искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 105 , авторов - 329 ,
всего информационных продуктов - 3121 , из них
статей журнала - 647 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2213 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 128 , технических решений - 4

© 2016-2019 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Заказчику на заметку 

НИКОЛАЙ ОЛЕЙНИК: Переход с плиты на сваи дает удорожание на 1 тысячу рублей на квадратный метр

Олейник Николай Николаевич
4 апреля 2018 года

При строительстве в Санкт-Петербурге любых сооружений нужно особенно тщательно подходить к выполнению полного комплекса инженерных изысканий, в первую очередь – инженерно-геологических. Здесь практически на всей территории города очень сложные грунтовые условия, неучет которых может привести к серьезным последствиям. Вместе с тем, здесь очень жесткая конкуренция на изыскательском рынке – более 100 реально действующих компаний. И принцип «кто дешевле – тот и лучше» тут тоже никто не отменял.

О том, как выполнять инженерные изыскания в Северной столице, как работать с заказчиками, чтобы быть в плюсе, и как переход от плитного фундамента к свайному влияет на стоимость объекта, мы поговорили с генеральным директором ЗАО «ЛенТИСИЗ» Николаем ОЛЕЙНИКОМ.

Олейник Николай НиколаевичГенеральный директор ЗАО «ЛенТИСИЗ»», г. Санкт-Петербург

Ред.: В последние годы, после того, как Вы возглавили ЗАО «ЛенТИСИЗ», трест регулярно увеличивает объемы работы, несмотря на общий упадок в отрасли. С чем, на Ваш взгляд, это связано?

Н.О.: Я думаю, что дело в нашем новом подходе к работе с заказчиками. В тресте, как и во многих других организациях отрасли, в 2014 – 2015 годах складывалась достаточно сложная ситуация. Серьезно уменьшилось количество заказов, упала прибыль. Как раз на фоне этих событий акционеры выбрали меня генеральным директором организации. Я и до назначения занимался работой с заказчиками, только на новой должности делать это стало гораздо результативнее, появились новые возможности. После моего назначения в компании были проведены некоторые изменения. Прежде всего, ушла вся административная надстройка. Из заместителей остался только главный инженер. С начальниками отделов и с главными специалистами я решаю все вопросы напрямую. По большому счету как операционный директор я постоянно в теме всех текущих работ. На электронную почту, которая настроена у меня в телефоне, приходят копии всей переписки сотрудников. Я их сортирую, раскидываю поступающие заказы по отделам, связываюсь с заказчиком, чтобы расширить перечень работ, которые мы можем выполнить. Например, если приходит заказ только на геологию, я предлагаю наши услуги по выполнению и геодезических, и гидрометеорологических изысканий и т.д. В результате количество комплексных заказов за последние два года выросло примерно в 1,5 раза. Этот принцип «одного окна», который мы развиваем, оказался очень востребованным. Заказчик в результате не бегает по нескольким исполнителям и потом не собирает в экспертизе четырех специалистов из четырех разных организаций, а отправляет письмо с замечаниями всего в один адрес, и мы уже все эти замечания снимаем. Заказчикам удобно с нами работать, кроме того, они нам верят.

 

Ред.: Изменилось ли что-то в мотивации сотрудников? Например, дополнительные бонусы, проценты?

Н.О.: Мы провели определенную оптимизацию расходов на заработную плату. Так, те специалисты, которые непосредственно выполняют работу по договорам, то есть зарабатывают тресту деньги, имеют доход на прежнем уровне, который у нас в организации выше среднего по отрасли в городе. А сотрудники, которые обслуживают их – бухгалтерия, АХО, водители, получают обычные среднерыночные оклады.

 

Ред.: Прозвучало, что заказчики Вам верят. Расскажите, пожалуйста, как в целом выстраиваются взаимоотношения с заказчиками? ЛенТИСИЗ крупная организация, а значит не может работать за дешево. Удалось найти золотую середину?

Н.О.: В Санкт-Петербурге действительно очень жесткая конкуренция на нашем рынке. Здесь работает свыше 100 изыскательских организаций, причем все это не какие-то компании-однодневки, в вполне себе действующие организации, готовые бороться за заказы и выполнять их. Поэтому аргумент о том, что предлагаемый нами объем изысканий – правильный, а при меньшем – велик риск не пройти государственную экспертизу, не всегда работает. Очень четко и жестко работает рыночных механизм – кто дешевле, тот и получает заказ. Когда у нас завал работы, при таких раскладах мы просто отказываемся от работы, обосновав заказчику свою позицию. В результате нередко бывает так, что они к нам в итоге возвращаются с просьбой доработать что-то, довести полученные ими отчеты «до ума». Но время и деньги при этом у них уже потеряны. Несмотря на это, большинство заказчиков «не замечает», что у кого-то на тендере цена ниже себестоимости иногда в 2 раза.

Наши заказы по госзакупке составляют около 1% от оборота компании. Основные объемы работ – это частные коммерческие заказы тех организаций, которые заказывают для себя. Также есть несколько крупных проектных институтов, которые постоянно обращаются к нам, зная наши возможности и ответственный подход. Как правило, эти работы идут от крупных промышленных предприятий.

Вообще, надо понимать, что заказчики, прежде, чем выбрать подрядчика для выполнения инженерных изысканий, перед этим обсуждают все вопросы с проектировщиками. А те уже советуют им тех или иных исполнителей, работа с которыми им комфортна и не создает проблем в экспертизе. Мы дорожим своей репутацией, не подводим проектировщиков, работаем честно – благодаря этому от нас не уходят старые заказчики и появляются новые.

 

Ред.: В Санкт-Петербурге действительно очень сложные грунтовые условия?

Н.О.: Да, все, кто говорят, что строить в Санкт-Петербурге очень, сложно ничуть не преувеличивают. Практически везде даже при типовой застройке здесь требуются свайные фундаменты с глубиной заложения как минимум в 2 раза больше, чем, например, в Москве. В черте города есть участки, на которых сваи могут уходить на глубину 40 – 50 метров, чтобы набрать несущую способность в 100 т.

 

Ред.: Это ведь автоматически должно означать, что стоимость жилья будет значительно выше. Тем не менее, в Санкт-Петербурге цена квартир значительно ниже, чем в Москве.

Н.О.: На самом деле, это не совсем так, все зависит от целого ряда факторов: район, доступность площадки, высотность строительства и т.д. Недавно я общался с одним застройщиком, который сказал, что переход с плиты на свайный фундамент дает удорожание в конкретных условиях его площадки на 1 тысячу рублей на квадратный метр продаваемой недвижимости. То есть конечный потребитель разницу особо не замечает. А у свай, на самом деле, есть много преимуществ, особенно в нашем северном климате: сокращается время на ведение работ нулевого цикла, появляется возможность работать зимой и т.д.

 

Ред.: Не это ли является причиной того, что девелоперы часто формально относятся к выполнению на площадке тщательных инженерно-геологических изысканий? Делают дома на сваях под копирку и все?

Н.О.: Все не совсем так. На самом деле, выполнение тщательных инженерно-геологических изысканий для жилой многоквартирной застройки в Санкт-Петербурге, да и в других городах, очень важно. Даже если заранее понятно, что дом будет стоять на сваях. Данные геологических изысканий используются для уточнения проекта: какой диаметр у свай принять, какой глубины, какую технологию устройства выбрать и т.д. Ни один нормальный проектировщик не возьмет на себя ответственность по выбору фундамента без точных знаний о геологии. Заложит он сваи глубиной 20 метров, а они провалятся на 40 м или будут торчать как свайный лес.

Кроме того, не выполнить инженерно-геологические изыскания у нас в городе практически нереально. Здесь очень жесткая конкуренция на рынке негосударственной экспертизы. Проект в части геологии смотрят и эксперт-конструктор, и эксперт-геолог. И если в проекте заложены 15-ти метровые сваи по результатам бурения 15-ти метровых скважин, то экспертизу пройти не получится.

 

Ред.: Несмотря на сложность грунтовых условий, в Санкт-Петербурге строится много сложных объектов небоскреб «Лахта-Цент», новые линии метрополитена. Хватает сотрудникам ЛенТИСИЗ квалификации для работы на этих объектах?

Н.О.: На этих объектах мы не работали, но не потому, что не хватает квалификации, а потому что там просто привлекался другой, свой исполнитель. А у нас работают очень опытные и квалицированные сотрудники, которые могут справиться с любой задачей.

Что касается строительства в городе сложных объектов, таких, как линии метрополитена, то тут надо просто знать и учитывать несколько важных факторов влияния. Так, например, толща грунтов, через которые проходят тоннели, прорезана во многих местах эрозионной долиной, так называемой погребенной долиной. Она проходит практически по всему городу. И если строительство попадает на ее склон, значит автоматом свайный фундамент будет не менее 30 – 40 метров глубиной. В центральной части Васильевского острова глубина эрозионного вреза до коренных грунтов достигает 100 метров. Как раз в этом месте под Невой проходит очень глубокий тоннель метро.

Новые тоннели проектируют в юго-западной части города. Там очень хорошие твердые кембрийские грунты, которые залегают относительно неглубоко. Отдельные станции, ближе к концу ветки, можно будет вообще строить открытым способом, как в Москве.

Поэтому, на самом деле, когда кто-то говорит, что везде в Санкт-Петербурге все сложно, что делать изыскания и помогать проектировщикам и строителям могут только отдельные доктора и кандидаты наук, это не совсем так. У нас в городе много опытных специалистов-практиков, которые разбираются в том, что делают. В том числе они есть и у нас.

 

Ред.: Где в основном сосредоточены объекты ЛенТИСИЗ?

Н.О.: У нас несколько направлений работы. Около 25% от общего числа заказов приходится на работы для реконструкции и строительства крупных промышленных предприятий в Северо-Западном Федеральном округе. Основные объемы работ мы выполняем под жилищное строительство в Санкт-Петербурге и ближайших пригородах. Здесь многие промышленные территории (так называемый серый пояс) сейчас проходят процедуру редевелопмента.

 

Ред.: Нет проблем с градозащитниками? Ведь в Санкт-Петербурге огромное количество исторических сооружений, охраняемых законом?

Н.О.: У нас таких проблем нет. Когда дело доходит до инженерных изысканий, все проблемы с градозащитниками уже решены, а у заказчика есть четкое понимание, что объект будет строиться. К этому моменту уже получена и градостроительная документация, и проектировщиком уже утверждена определенная концепция. Хотя нам приходилось выполнять изыскания на таких «проблемных» объектах – реконструкция Консерватории им. Римского-Корсакова, Мариинского театра.

 

Ред.: Если уж мы заговорили о геотехниках, то часто ли приходят заказы на выполнение сложных исследований для расчетов в программах конечно-элементного моделирования?

Н.О.: Довольно часто нам заказывают сложные лабораторные испытания грунтов, в основном для расчетов в программном комплексе PLАXIS. Имеющееся в нашей геотехнической лаборатории оборудование позволяет выполнить любые требуемые исследования.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению