искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 105 , авторов - 329 ,
всего информационных продуктов - 3121 , из них
статей журнала - 647 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2213 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 128 , технических решений - 4

© 2016-2019 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Приложение «История отрасли» 

Работа в зоне бедствия (Ленинаканский дневник). Часть 19. Очередное возвращение

Самусь Николай Афанасьевич
31 мая 2019 года

В 2018 г. исполнилось 30 лет со дня одного из наиболее трагических событий в истории нашей страны - Спитакского (Ленинаканского) землетрясения, унесшего жизни не менее 25 000 человек (по неофициальным данным, около 150 000 человек).

В январе 1989 г. автор воспоминаний - Николай Афанасьевич Самусь - из г. Волгограда был направлен в качестве технического руководителя изыскательской группы НижневолжТИСИз в состав экспедиции Госстроя РСФСР в зону землетрясения - г. Ленинакан (ныне г. Гюмри), где был назначен главным геологом экспедиции. Работа была чрезвычайно масштабная и столь же специфическая. Ныне почётный изыскатель СРО "АИИС" Николай Афанасьевич работает геологом-консультантом в ООО "ГеоСИМ".

В марте, апреле, мае и июне журнал "ГеоИнфо" опубликует в виде небольших заметок, выходящих по 2 раза в неделю, воспоминания Николая Афанасьевича о той работе.

В полном объёме текст воспоминаний публикуется впервые.

Самусь Николай АфанасьевичГеолог-консультант ООО «ГеоСИМ»

31 мая 4 июня. Напряжение несколько спало, в перерывах между проверками отчётов удаётся если не поработать с «вертушкой», то хотя бы обработать накопленные ранее результаты обследований. При переносе данных с листов 2000 масштаба на 10000 обнаружились «прорехи»: нестыковки в положении трещин, отработанных в разных частях города. Поэтому решил по возможности наносить на мелкомасштабный план по горячим следам, чтобы потом не тратить время на увязку. Использую каждую свободную минуту светлого времени, чтобы по возможности, отработать хотя бы северную, многоэтажную часть города. 2 июня ближе к вечеру организовал небольшую поездку для группы пишущих геологов на оползни вблизи монастыря Мармашен, показал и монастырь, и древнее безымянное городище. На следующий день прогулялся по городу к крепости «Гюмри» и расположенному рядом монументу «Мать-Армения», откуда прекрасно видна панорама города, но не взял фотоаппарат. 4 июня позвонил домой и узнал, что Алёша (сын) демобилизовался из армии и уже находится в Москве.

5 июня «стихийное бедствие»: приехал Г.Л. Кофф и взял меня в поездку в 58 квартал, потом на совещание по вопросу застройки той части «Мармашена», где толщина просадочных грунтов до 14 м. Потом были в горисполкоме, далее в филиале Ереванпроекта, куда позже приехал с помощниками председатель горисполкома, проговорили с ними около 2 часов. По дороге к поезду говорили с Н.Л. Коффом о задании польским геофизикам. В июле Григорий Львович собирается на конгресс в США, деньги на поездку даёт АН, а для того, чтобы задержаться на несколько дней после конгресса для сбора данных по сейсмостойкому строительству в США не могут найти примерно 700 долларов. Он вынужден был просить помощи у председателя горисполкома. Тот пообещал привлечь живущего в США родственника, который сможет помочь. (Стыдно было это слышать о великой державе). Договорился с Г.Л. Коффом о передаче ему результатов своих исследований.

6 июня. Немного приболел, весь день еле передвигал ноги, но намеченное на день выполнил. Приехал из Волгограда С.А. Голубков, привёз пачку отчётов на проверку, а также приехал управляющий СтавропольТИСИза Пятковский тоже завершать просроченные объекты. В 23.50 ощутил толчок, похожий на землетрясение.

7 июля принесли 3 отчёта волгоградцы, проверил за день, а один ставропольский не успел: не хватило сил. После обеда пришли представители ИГИС АН АрмССР М.С. Бадалян и С.С. Карапетян, попросили проконсультировать их и американца Киркора Акимяна по геологии площадки Маисян. Беседа состоялась в институте, я показал свой отчёт №21, но передать им материалы или разрешить сфотографировать не позволил, так как до сих пор Арминжпроект не заключил с нами договор на уже выполненную работу. К. Акимян передал мне визитную карточку со словами: когда я буду в Лос-Анжелесе, то могу найти его по этой карточке. Я ему ответил, что приглашаю его в Волгоград, хотя и не имел тогда такой же карточки. Прошло почти 30 лет, встреча не состоялась.

Пока ждали К. Акимяна и его переводчицу с обеда, в разговоре с директором института договорились, что в понедельник в 10 утра я проведу в институте «семинар» о некоторых результатах исследования трещиноватости биофизическим методом…

8 июня до обеда проверки отчётов, работа с проектировщиками Волгоградагропромпроекта по Лернапату, а после обеда опять непогода, с модуля, что начали строить рядом со штабным вагоном, ветром сорвало 6 длинных листов кровельного железа и бросило на вагон, раздался грохот, я отодвинулся от окна, опасаясь осколков. Л.Б. Баранников собирается уезжать совсем, Ю.П. Семко тоже приедет фактически передавать дела, а мне замены пока нет. Берёт тоска.

9 июня. На замену Л.Б. Баранникову прибыл Ковалёв Виктор Владимирович начальник технического отдела из Вологды.

Всё сложнее и запутаннее вырисовывается картина трещиноватости территории города, уверенность в правоте метода биолокации придают совпадения разрушений с этими аномалиями. Территория разбита ими вдоль и поперёк, если считать «вдоль» направление на очаг.

Звонил домой, Алёша всё ещё в Москве. Во вторник обещает быть в Волгограде. И я хочу домой, устал здесь.

10 июня утром из Еревана позвонил Ю.П. Семко, а так как новый шофёр не знает Еревана, мне пришлось ехать встречать его. День до 22 прошёл в пути. Встретил Ю.П. и его дочь Катю. А вечером провожали Л.Б. Баранникова до половины третьего. Утром в 4-м вагоне заболела проводница: инфекционный гепатит. Всем делают уколы.

11 июня провёл за проверкой отчётов. Последние дни гремят грозы и идут дожди, сыро и холодно.

12 июня с утра провёл «семинар» в институте геофизики и инженерной сейсмологии по некоторым результатам биофизических исследований территории г. Ленинакана. Успешно, интересовались активно. Лекция минут 20, затем много вопросов. Наиболее настойчиво выспрашивали, все ли люди могут овладеть биолокацией. Рассказал, как «включал» Ю.И. Баулина, приняли весело. На вопросы отвечал около полутора часов.

Весь день болит голова, шумит в ушах, впечатление, что поднялось давление. В довершение неприятность: вечером обнаружил, что потерял кошелёк с талонами на питание, удостоверением и немного денег.

13 июня с утра опять нездоровится: тяжесть во всём, шум в ушах. Сам ставлю себе диагноз: гипертония, принимаю 3 таблетки папазола. Ещё хуже. Иду в медпункт. Давление, оказывается 90 на 55. Пришлось принимать кофеин, но до вечера от головной боли не избавился, да ещё заболели глаза. Как в окопах: пока в атаку никаких болезней, как в оборону все болячки тут как тут.

Приезжал Г.Л. Кофф с сотрудниками, договорились о передаче материалов. Наметили участки для работы польских геофизиков. Тепло простились. Перед приездом Григория Львовича состоялась странная беседа с В.Ф. Калининым. Он сказал, что если хочу могу вернуться сюда. То ли становлюсь мнительным, но мне показалось, что к завершению работ начинаю кому-то мешать. Значит, надо уезжать вовремя.

Позвонил домой, договорились, что Алёша встретит меня в аэропорту.

Не всё успел сделать здесь, что хотелось, немножко жаль, но осталось уложить сумку и домой.

14 июня упаковал вещи, до обеда поехали с Ю.П. Семко в центр, сделали несколько фото (рис. 1, 2). А в обед подошёл Э.С. Савосин и сказал, что будет настаивать на моём приезде сюда. После обеда приехал из Волгограда топограф Нугзар Алексеевич Арабули, привёз для проверки 3 отчёта, да плюс ленинградцы и ставропольцы сдали 2. Успел проверить 4, начал последний, но в 0.30 отложил до завтра. Проверю последний и сдам дела московскому геологу А.Г. Кошелеву.

15 июня. Закончил последнюю проверку, всё расчищено, можно уезжать. Впечатление и настрой таковы, что уезжаю насовсем. Сделано много, но не всё, что хотелось бы. Знаю: сделаешь одно появятся другие желания. ВСЁ не успеть... Бойся желаний своих, ибо они сбываются. Вечером небольшие проводы: В.М. Муравлёв, Ю.П. Семко, В.В. Ковалёв. Днём провожали Э.П. Долинину, улетавшую в Волгоград. Интересный разговор с геологом из Москвы М.Р. Дюковой о философии бытия. Она писала стихи «по случаю», написала и мне несколько строк, в том числе такие: «И сказал тогда Самусь: уезжаю, но вернусь…», что не входило в мои планы, но поэты видят мир по-своему… (Волхвы то сказали с того и с сего, / Что примет он смерть от коня своего…).

Жизнь интересна. И движение, в том числе и эта экспедиция, дали возможность познакомиться со многими людьми, оценить их, отфильтровать и обратить внимание на самое интересное. Как ни странно, но за мной признают приоритет в практическом применении биолокации для изучения сейсмичности, причём, похоже, делают это всерьёз. Эти месяцы здесь прожиты не зря, это утешает и является платой за лишения и изнурительный труд. А чувство исполненного долга, как известно, является лучшей наградой в жизни.

 

Рис. 1. С Ю.П. Семко в Ленинакане Рис. 1. С Ю.П. Семко в Ленинакане

 

Рис. 2. Первый ряд: Оганесян Р.М.- механик, Муратова С.А., двух женщин имена точно восстановить не смог. Второй ряд: Самусь Н.А., Батурин В.Г., Ковалёв В.В., Гвоздиков Г.Н. Рис. 2. Первый ряд: Оганесян Р.М.- механик, Муратова С.А., двух женщин имена точно восстановить не смог. Второй ряд: Самусь Н.А., Батурин В.Г., Ковалёв В.В., Гвоздиков Г.Н.

 

Позже я неоднократно задумывался о нашей работе в зоне бедствия. С чем её можно сравнить? Постепенно из памяти извлёк аналог, вычитанный в «Илиаде» Гомера:

Долг наш земле предавать испустившего дух человека,

Твёрдость в душе сохраняя, поплакавши день над погибшим;

Тем же, которые живы от гибельных битв остаются,

Должно питьём и едой укрепляться, чтоб с ревностью новой

Каждому против врагов и всегда без усталости биться

 

Может, немного высокопарно, но другие примеры подходили меньше. Надо было трудиться изо все сил, вырабатывать рекомендации быстро и по возможности без ошибок. Не всё удалось …

10 июля. После длительного перерыва (о котором в памяти не осталось ничего) сегодня ночью снова прибыл в Ленинакан. Ереван ночью встретил нас жарой под 30, и только когда доехали до Талина, стало не так жарко. В Ленинакане дует приятный прохладный ветер. Приехали в 5 утра, купе моё занято, временно поселился в чужом.

Весь день входил в курс дел. Немного запущены и немного неуправляемы. Особенно сложно с оплатой выполненных работ, но это не зависит от наших усилий. Встретил здесь В.Ф. Калинина, В.Г. Батурина, О.С. Фоменко, Э.С. Савосина, В.В. Ковалёва и некоторых ветеранов, их совсем мало. Рабочий день закончил в 23, правда, днём часа 2 поспал: предыдущая ночь была без сна. Короткие беседы с ветеранами на производственные темы, в целом встретили меня хорошо, с доверием. Р.И. Удалова из Тулы сказала, что я представлен, якобы, к ордену Трудового Красного знамени и добавила, что узнала об этом «там» (показала пальцем вверх).

Статус мой здесь пока не определён. На должность главного геолога назначена Светлана Александровна Муратова, гл. геолог УралТИСИза, а я как бы в должности консультанта. В этот же день всё вернулось на место.

11 июля проверка отчёта СевкавТИСИза по Вард-Баху, консультации строителям (взрывники, коммуникационщики, проектировщики «Дома Рыжкова»). Завтра поездка в Ереван на сломанной машине: не работает тормоз на переднем колесе; и с выпивающим шофёром. Информация по местному телевидению о нарастании напряжения по Карабаху. Нагнетают и осуществляют армяне. Кто за их спиной?

12 июля неудачная поездка в Ереван. Надо было найти 21-й договор в Госстрое Армении, но не нашёл. Зам. Председателя Госстроя Давидян Р.А. не смог вспомнить, куда и кому отдал его. Возможно, чтобы как-то подсластить пилюлю, сказал, что знаком со мной заочно уже давно, что меня удивило.

В Арминжпроекте неожиданно, но с удовольствием, встретил Орбеляна Эдуарда Саркисовича, с которым был на Кубе. Он второй день, как пришёл работать начальником инженерно-геологического и гидрогеологического отдела в институт. (На Кубе он мне рассказал, что один из его предков погиб при отражении нашествия монголов в XIII веке. Такое сохранение памяти о предках вызывает уважение).

13 июля. Кажется, что к нашей работе здесь пропал интерес во всех инстанциях. Сейчас у нас главная забота как выбить из заказчиков уже заработанные деньги. Пока велись изыскания давили все: скорее! когда? Требую немедленно выдать!… Как отдали материалы заказчику это не наши проблемы, разбирайтесь сами. Старая песня…

Сегодня наши московские коллеги ездили на Севан, вернулись со сгоревшими лицами. Я же почти весь день распутывал смету по 21 договору, а вечером даже сыграл пару раз в нарды. Пытаюсь разобраться в сущности и прелести этой игры. Для себя так оценил её: тренировка быстрого счёта для торговцев.

14 июля до обеда ездил с И.Д. Дровалем в Гукасян, чтобы позвонить в Волгоград. По дороге оттуда заехали на разлом, обнажённый на левом борту балки на восточной окраине села Кети, что за Маисяном, севернее Ленинакана. Затем сделал панорамные снимки строительства 58-го квартала «Ани» лес кранов (рис. 3). После обеда передавал материалы прибывшей на смену мне главному геологу Муратовой С.А., а также досчитал последнюю смету по 21-му договору (Маисян).

1519 июля явный спад в работе изыскателей, количество трестов (бригад) значительно уменьшилось, а ещё прибыла мне на замену С.А. Муратова из Свердловска мне работать стало легче. Поэтому я по телефону предложил сыну Алексею (студенту-геологу МГУ) приехать сюда на внеплановую «практику», посмотреть ситуацию и заодно отключиться от армейских воспоминаний. 16 июля я его встретил и поселил в своём купе спального вагона на вторую полку. Дорогу от Ленинакана до Еревана я освоил во всех вариантах, в том числе «старую» или «нижнюю», что идёт вдоль границы в 300 м от неё уже территория Турции. Не ездил только через Спитак вокруг Арагаца с севера. 18 июля в обед приезжал Г.Г. Стрижельчик с компанией (он временно замещает Г.Л. Коффа), беседовали о недостатках наших отчётов, о изысканиях и мероприятиях по безопасному строительству в районе Мармашен. В 23.27 ощутили довольно чувствительный толчок предположили с Алёшей, что это землетрясение примерно в 4 балла.

 

Рис. 3. В квартале 58 «Ани» приступают к строительству. С одной точки я насчитал более 100 кранов Рис. 3. В квартале 58 «Ани» приступают к строительству. С одной точки я насчитал более 100 кранов

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению