть какие-то новости по Вашему заявлению в прокуратуру?

Д.К.: На данный момент на мое заявление выдан ответ, что «в ходе проверки выявлены нарушения требований Градкодекса, в части несвоевременности и обоснованности внесения сведений о специалистах в национальный реестр». Мы изначально говорили об этом, но никто не слушал или не хотел услышать.

Также, как моему адвокату сообщили в прокуратуре в личной беседе, сейчас ведется дополнительная проверка, по всей видимости, с целью выявить коррупционную составляющую.

Я же на этом останавливаться не планирую, считаю, что должны быть установлены все лица, задействованные в этом. Это же ведь не случайная ошибка, была налажена схема по внесению таких специалистов. Например, какое отношение имеет к этому делу Швецов, являющийся руководителем Административного департамента. Ведь именно под его учетной записью я выполнял все действия по внесению специалистов. На каком основании он меня к этому привлекал? Мои обязанности совсем не подходили для этой деятельности.

Еще раз скажу, что у меня есть доказательства незаконного внесения примерно 1000 специалистов. Но, думаю, их может быть намного больше. Это уже не случайность, а поставленный на поток процесс.

 

Ред.: Спасибо, Дмитрий!

Итак, наверное, теперь можно говорить о том, что все точки над i поставлены, и дело за правоохранительными органами. Будем надеяться, что Дмитрий сможет добиться справедливости. А мы будем ждать, последуют ли чистки рядов НРС после соответствующего предписания руководству НОПРИЗ. Этот процесс находится под контролем органов прокуратуры. Мы со своей стороны будем рассказывать вам о всех последних новостях.

 

Видеоверсия интервью доступна по ссылке. СМОТРЕТЬ

Поделиться