искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 105 , авторов - 329 ,
всего информационных продуктов - 3122 , из них
статей журнала - 648 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2213 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 128 , технических решений - 4

© 2016-2019 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Приложение «История отрасли» 

Работа в зоне бедствия (Ленинаканский дневник). Часть 17. Почему важен профессионализм

Самусь Николай Афанасьевич
23 мая 2019 года

В 2018 г. исполнилось 30 лет со дня одного из наиболее трагических событий в истории нашей страны - Спитакского (Ленинаканского) землетрясения, унесшего жизни не менее 25 000 человек (по неофициальным данным, около 150 000 человек).

В январе 1989 г. автор воспоминаний - Николай Афанасьевич Самусь - из г. Волгограда был направлен в качестве технического руководителя изыскательской группы НижневолжТИСИз в состав экспедиции Госстроя РСФСР в зону землетрясения - г. Ленинакан (ныне г. Гюмри), где был назначен главным геологом экспедиции. Работа была чрезвычайно масштабная и столь же специфическая. Ныне почётный изыскатель СРО "АИИС" Николай Афанасьевич работает геологом-консультантом в ООО "ГеоСИМ".

В марте, апреле и мае журнал "ГеоИнфо" публикует в виде небольших заметок, выходящих по 2 раза в неделю, воспоминания Николая Афанасьевича о той работе.

В полном объёме текст воспоминаний публикуется впервые.

Самусь Николай АфанасьевичГеолог-консультант ООО «ГеоСИМ»

1619 апреля. Проверки, проверки, проверки отчётов до полуночи, что вошло в привычку. Что такое «проверка отчёта»? Это не поиск грамматических ошибок, а выявление неправильных оценок фактического материала, выбора расчётных значений характеристик грунтов, выработки рекомендаций для строителей. Чтение отчётов одновременно позволяло изучать геологию региона, а также присматриваться к кадрам, уровню их подготовки, обучаемости, реакции на замечания. В Волгограде по результатам проверок приходилось влиять на продвижение специалистов по службе, здесь же приходилось только оказывать отчётам больше или меньше доверия, а, значит, и уделять внимания. Как правило, старшие специалисты групп в экспедиции воспринимали замечания нормально, некоторые даже благодарили за подсказки. Помню, как однажды, после проверок пяти отчётов, я вечером получил большой (более 60 страниц) отчёт от СевкавТИСИза (Краснодар), а утром привёз А.Д. Гревцеву с рядом небольших замечаний. Он согласился со всеми и высказал удивление, что я за ночь не только успел прочитать отчёт, но и сделать замечания, против которых не нашлось возражений.

18-го уехал Г.В. Арский, успел за месяц составить очень важную карту. В этот же день приезжал Г.Л. Кофф с тремя польскими геофизиками, говорил с ними минут пять и исчезли. Помогаю разным бригадам писать отчёты. 19-го приходил А.Ф. Селезнёв из ростовского Промстройниипроекта восторгался возможностями биолокации, даже обозвал меня «народным академиком», т.к. обладаю «уникальным даром». А я чувствую, что заболеваю. Принял крутые меры: 1.3 г витамина С, 5 таблеток сульфалена, завтра надо быть в форме.

 

Рис. 1. У входа в музей Рис. 1. У входа в музей

 

Рис. 2. Общий вид Эребуни Рис. 2. Общий вид Эребуни

 

Рис. 3. Фрагменты Рис. 3. Фрагменты

 

20 апреля интересный, но изнурительный рабочий день до 23.30. До обеда с В.Н. Лалетиным обследовал общежития у телецентра, разобрался, что представляет собой территория телецентра в тектоническом плане. Рядом разлом,

Уже под конец выявилась странная аномалия широтного расположения, односторонняя, а не знакопеременная, как над трещинами. Впечатление, что там какая-то полость, возможно, кяриз.

После обеда ездил второй раз в Гукасян с А.И. Коломыцом (Волгоград). Сверил разломы со схемой Коффа, уточнил её. Вечером проверка 2 отчётов, что скопились за день.

Непривычно звучат названия армянских деревень. По дороге из Ленинакана в Гукасян проезжаем Маисян, Кети, Лернацк, Торосгюх, Цохамарг, Вардахпюр, Карираван, Зюйгахпюр. Гукасян уже на высоте 2000 м, после Ленинакана с его 1500 ощущаю отдышку при ходьбе.

21 апреля. С утра поездка в «юрты» (часть бригад не поместились в поезд и были поселены в юрты, присланные из Бурятии) для проверки сводного отчёта А.Д. Гревцева по северо-западному району. Ряд принципиальных замечаний. С небольшими перерывами по случаю банного дня, проверка затянулась до 0.30, при этом удалось прочесть менее половины текста. Много ненужных деталей, подробностей, реверансов, затрудняющих чтение и заслоняющих существо отчёта.

22 апреля. Давно так не уставал. С 8 утра, когда все начали собираться на ленинский субботник, меня засадили за проверку отчёта 46-II (северо-запад). До обеда дочитал его, а потом ещё 5 отчётов до 22.15, с шумом в ушах. Из 14 рабочих часов 12,5 занимался проверками почти без перерывов.

23 апреля, воскресенье. Проверки весь день, не поднимая головы. Но главную «кучу» уже растащили. Остался «провал» по текстильной промышленности.

Неприятность: сегодня второй раз сделал ЭКГ, обнаружилась небольшая экстрасистола, врачиха подняла шум и поставила вопрос об отправке меня домой. Пообещал, что уеду, закончив в мае составление карты сейсмичных зон, которые, кроме меня никто не составит. Нажаловалась на меня Батурину В.Г., грозилась написать во все инстанции. Пришлось немного урезонить…

24 апреля. Ночью плохо спал: уснул около часа, а в 4 проснулся от ускоренного сердцебиения и не уснул до утра. Весь день тяжело работалось, голова была как ватная.

В обед вдруг заявился Кофф Г.Л., вызвал меня словами: «Пойдём, доставлю тебе несколько счастливых минут». На улице познакомил меня с Рудольфом Геворкяном директором Ереванского филиала института ГеоХИ, отлично знавшем немецкий язык, а также Манфредом Бухнайтером довольно молодым ещё человеком, директором института интерпретации структурных исследований из города Грац, Австрия. Манфред привёз с собой в рулоне под мышкой лист космической фотосъёмки размером примерно 1.5х1.5 м, масштаба 1:200000, на котором разместилась вся Армения и сопредельная территория с обоими Араратами, с каждой горкой и лощинкой, великолепная цветная фотография летнего времени, а также карта того же масштаба, где нанесены линии разломов та самая карта, копию которой привёз из Еревана 28 марта Ю.П. Семко. Мы с Г.Л. Коффом, смотрели на неё, как зачарованные. Как необходима была нам эта карта в январе! Конечно же, первым делом я нашёл на ней площадку Северной промзоны у села Маисян и увидел, как смотрятся из космоса разломы с их смещениями, найденные мной с помощью биолокации. Всё подтвердилось!!! Разрешились мои сомнения. Во мне поднялось возмущение: как же так? Потрясающе: летают наши спутники, а карту, так необходимую нам с самого начала работ, мы получаем из рук австрийца, который свободно купил её у американской фирмы и привёз в рулоне (чтобы не помять) через несколько границ. А нам раздобыть такую же свою карту, практически невозможно по той причине, что в поезде нет спецчасти для их хранения. Подняв глаза от карты, я спросил Коффа: Мы здесь кто? Он всё понял, грустно улыбнулся и развёл руки.

Кроме 200000, у австрийца была ещё карта масштаба примерно 1:25000 района Ленинакана и его окрестностей, тоже в цвете, точнее, не карта, а космический снимок территории. А у нас секреты от нас самих? По этой карте возник вопрос: что за яркое белое пятно в частном секторе? Я определил, в какой это части города, и предположил, что это солнечный блик от неокрашенной оцинкованной кровли на доме.

Вот перечень землетрясений за февральапрель: 15-16.02, 25.02, 25.02, 27.02, 28.02, 1.03, 1-2.03, 3-4.03, 8.03, 8.03, 10.03, 24.03, 2.04, 2-3.04, 5.04, 9.04, 9-10.04, 13.04. Это были слабые афтершоки, и я их не ощутил.

Кажется, в этот же приезд Г.Л. Кофф спросил меня: не располагаю ли я какими материалами по геологии Ленинакана, которые можно использовать для сейсмического микрорайонирования. Я развернул карту, составленную Г.А. Арским. У Григория Львовича загорелись глаза: «Где ты её взял?» Он глазом опытного специалиста мгновенно оценил значение карты, тут же договорились о передаче ему копии.

25 апреля. Завтра утром домой. Наконец-то растащили огромную «кучу» проверок: остались только 4 однотипных площадки по текстилю объекты ВерхневолжТИСИза, их уже просмотрел Н.А. Васильев (Ленинград). С ним мы обменялись адресами. Вечером небольшие проводы до половины третьего.

8 мая. После побывки в Волгограде ночью прибыл в аэропорт Звартноц, где меня ждала московская машина, и уже в начале четвёртого мы были в Ленинакане. Немного вздремнул, даже проспал, забыв перевести часы на местное время. За день проверил 4 или 5 отчётов, один не одолел: уфимцы написали плохой отчёт по Артику и Пемзашену, пришлось возвратить. Весь день ходил, как пьяный хотел спать, поэтому закончил рабочий день в половине десятого вечера… Надо проверить ещё кучу отчётов, составить программу по Ахуряну и приступить к биолокации надеюсь, что работаю последний месяц…

9 мая, день Победы. Почти никто в поезде не работает, а мне принесли с утра «дополнение к отчёту» по Артику и Пемзашену, провозился с ним часа полтора, затем появился гонец из Ростова с отчётом по КГБ срок сдачи 10 мая. Написан слабо, проверил и вернул на исправления. После обеда обследовал пос. Вардбах, не закончил. Очень сильно мешал ветер: невозможно было развернуть карту. В 6 вечера вернулись в поезд, в этот день больше не работал: в поезде не было электричества, читать было невозможно, отдыхал и отсыпался.

10 мая. Подтверждаются слова Ю.П. Семко, что после праздников всё ещё царит затишье в штабах. Сегодня видел Л.В. Хихлуху, выразил ему сочувствие в связи с прибытием сюда, с чем он согласился. Продолжается много изысканий для жилой застройки города. Это меня очень заботит, а Арминжпроект всё никак не выдаёт нам материалы изученности, которые по договору должен был передать ещё в апреле.

Сегодня с утра дул холодный ветер, даже солнце не прогрело воздух за день, после обеда пошёл дождь, а к вечеру немного разошлись тучи, и Джаджурский хребет оказался в снегу. По телевидению показывают, что кругом тепло, в Араратской долине до +30о, а здесь я до 10 утра терпел, затем одел свитер под кожанку и всё равно мёрз. К вечеру ветер сбил температуру до 810о, на востоке видна снежная шапка Арагаца.

Накануне заядлый альпинист Ю.П. Семко выезжал «на разведку» на природу в сторону Амасии, поднимался на гору, в итоге высказал нам мысль, что неплохо бы сходить на Арагац: до 3.5 км можно доехать машиной, а там остаётся 600 м до вершины, за день можно обернуться. Только для меня, видимо, это уже недоступно.

11 мая. Начал реализацию «плана» биолокации, привёл в порядок результаты прежних наблюдений. Наметил ряд первоочередных маршрутов. Сегодня с В.А. Исаковым обследовали горком и театр, не закончили. Работа интересная, но трудоёмкая, а объём более 20 км2. Приехал А.И. Хохлов из Волгограда, готовится к отъезду Ю.М. Васильев.

1215 мая. В течение нескольких дней однообразная работа: проверки отчётов, консультации, но чувствуется спад напряжения, если не поступят новые задания придётся возвращать бригады по домам. Всё «свободное» время трачу на проведение биолокации, в этом мне помогает В.А. Исаков. Всё яснее становится ситуация, зреет убеждение, что в зданиях, которые не были пересечены аномалиями, повреждений конструкций нет. При работе по городу часто приходится отвлекаться, отвечая на вопросы местных жителей, чем мы занимаемся? Иногда с неподдельным интересом, иногда с непониманием. Юрий Петрович продолжает борьбу за оплату уже выполненных работ: до выпуска отчёта заказчики не вылезали от нас, просили, обещали немедленно подписать договора и оплатить её, требовали, жаловались в разные инстанции, а их здесь много, и они «давили» на нас. Как только готовые материалы уходили к заказчику как правило, он забывал обо всех обещаниях.

16 мая. Около 5 утра излишне быстро застучало сердце и разбудило меня. С валидолом удалось уснуть, проспал почти до восьми, встал с шумом в ушах, видимо, что-то с давлением. Поэтому решил дать себе отдых: поехал вместе с А.И. Хохловым в Маргавит на северо-востоке республики за Кироваканом к волгоградской буровой бригаде. Ехали по загруженной дороге, заехали на площадку размещения школы, посмотрели разрез, затем поехали в тоннельный отряд, приняли душ, от чего ощутили почти восторг. По дороге назад возле деревни Ширакамут заехали в пещерный «город», который раньше видели с шоссе, но не было времени остановиться. Посмотрели пещеры в туфе, ходили по подземным переходам. Похоже, этому поселению несколько тысяч лет. Зато в 1989 году масляной краской современные варвары оставили на стенах следы своей «культуры». Затем заехали в Гегасар: Хохлов ещё не видел линию вспаривания. Машину оставили в деревне, поднялись на склон метров на 400, осмотрели и «разрыв», и панораму с разрушенными сёлами. Я следил внимательно за собой: смогу ли подниматься на гору? Вечером после планёрки состоялся 2-часовой разговор с Хачатряном Самвелом Октемберовичем старшим научным сотрудником института геофизики и сейсмологии АН АрмССР о принципах проектирования и строительства в сейсмических районах, о изучении трещиноватости с помощью биолокации, о роли трещиноватости оснований в устойчивости зданий. Он предложил соавторство в публикации материалов, очень заинтересовался результатами, особенно по гостинице Ширак и ряду других объектов, но я тогда ещё не готов был к этому, многое не «отстоялось» в голове, а выступать с сырыми мыслями не хотелось. Без 10 полночь ощущался толчок, похожий на землетрясение.

 

Продолжение следует.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению