искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 108 , авторов - 370 ,
всего информационных продуктов - 3599 , из них
статей журнала - 761 , статей базы знаний - 87 , новостей - 2537 , конференций - 4 ,
блогов - 9 , постов и видео - 155 , технических решений - 7

© 2016-2020 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
История инженерных изысканий 

Геодезия в моей жизни. Воспоминания. Часть 3. Профессиональная учеба

Козлов Геннадий Васильевич
13 июля 2020 года

Инженерная геодезия - одна из важнейших сфер строительной отрасли. Поэтому многим наверняка будет интересно почитать, как она развивалась, что менялось в оборудовании и подходах к выполнению работы. Этому посвящены воспоминания инженера-геодезиста, специалиста с огромным опытом и негосударственного эксперта Геннадия Козлова, которые мы начинаем публиковать в журнале "ГеоИнфо".

Козлов Геннадий ВасильевичЭксперт негосударственной экспертизы инженерно-геодезических изысканий

Демобилизовался я из армии в родной Кашин в мае 1975 года, хотя мне предлагали остаться служить, поступив в школу прапорщиков или как мы их называли - «кусков» (по аналогии с прежними старшинами – широкая лычки вдоль погон). Тут же, естественно, возник вопрос – а что делать дальше? Варианта было два: вернуться на завод, где я начинал свою трудовую деятельность, или поступать учиться по геодезической или спортивной специальности.

Здесь необходимо отметить, что в школе я учился в основном на тройки, так как большую часть времени занимался разными видами спорта (футбол, хоккей, волейбол, баскетбол, городки, плавание, легкая атлетика, кросс, эстафета, бокс, гири, гимнастика и т.д.), а также был капитаном уличной и школьных команд.

Решающую роль при выборе дальнейшей жизненной деятельности сыграл случай...

Гуляя по городу, я увидел геодезиста с теодолитом и подошёл, чтобы познакомиться и узнать какую работу он выполняет. Оказалось, что он выполнял тахеометрическую съемку участка местности. Спросив, где он получил специальность, узнал, что он закончил Московский топографический политехникум МТПТ и получил специальность топографа. У меня после службы в армии была квалификация топогеодезиста 1 разряда, что давало мне льготу при поступлении на учебу этого профиля.

Узнав адрес МТПТ и условия поступления, я стал готовиться к экзаменам, самостоятельно штудируя забытую школьную программу. Конечно, учитывая невысокий уровень моей успеваемости в школе, самостоятельная подготовка к экзаменам давалась не легко. Шансы на поступление в престижный профессиональный техникум были не велики... Но перспектива поставленной цели стимулировала возможности её достижения. Поэтому в итоге успешно сдав экзамены, я был зачислен в МТПТ.

Меня определили в геодезическую группу, которая была единственной. Топографических групп, например, было три, а также по одной группе: инженерной геодезии, аэрофотосъёмки, фотограмметрии, топографического и картографического черчения. Директором МТПТ тогда был Глинский С.П.

Была в МТПТ и военная кафедра, что пользовалось большим спросом у подрастающих юношей, так как наличие военной кафедры позволяло, поступив после 8-го класса в техникум и отучаясь там 4 года, получить техническую специальность и не ходить в армию. Поэтому в то время в МТПТ учились в основном юноши, а девушек больше обучалось по специальностям фотограмметрии, топографического черчения и картографии. 

В нашей геодезической группе из 25 человек после службы в армии учились двое – я и Александр из посёлка Руза Московской области. Большинство сокурсников были жителями Москвы и Подмосковья. Классным руководителем и основным преподавателем геодезии была Иванова Маргарита Михайловна, которая сама выполняла в полевых условиях наблюдения пунктов государственной геодезической сети ГГС методом триангуляции со столиков деревянных геодезических знаков высотой до 30 метров.

С Александром я сидел за одной партой на «галерке», т.к. были после армии и считались «старичками». Несмотря на это, занятия на военной кафедре нам тоже пришлось посещать в полном объеме наравне с не служившими в армии.

Приборами для измерения расстояний тогда уже стали радио и светодальномеры РДГ и СДГ. Радиотехнику и дальномеры преподавал Афанасьев А.М.

Практические занятия по изучению гражданских геодезических приборов (теодолиты, нивелиры, кипрегель и мензула), компарированию реек и мерных лент, а также армейских геодезических приборов (гиротеодолиты, азимутальные насадки, буссоли) и средств вычислений вёл Вороновский А.Я.

Высшую геодезию преподавали Яковлев Е.В., Данилевич В.М., а также авторы учебников по геодезии Ассур В.Л. и Муравин М.М.

После окончания первого года обучения началась летняя геодезическая практика на учебном полигоне в п. Заокский (Тульская обл.), где мы жили в палатках. Нас разделили на полевые смешанные бригады, состоящие из ребят и девушек. В нашей бригаде был я с Александром и 5 девушек.

Начиналась практика с поверок геодезических приборов и компарирования нивелирных реек и мерных лент. Далее нашей бригадой были выполнены следующие работы по созданию геодезического обоснования путём:

  • наблюдения теодолитом ОТ- 02М триангуляции 2 класса с деревянных сигналов разной высоты, с определением поправок за приведение измеренных углов к центрам геодезических знаков и редукцию наблюдаемых направлений; 
  • проложения нивелиром НА-1 разомкнутого нивелирного хода ll класса с использованием инварных нивелирных реек;
  • определения азимутов по Солнцу и звёздам на ориентирные пункты (ОРП) пунктов триангуляции.

Все наблюдения доверили проводить мне как бригадиру, в том числе за других членов бригады.

Программа наблюдений на пункте триангуляции 2 класса включала в себя 12 приемов измерения теодолитом ОТ- 02М со столика деревянного сигнала горизонтального угла треугольника способом измерения углов во всех комбинациях (способ Шрейбера) в благоприятные периоды утренней или вечерней видимости, с соблюдением всех установленных допусков.

Опасностями при выполнении этих работ являлись подъемы на площадки сигналов со столиками для выполнения наблюдений. Залезать на верх пошатывающегося сигнала приходилось по вертикальным лестницам без перил (порой, с прогнившими ступеньками) с теодолитом за плечами весом 11 кг. Не все ребята спокойно и легко могли преодолеть такое «восхождение», не говоря уже про девушек, ведущих записи наблюдений в полевом журнале, находясь на площадке рядом с наблюдателем.

При проложении хода нивелирования ll класса в прямом и обратном направлении встретился глубокий овраг, шириной по верхней части более 50 метров, что превышало допустимую длину плеча от нивелира до рейки. Для того, чтобы спускаться «лесенкой» на дно по одному склону оврага, а потом подниматься «лесенкой» по другому склону, необходимо было выполнить не менее 10 станций наблюдений. Время было ограничено, так как начинало темнеть, а до замыкания хода на конечном исходном пункте нивелирования оставалось 2 км.

Тогда я решил выполнить нивелирование через овраг с одной точки стояния, выбрав точку установки рейки на другом склоне оврага с соблюдением допустимой длины плеча 40 метров. Получилось, что следующая точка стояния нивелира оказалась уже на вершине оврага, что позволило нашей бригаде замкнуть нивелирный ход до наступления темноты с допустимой невязкой.

Определения азимутов по Солнцу и Полярной звезде на ориентирные пункты (ОРП) пунктов триангуляции выполнялось теодолитом ОТ-02М с азимутальной насадкой со средней квадратической ошибкой определения азимута по Полярной звезде 5-7" и 15" по Солнцу.

Следующим этапом нашей учебной практики было создание съемочного обоснования топографической съемки путём проложения теодолитного хода и хода технического нивелирования.

Съемка участка местности в масштабе 1:2 000 включала тахеометрический и мензульный способы съемки с вычерчиванием составительского оригинала плана на ватмане, наклеенном на жесткую подоснову.

Руководителем учебной практики на Заокском полигоне был тогда Хинкис Г.Л., который в настоящее время является директором современного, теперь уже колледжа геодезии и картографии МИИГАиК.

А вот какой казус произошёл со мной на Заокском учебном полигоне.

Выполнив с утра геодезические работы по созданию планового съемочного обоснования путём проложения теодолитного хода, изрядно уставшие, мы отправились на обед в столовую, которая находилась на территории учебного полигона и где в обеденный перерыв собирались все бригады сокурсников и преподаватели.

Члены моей бригады уже находились в столовой, куда направился и я после мытья рук. И вот я тороплюсь вовремя пообедать, чтобы после обеда продолжать геодезические работы.

Влетаю на крыльцо и переступая порог столовой спотыкаюсь и в полный рост грохаюсь на пол... хорошо руки успел подставить и упал с упором на ладони, но грохот был сильный.

В столовой битком народу, а я на полу растянулся... все разом посмотрели в мою сторону. Можно представить моё состояние «легкого шока» от внезапно произошедшего конфуза.

Проводились на полигоне и культурно-спортивные мероприятия (игры в футбол, волейбол, баскетбол, городки, плавание, эстафеты, художественная самодеятельность, показ кинофильмов, концерты, танцевальные вечера).

Так закончился мой первый год обучения в МТПТ.

Второй курс обучения был больше посвящён изучению высшей геодезии, астрономической геодезии, аэрофотосъёмки, фотограмметрии и военной геодезии.

Иногородние студенты проживали в пятиэтажном общежитии техникума в Кунцево. На дорогу от общежития до техникума уходило не менее часа времени, поэтому просыпались в 6.30, чтобы успеть к 9.00 на занятия, а возвращались в 19 часов.

По выходным и в праздничные дни в общежитии проводились танцевальные вечера. Я принимал участие в выступлениях вокально-инструментального ансамбля курса штурманов аэрофотосъёмки, играя на ритм и соло гитаре.

Проживали мы в комнатах по 5 человек с размещением на этажах преимущественно по специальностям обучения. Асовцы (штурманы аэрофотосъёмки), считавшие себя «белой костью», проживали в правом крыле этажа. На этой почве случались небольшие конфликты между асовцами и ребятами других групп обучения по поводу «какая специальность важнее». Штурманы, задирая нос к верху, утверждали, что они, выполняя аэрофотосъёмочные работы, летают над другими наземными специалистами (топографами), которые «ползают» по земле. Естественно, «ползающим» это, мягко говоря, не нравилось, что порой и приводило к конфликтам. Если в учебном процессе в техникуме это было мало заметно, то во время проведения танцевальных вечеров в общежитии в более свободной атмосфере, а также под воздействием алкоголя, порой случались даже групповые драки.

Ответственными за порядок в общежитии был комендант, старшие по этажам (студенты старших курсов обучения) и старосты групп.

И вот какой случай произошёл во время одного из таких вечеров.

Учился на первом курсе штурманов аэрофотосъемки один очень «задиристый» студент не русской национальности, который часто устраивал конфликты с драками. Студенты старших курсов старались мирно урегулировать случаи таких конфликтов, но не всегда это давало положительный результат. Так получилось, что в тот раз конфликт возник между студентом первого курса группы штурманов, указанным выше, и студентом выпускного курса инженерной геодезии. Причем спровоцировал конфликт «задиристый» первокурсник, который, как выяснилось позже, занимался боксом.

Для выяснения отношений кулачным боем был выбран мужской туалет на третьем этаже общежития. Попытки собравшихся вокруг ребят примирить противников результата не имели, обстановка накалялась все больше. Помимо вопроса профессиональной конкуренции разных специальностей, встал уже вопрос принципа – неуважение молодым старшекурсника. Поэтому драки избежать не удалось.

Другом и однокашником выпускника курса инженерной геодезии был староста нашей группы Женя Трифонов. Оба они жили в городе Сходня Московской области. 

Женя был достаточно крупным парнем, о котором можно сказать «кровь с молоком», учился хорошо, всегда мог подать руку помощи, поддерживал достойный порядок в группе. Он предложил другу своё участие в выяснении конфликта с «молодым» асовцем, так как был помладше. Отказа от драки уже быть не могло.

Тогда «асовец» поставил условие, что драка должна быть без свидетелей – один на один, с чем Женя согласился. Они прошли в туалетную комнату, у двери которой встали старосты групп старшекурсников участников конфликта, остальные ребята стояли в настороженном ожидании в коридоре.

Из туалета послышались возгласы и глухие обоюдные удары...

Через пару минут все стихло, дверь открылась и появился пошатывающийся и качающийся с удивлением выражением на лицей Евгений. На наш вопросы «ну как?», он только махнул рукой, сказав, что такого не ожидал. Мы поняли, что боксёр асовец побил Женю.

Групповую драку предотвратило появление коменданта общежития, которому сообщили о конфликте. По итогам разбирательства обстоятельств конфликта дело о драке передали в милицию, а асовца исключили из МТПТ.

К сожалению, драка не прошла без вреда для здоровья Евгения. Ушибы головного мозга стали проявлять себя. Хоть Евгений, как настоящий мужик, старался не показывать вида, что ему не здоровиться, это становилось все более заметно. А в полной мере проблемы со здоровьем проявились у него на военных сборах по окончании техникума в Иваново.

Нас разместили в казарме воинской части для прохождения месячных военных сборов по военной топографии.

Первоначально два дня командовал нашей ротой выпускников МТПТ прапорщик, служивший в этой части. Занятия по общевойсковой и профессиональной подготовке проводили офицеры местного гарнизона.

Когда прапорщик узнал, что я служил в армии и имею звание старшего сержанта, командование ротой выпускников нашего техникума он перед строем роты поручил мне.

Признаюсь, что не так просто было командовать ротой сокурсников выпуска техникума, в котором учился, численностью 150 человек. Практически вся армейская жизнь роты от подъема до отбоя была под моим началом. Прошедших армейскую службу выпускников техникума на сборах в Иваново было только трое: я, Александр (учился со мной) и выпускник из группы инженерной геодезии. Прапорщик очень редко появлялся в роте, чтобы только проверить все ли нормально.

Мы с Александром стали замечать, что Евгений какой-то потерянный, не собранный, не всегда может сосредоточиться...

Когда мы спросили его, что с ним происходит, он сказал, что сам не может понять что с ним, что очень плохо спит, нет аппетита, чувствует постоянную гнетущую усталость, нет желания ничего делать.

Видя, что с Евгением происходит что-то не ладное, мы сказали об этом замполиту роты. Евгения направили в медсанчасть на приём к врачу. После этого его увезли в городскую поликлинику, сказав, что требуется дополнительное обследование. Больше он на сборы не вернулся...

Позднее от его старшего друга мы узнали, что Евгения направили на лечение в нервно-психиатрический диспансер, где после курса лечения его выписали домой. А через год до нас дошло известие, что Евгений ушёл из жизни, совершив суицид, так как болезненное состояние опять стало проявляться и он чувствовал свою неполноценность.

С родителями по какой-то причине Евгений не общался и жил у тетки.

Вот такая трагедия произошла со старостой нашей группы Евгением Трифоновым.

Продолжение следует…

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению