искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 105 , авторов - 329 ,
всего информационных продуктов - 3122 , из них
статей журнала - 648 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2213 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 128 , технических решений - 4

© 2016-2019 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Теория и практика изысканий 

СЕРГЕЙ ЛУКАШЕВИЧ: Без проектных решений геотехнический мониторинг заказчику не интересен

Лукашевич Сергей Русланович
7 сентября 2016 года

Геотехнический мониторинг, если он правильно организован и проводится надежной компанией, может решить целый ряд проблем, которые иногда возникают как на этапе проектирования сооружения, так и во время его эксплуатации. Прежде всего, по данным мониторинга можно отслеживать текущее состояние грунтовой толщи под сооружением и вокруг него. Однако, на этапе проектирования данные мониторинга могут помочь заказчику оценить и качество выполненных инженерных изысканий.

Но есть и сложности. Как отмечает геофизик АО «ПНИИИС» Сергей ЛУКАШЕВИЧ, «у геотехнического мониторинга, как и у инженерных изысканий, есть одна общая проблема – никто никому не верит. Все считают, что подрядчики халтурят. Более того, к сожалению, наши застройщики нередко предпочитают сразу заложить в смету и в проект завышенные прочности фундаментов. Им проще залить чуть больше цемента и сделать стены чуть толще, чем проводить регулярный мониторинг».

Ред.: Сергей, у Вас большой опыт выполнения мониторинга, в первую очередь, в горном кластере. Расскажите, пожалуйста, какие задачи решались во время мониторинга объектов в Сочи?

С.Л.: Я могу назвать три основных фактора, которые способствовали тому, что в Сочи была организована система геотехнического мониторинга. Во-первых, любые проблемы с этими объектами во время проведения олимпиады могли привести к очень серьезным последствиям. Кроме того, после начала строительства стало известно, что инженерные изыскания, которые легли в основу проектов, были выполнены там, мягко говоря, не очень качественно. Тогда это было нивелировано значительными дополнительными капитальными затратами в усиление оснований сооружений, однако этого могло быть недостаточно с учетом сложных инженерно-геологических условий площадок строительства и повсеместного развития там опасных геологических процессов.

Заказчик, по сути, решил просто подстраховать себя при помощи геотехнического мониторинга. В момент проведения соревнований специалисты сидели на объектах круглосуточно, считывая данные и успокаивая заказчика, что в ближайшие полчаса ничего не произойдет. Понятно, что геологические процессы не столь быстротечны, и если бы данные изысканий были качественными, а в проекте все полученные на первом этапе работ данные были учтены, такого не потребовалось бы.

И, наконец, геотехнический мониторинг проводился на тех объектах, где он был обязателен в соответствии с СП 22.13330.2011. 

 

Ред.: Как полученные при геотехническом мониторинге данные используются проектировщиками?

С.Л.: Надо понимать, что сам по себе мониторинг – это голые цифры. Заказчик, как правило, вместе с ним просит и проектные решения по его результатам. Вообще, у геотехнического мониторинга, как и у инженерных изысканий, есть одна общая проблема – никто никому не верит. Все считают, что подрядчики халтурят. Поэтому проектировать должна та же компания, которая получает цифры. Нередко бывает так, что заказчик приносит полученные результаты мониторинга в третью компанию с просьбой проработать проектное решение, например, для предотвращения оползня, а проектировщик требует проведения повторных работ. То есть, повторюсь, без проектных решений геотехнический мониторинг никому не нужен.

Если говорить о фактическом использовании данных мониторинга, то при подготовке проекта в расчеты закладываются цифры, переданные проектировщику изыскателями. Соответственно, в те же самые расчетные формулы можно заложить и данные мониторинга и сравнить: сходятся параметры или нет, достаточно заложенной мощности фундамента, или нужно еще его усиливать.

Кроме того, данные мониторинга являются дополнительной проверкой того, на сколько качественно были выполнены работы на этапе инженерно-геологических изысканий. Ведь, если изыскания, проектирование и строительство делает одна компания, то проверить исполнителя бывает вовсе не лишним, особенно в условиях рынка, когда каждый пытается сэкономить на всем, в первую очередь, кстати, именно на изысканиях. Часто, мне кажется, складывается ситуация, когда подрядчики почти ничего не делают на первом этапе (изыскания), немного работают на втором (проектирование) и все недочеты перекрывают третьим (строительством). Как правило, все заканчивается хорошо, за исключением, нередко возрастающих до небес смет на строительство. Вот чтобы этого не допустить, экономный инвестор, или инвестор, который прикладывает усилия к тому, чтобы ничего не случилось, и заказывает геотехнический мониторинг, который дает независимое альтернативное мнение, подтверждает или опровергает данные, заложенные в проект.

 

Ред.: Но ведь в Сочи мониторинг выполнялся не только на этапе строительства объектов и проведения олимпиады, но и позднее. С какой целью?

С.Л.: После окончания олимпиады заказчик стремился себя немного подстраховать и обезопасить. Иными словами, он не хотел, чтобы построенные сооружения быстро пришли в негодность из-за каких-то неучтенных геологических процессов. Однако надо понимать, что и это относительно. Нередко бывает так, что заказчик, выделяя определенные деньги на мониторинг и, следовательно, какие-то дополнительные проектные решения, не готов платить больше. Если по данным мониторинга что-то идет не так, а предлагаемое решение не будет вписываться в выделенную заказчиком смету, мониторинг может быть просто свернут, а необходимые дополнения в проект заменены очередными полумерами. В нашей стране, к сожалению, многое именно так и происходит. Как ямочный ремонт дорог вместо полной замены негодного покрытия. Ну а поскольку мало какой подрядчик может позволить себе встать в позу и отказаться от хотя бы небольших денег, достаточных для проведения полумер, так и живем.

 

Ред.: На сколько геотехнический мониторинг сейчас развит в нашей стране?

С.Л.: Мне удалось поучаствовать в некоторых конференциях, посвященных геотехническому мониторингу. В первую очередь, меня, конечно, интересовал горный кластер. Так вот, послушав выступления, посмотрев презентации и сравнив представленные результаты со своими, я понял, что по крайней мере, еще два года назад никто не знал, какие данные получаются при мониторинге, и не понимал, что с ними делать. Например, это касается инклинометрии. Когда датчики не давали никаких смещений – все было понятно, тихо и спокойно. Как только появлялись какие-то изменения, люди терялись, не понимая, как грамотно интерпретировать отличающиеся от нормальных цифры.

Недостаточный опыт связан с тем, что в нашей стране большой объем строительства ведется на территориях, не подвершенных оползневой опасности. И когда люди столкнулись с реальной проблемой в Сочи, пришлось учиться практически на ходу.

 

Ред.: На сколько эффективно используется мониторинг у нас в стране?

С.Л.: На сегодняшний день в мире существует огромное количество датчиков, измеряющих разные параметры: поровое давление, уровень грунтовых вод, силу напряжения в подпорной стенке и т.д. Однако не стоит забывать, что каждый датчик стоит довольно дорого, и далеко не каждый заказчик готов оплачивать даже частично работы по мониторингу, не говоря уже о полном комплексе измерений. Ведь каждый лишний потраченный рубль – это упущенная прибыль. Поэтому, к сожалению, чаще всего все сводится к выбору даже не оптимального, а минимального варианта геотехнического мониторинга.

 

Ред.: То есть мониторинг, даже когда проводится, является в некоторой степени фикцией?

С.Л.: Я бы не взялся такое утверждать. Все всегда зависит от заказчика. Если он хочет адекватные данные, он обратится в компанию, которая хорошо себя зарекомендовала и умеет работать с данными, и позволит ей предложить и реализовать мониторинг в том объеме, в котором он может реально помочь предотвратить какие-либо негативные последствия опасных геологических процессов. Иными словами, если заказчик даст возможность проектировщику заработать на геотехническом мониторинге, то он отнесется к его проведению, обработке данных и их включению в конкретные проектные решения со всей ответственностью. Если же заказчик просто хочет прикрыться бумажкой, то результаты мониторинга – такая же фикция, как и нарисованные материалы инженерных изысканий. Более того, если заказчик решит использовать материалы мониторинга для того, чтобы заставить проектировщика что-то бесплатно переделать, то все данные просто уйдут «в стол».

 

Ред.: Что самое главное в геотехническом мониторинге?

С.Л.: Российская стройка сильно отличается от зарубежной. Вы можете запроектировать какой угодно мониторинг, но когда придете на площадку, окажется, что все уже построено. Или вас там со своим проектом совсем не ждут. Поэтому очень важна работа связки: специалист по мониторингу – проектировщик – строитель. В противном случае воплотить в жизнь правильные и необходимые идеи часто бывает крайне сложно, если не сказать невозможно. Ведь все может упереться банально в то, что не будет возможности добраться до точки, где спроектирован мониторинг, или заложить дополнительное отверстие в подпорной стенке. Именно с этим мы столкнулись в Сочи. Необходимость мониторинга возникла уже после того, как было выполнено все проектирование объектов и началось строительство.

 

Ред.: Есть ли российское оборудование для геотехнического мониторинга?

С.Л.: Какие-то разработки ведутся, но на данный момент все предпочитают пользоваться зарубежными датчиками: итальянскими, испанскими, на худой конец, китайскими.

 

Ред.: А программное обеспечение?

С.Л.: Программное обеспечение всегда продается отдельно. А без него любые датчики – просто кусок железа. Можно купить датчиков на $200 000, но с вас попросят еще $5000 за лицензионную программу и за возможность написать разработчику письмо с любыми интересующими вопросами. Между прочим, это оказывается очень важно. Даже понимая, что написано в техническом мануале дословно, можно не разобраться с тем, что хотел сказать разработчик. Вообще, сейчас существует даже такая вещь, как скайп-конференции с разработчиками и производителями оборудования и программного обеспечения, где можно в живую показать им, что происходит с твоими датчиками и получить грамотную консультацию на счет того, все ли в порядке и что дальше делать.

 

Ред.: На специалистов по мониторингу у нас в стране не учат. Кто может и должен

заниматься этой работой?

С.Л.: Интерпретировать данные должен проектировщик, а вот к разработке самой системы необходимо привлекать кроме проектировщика еще и геолога. Я, например, по образованию геолог, а весь мой многолетний опыт работы связан с геофизикой.

Возможно, именно это сочетание позволило мне достаточно уверенно заниматься мониторингом и понимать происходящие на площадке процессы.

При выборе же организации, которая будет проводить мониторинг, очень важен такой момент: чем больше услуг может предложить компания, тем она надежнее. В идеале, одна фирма должна устанавливать и обслуживать датчики, обрабатывать данные и готовить отчеты.

 

Ред.: Привел ли мониторинг в Сочи к внесению каких-то изменений в конструкции

сооружений?

С.Л.: На момент строительства и проведения олимпиады всем было не до этого. Но когда соревнования закончились и объекты начали сдаваться по всем правилам заказчикам, в некоторые проектные решения были внесены изменения, которые были затем реализованы в строительных конструкциях.

 

Ред.: На сколько перспективен рынок геотехнического мониторинга в России?

С.Л.: К сожалению, про перспективы говорить довольно сложно, особенно сейчас. Как и любой сервис, геотехнический мониторинг завязан исключительно на деньгах. Если заказчик и так не получает прибыль, то нести дополнительные затраты на установку датчиков и обработку данных он не будет. Более того, к сожалению, наши застройщики

нередко предпочитают сразу заложить в смету и в проект завышенные прочности фундаментов. Им проще залить чуть больше цемента и сделать стены чуть толще, чем проводить регулярный мониторинг. Есть лишь небольшое количество компаний, которым, например, здание перешло по наследству, или они построили его для себя и на свои деньги и потому экономили, которым мониторинг интересен и актуален. Нужен мониторинг и на таких объектах, как, например, плотины гидроэлектростанций. Там очень важно понимать, какие процессы протекают в дамбе на разных уровнях. Но, понятно, что таких объектов не так уж много.

 

Ред.: Каких ошибок нужно избегать при выполнении геотехнического мониторинга?

С.Л.: Я скорее готов дать совет людям, которые будут заказывать геотехнический мониторинг. Очень важно, чтобы проект геотехнического мониторинга выполнялся не компанией-производителем/поставщиком оборудования. В противном случае, вы почти всегда будете переплачивать, поскольку прибыль такой компании напрямую зависит от числа проданных датчиков. Лучше всего создаст проект мониторинга именно проектировщик, будущая прибыль которого не зависит от реализации его проекта.

 

Ред.: Можно ли заранее примерно знать, какие датчики потребуются для мониторинга того или иного объекта и в каком количестве?

С.Л.: Если территория хорошо изучена на этапе инженерных изысканий и сомнений в качестве полученных данных нет, то все легко просчитать. В противном случае любой проектировщик будет перезакладываться, потому что спрашивать в случае чего будут именно с него.

 

Ред.: Какие есть нюансы, незнание которых может свести мониторинг на «нет»?

С.Л.: Одно из основных условий - правильно установленные датчики. Нельзя нарушать последовательность действий при их установке и технологию производства работ. Например, очень важно, чтобы вам пробурили ровные прямые скважины на нужную глубину. По сути – это одно из основных условий при установке инклинометров. А если вдруг датчик поставлен неправильно, исполнитель обязан найти в себе мужество в этом признаться и переделать работу. В противном случае, вся информация с неверно установленного датчика будет искажать общую картину. Сначала такие данные могут вызвать удивление или даже испуг, что сейчас все рухнет. Затем, когда ничего не происходит, становится ясно, что датчик дает ложную информацию. Но, чаще всего, на этом этапе эксплуатации что-то переделывать бывает поздно и затратно.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению