Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению

Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 71 , авторов - 316 ,
всего информационных продуктов - 2847 , из них
статей журнала - 593 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2029 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 104 , технических решений - 4

Copyright © 2016-2019 ГеоИнфо
Все права защищены

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Политика

ИГОРЬ МЕЩЕРИН: Деньги платят проектировщики, а у руля - саморегулировщики

Мещерин Игорь Викторович
17 октября 2018 года

В преддверии предстоящих выборов президента Национального объединения изыскателей и проектировщиков (НОПРИЗ) мы пообщались с одним из кандидатов на этот пост, президентом Национальной палаты инженеров Игорем МЕЩЕРИНЫМ. Кстати, напомним, что наш собеседник также является председателем созданной Комитетом по инженерным изысканиям Комиссии по проверке фактов внесения специалистов в Национальный реестр специалистов (НРС), не соответствующих требованиям Градостроительного кодекса РФ. Именно это и определило основной лейтмотив нашей беседы.

Мещерин Игорь ВикторовичПрезидент Национальной палаты инженеров РФ

Ред.: Что, на Ваш взгляд, в настоящее время в НОПРИЗ требует радикального изменения?

И.М.: Больше года назад я имел на эту тему беседу с руководителем Аппарата НОПРИЗ Сергеем Кононыхиным. Он мне тогда высказал обиду за мои слова, опубликованные на Вашем же, кстати, ресурсе о том, что из нацобъединения уходят активные, креативные, энергичные люди. Тогда он практически переубедил меня. Я даже подумал, что высказался, возможно, избыточно резко. Но прошло некоторое время, и я сам на себе испытал выдавливание из НОПРИЗ. Без объяснения причин закрыли возглавляемый мною Комитет по технологическому проектированию, который был одним из самых активных. А ведь ввести этот комитет в структуру объединения на основе созданной нами более 5 лет назад нефтегазохимической секции, где коллеги работали без всяких привязок к ресурсам НОПРИЗ, меня лично уговорил Михаил Посохин. У представителей 19 отраслевых СРО было большое количество активных членов и актуальная проблематика, но Комитет закрыли, не дав ничего взамен. Фактически мы были вынуждены создать Национальную палату инженеров именно потому, что не смогли решать важные для промышленного проектирования вопросы в рамках национального объединения.

В этом ряду уход с поста первого вице-президента очень энергичного, профессионального и неравнодушного, с моей точки зрения, человека Павла Клепикова. До этого ушли Владлен Лявданский, Павел Андреев, Сергей Мельниченко, Юрий Трухачев, Татьяна Хлебникова и множество других профессионалов, болеющих за дело. Раньше я встречал этих людей на мероприятиях НОПРИЗ, где было, о чем поспорить, чтобы в результате прийти к консенсусу. Теперь другой стиль работы.

Я раздумывал стоит ли говорить об этом, но в связи с последней ситуацией, когда М. Посохин прекратил полномочия председателя Комитета по инженерным изысканиям Натальи Ждановой, я решил, что тема важная.

 

Ред.: Сейчас много разговоров идет о необходимости финансирования НОПРИЗ разработки закона «Об архитектурной деятельности», что активно лоббирует архитектор М. Посохин. На Ваш взгляд, нужно ли это?

И.М.: Безусловно, законодательной деятельностью нужно заниматься. Закон «Об архитектурной деятельности» в том виде, в котором он есть сейчас, урезает даже архитекторов в их авторских правах. Что говорить об инженерах? Для проектировщиков архитектор является своего рода ледоколом, решающим все основные вопросы, связанные с будущим сооружением. Архитекторы демонстрируют модель организации сообщества близкую к западным образцам саморегулирования, которые я считаю более передовыми. Это интегрированное сообщество, в нем более четко выделены творчески состоявшиеся люди, главные архитекторы проекта, ведущие самостоятельную практику; здесь прослеживается бизнес-ориентированность деятельности любой архитектор стремится стать руководителем собственной мастерской. Эта модель перспективна и закон «Об архитектурной деятельности», на мой взгляд, является неким оселком, на котором можно тестировать наших законодателей. В целом модели регулирования профессионального сообщества, которые заложены в законе «Об архитектурной деятельности» и в проекте закона об инженерной деятельности, который подготовлен НПИ, более или менее похожи.

 

Ред.: Какие изменения в работу с нацреестром специалистов Вы внесете в случае, если возглавите НОПРИЗ?

И.М.: Я бы работу в этом направлении привел в соответствие с Концепцией, которая разрабатывалась по заказу НОПРИЗ под моим руководством около двух лет назад. Это не так сложно сделать. В августе в столице прошел круглый стол, организованный координатором НОПРИЗ по Москве. Собралось около 80 человек, чтобы обсудить деятельность ГИПов и ГАПов, их профессиональную подготовку. Поднимались вопросы формирования нацреестра, необходимость введения процедуры тестирования, системы поручительства и пр. Эти дополнительные фильтры я считаю необходимыми.

Вместе с тем, некоторые из действующих требований завышены. Например, стаж в 10 лет я считаю избыточным. На мой взгляд, достаточно 56 лет в профессии для готовности к самостоятельной практике. Требование отсутствия судимости по бытовым делам для меня является странным. Однако есть моменты, которые требуют большего внимания. Например, распространены случаи, когда в реестр включают людей, закончивших вуз по строительной специальности и 10 лет считавших фундаменты, но при этом вообще не занимавшихся вопросами организации архитектурно-строительного проектирования. Целью нацреестра является выделение среди огромной массы держателей дипломов технических вузов настоящих профессионалов, повышение их роли в строительстве, что будет способствовать росту качества.

 

Ред.: С какой программой Вы идете на выборы?

И.М.: Моя предвыборная программа рассылалась саморегулируемым организациям. Основу ее составляют экономические вопросы. В начале года в НОПРИЗ обсуждалась необходимость оптимизации бюджета. Была создана специальная комиссия, в деятельности которой я принимал участие, и выработаны предложения по затратам и экономии средств НОПРИЗ. Насколько мне известно, данные рекомендации не реализованы. НОПРИЗ, как наследник НОП, всегда являлся финансово вполне состоятельной организацией, имевшей некоторые «жировые» прослойки. В настоящий момент их нет, а разбор «где деньги» проходил чуть ли не у вице-премьера Козака.

Создалась системная проблема деятельность комитетов фактически парализована. Даже когда какие-то бюджеты на бумаге выделяются, получить их реально очень сложно. Читателям «ГеоИнфо» это хорошо известно на примере Комитета по инженерным изысканиям.

НОПРИЗ необходимо выработать стратегию развития, чтобы все действия организации были направлены на комплексное, целенаправленное решение проблем проектно-изыскательской отрасли. Сейчас же они носят разрозненный характер и не всегда доводятся до конца. Если получу соответствующие полномочия, приложу все усилия для того, чтобы освободить проектировщиков от уплаты налога на добавленную стоимость, который, на мой взгляд, пагубно влияет на отрасль с учетом многомесячного ожидания оплаты после подписания актов, необходимости немедленной оплаты НДС и отчислений в фонды при начислении зарплаты.

Такой организации, как НОПРИЗ, важно иметь стратегию на 1015 лет и к ней основные направления деятельности. На них и тратить большую часть бюджета, а не на содержание аппарата.

Я слышал мнение, что НОПРИЗ не объединение изыскателей и проектировщиков, а объединение саморегулировщиков, которые заинтересованы не в развитии проектной отрасли, а в сохранении «статуса-кво» и выступают при этом в качестве выборщиков на Съезде. В тоже время они являются посредниками между своими членами и НОПРИЗ, а также государственными органами. Видимо, многих все устраивает. Другое мнение у практикующих профессионалов, которые знают, что ситуация в проектно-изыскательской отрасли, мягко говоря, не безоблачная.

 

Ред.: Уже прошло довольно много времени с момента заседания Комиссии, созданной Комитетом по инженерным изысканиям НОПРИЗ для того, чтобы разобраться с возможными фальсификациями при формировании нацреестра. Вы были выбраны председателем этой Комиссии. Скажите, пожалуйста, что было сделано за прошедшее время?

И.М.: Я человек по характеру спокойный. Вопрос создания и формирования НРС должен носить постоянный и непрерывный характер. Уже в момент выхода ФЗ №372 многие критиковали его, но закон есть закон. Чтобы избежать угрозы для изыскательского и проектного бизнеса требовалось просто выполнить требования закона, создать реестр, изучить опыт и потом вносить изменения. После начала работы по формированию НРС выяснились проблемные моменты с отказом во включении специалистам, имеющим не строительные инженерные специальности, в частности, военные. Я лично провел большую деятельность для расширения перечня специальностей, имея которые специалисты могли быть включены в нацреестр.

Проблема, которую поднимает журнал «ГеоИнфо» есть, и ею, безусловно, надо заниматься. Но помимо нее я вижу еще целый ряд вопросов, которые надо решать комплексно. Главное, нужно относиться к реестру внимательно, любовно, и он станет хорошим инструментом для защиты интересов и статуса профессионального сообщества. Здесь может быть примером закон об организации кадастровых инженеров, нормы которого для меня выглядят более совершенными, чем те, что приняты в Градостроительном кодексе.

 

Ред.: Удалось ли Вам связаться с президентом НОПРИЗ по вопросу возможных фальсификаций в нацреестре?

И.М.: Как было поручено Комиссией, я написал М.Посохину письмо, в котором изложил факты. После разговора с ним по телефону получил ответ, что письмо он в силу занятости пока не прочитал. Однако подтвердил, что видит целесообразность встретиться и обсудить проблему.

 

Ред.: Можно ли согласиться с тем, что 1300 указанных нами случаев возможных нарушений при включении специалистов в нацреестр подходят под статистическую погрешность с учетом общего числа включенных туда людей?

И.М.: Моя позиция сводится к тому, что нужно выяснить, есть ли указанные ошибки или нет. Может быть, найдутся еще какие-то проблемы в реестре. У меня есть 49 комплектов документов, которые демонстрируют Вашу правоту. Хотя бы они требуют проверки.

 

Ред.: Может быть, на Съезде стоит поднять вопрос о внесении каких-то дополнений в регламентирующие документы, которые позволили бы проверить реестр, не нарушая закон о персональных данных?

И.М.: На этот вопрос у меня пока нет ответа. Могу сказать только то, что складывающаяся в настоящее время ситуация полностью дискредитирует идею реестра, как я ее вижу в качестве выборки наиболее профессиональных специалистов и повышения качества работ. НОПРИЗ теряет репутацию в профессиональной среде от наличия в интернете рекламы, предлагающей за несколько часов включить специалистов в нацреестр. Это, безусловно, нужно исключить. Причем сейчас я не вижу спешки в этом вопросе. Все, кто хотел включить специалистов в НРС, давно имели такую возможность. В дальнейшем следует подключать для проверки достоверности действующих членов реестра в качестве поручителей за коллег, подающих заявку на вступление.

 

Ред.: Мне приходится слышать от разных людей, что НОПРИЗ оказался оторван от реального профессионального сообщества. Отчасти Вы это подтвердили выше, но хотелось бы узнать Ваше мнение более подробно.

И.М.: Отвечу на конкретном примере. Сейчас будут приниматься изменения в Градостроительный кодекс РФ. Будет вводиться стадия обоснования инвестиций, и к процедуре есть масса вопросов у представителей реального сектора экономики. Я эти вопросы поднимал на круглом столе в Государственной Думе РФ, организованном НПИ совместно с депутатом Пайкиным. В ближайшее время изменения будут обсуждать во втором чтении. Нужно системно работать, но я не вижу, чтобы НОПРИЗ участвовал. Среди прочего, поправки вводят институт технологического и ценового аудита, вводится специальность «аудитор». Всегда были эксперты, инженеры, архитекторы, к ним добавится и аудитор. Кто эти люди и почему они будут проверять работу, которую выполнили проектировщики, если у них разные квалификации?

Ничего не делается и для того, чтобы развивалось проектирование, инженерную деятельность. Если мы хотя бы видим закон об архитектурной деятельности, то, для изыскателей ничего нет. В новой редакции Градкодекса написано, что на стадии обоснования инвестиций нужно рассматривать варианты площадок, но при этом стоимость изысканий должна оставаться неизменной. Как это можно сделать, ребята? А если таких площадок будет пять или восемь вместо одной? По каждой ведь придется выполнить некий объем работ. Бесплатно? Изыскатели и так получают гроши. Этот вопрос также не решается.

Есть много насущных проблем, которые непосредственно влияют на благосостояние проектного и изыскательского бизнеса, но которые объединение игнорирует. Должно быть тем, кто стоит у руля хорошо. Они деньги и так получают.

Скачать предвыборную программу Игоря Мещерина
Поделиться