искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 105 , авторов - 329 ,
всего информационных продуктов - 3121 , из них
статей журнала - 647 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2213 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 128 , технических решений - 4

© 2016-2019 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Приложение «История отрасли» 

Работа в зоне бедствия (Ленинаканский дневник). Часть 2. Первые дни

Самусь Николай Афанасьевич
19 марта 2019 года

В 2018 г. исполнилось 30 лет со дня одного из наиболее трагических событий в истории нашей страны - Спитакского (Ленинаканского) землетрясения, унесшего жизни не менее 25 000 человек (по неофициальным данным, около 150 000 человек).

В январе 1989 г. автор воспоминаний - Николай Афанасьевич Самусь - из г. Волгограда был направлен в качестве технического руководителя изыскательской группы НижневолжТИСИз в состав экспедиции Госстроя РСФСР в зону землетрясения - г. Ленинакан (ныне г. Гюмри), где был назначен главным геологом экспедиции. Работа была чрезвычайно масштабная и столь же специфическая. Ныне почётный изыскатель СРО "АИИС" Николай Афанасьевич работает геологом-консультантом в ООО "ГеоСИМ".

В марте, апреле и мае журнал "ГеоИнфо" опубликует в виде небольших заметок, выходящих по 2 раза в неделю, воспоминания Николая Афанасьевич о той работе.

В полном объёме текст воспоминаний публикуется впервые.

Самусь Николай АфанасьевичГеолог-консультант ООО «ГеоСИМ»

Утром на УАЗ-469 МосЦТИСИза отправляемся в Ереван. Акинфиев на переднем сидении ря­дом с шофёром, мы с М.А. Солодухиным сзади. Только машина тронулась Михаил Абрамович начал «знакомиться» пошли разные вопросы по инженерным изысканиям, я отвечал, иногда задавал встречные, чтобы больше было похоже на беседу, а не на экзамен. Когда дошло дело до разделения грунтов на элементы, я вынужден был иронично заметить Михаилу Абрамовичу, что над ним довлеют ленинградские дожди, постоянно насыщающие ленинградские грунты водой, а то бы он этот вопрос решал иначе, так же, как и я. Пока часа три ехали до Еревана, об­говорили почти все проблемы, которые могли возникнуть при работе в Ленинакане. Разговор шёл в дружеском духе. Хитрый Станислав Алексеевич прикинулся дремлющим и в разговор не вступал, но слушал очень внимательно. В Ереване получили 2 технических задания. Ночлег в гостинице «Ани», С.А. Акинфиев в одиночке, а мы с М.А. Солодухиным в двухместном номере. Проговорили с Солодухиным до часу ночи. Разговор закончился приглашением мне перебраться в ЛенТИСИЗ на должность главного геолога треста, на что я полушутя ответил, что у них там даже виноград на даче не вызревает, а зимой ночи длинные. В дальнейшем у меня с Михаилом Абрамовичем всегда были очень хорошие отношения. К большому сожалению, в 2013 году узнал от друзей, что его больше нет. В целом командировка оказалась почти безрезультатной (кроме получения двух заданий, что мог сделать и курьер), поэтому я предположил, что главной задачей было «знакомство» и оценка пригодности «кадра» на одну из ключевых должностей в экспедиции Госстроя РСФСР. Позже М.А. Солодухин сказал мне, что до этой поездки в Ереван у него было предложение назначить главным геологом экспедиции Гревцева Анатолия Денисовича из СевкавТИСИза (Краснодар), с которым он раньше работал во Вьетнаме.

Из Еревана я отправил своему управляющему В.М. Кусмарцеву телеграмму: «Долетели нормально станки приступили работе пятнадцатого оплата через стройизыскания фактически выполненным объёмам договорной цене коэффициент 1.85 вычетом кураторских 10% объединению Техзадания договора через экспедицию лаборатория, камералка здесь Обстановка группе нормальная. Самусь назначен главным геологом, Хохлов зам начальника экспедиции. Временный адрес: Ленинакан штаб Госстроя РСФСР экспедиция стройизыскания Семко для Хохлова. Самусь».

Начальником экспедиции уже был назначен Юрий Петрович Семко, энер­гичный руководитель одного из подразделений Ярославского ТИСИза, в прошлом старший геолог нашего НВТИСИз, а потому мне хорошо знакомый.

Уже 19 января началась круговерть. В этот день с утра выезд на площадку по улице Ширакаци для сравнения фактической сейсмичности, отразившейся в стенах и перекрытиях домов, с результатами бурения. Для себя я заметил, что многие пятиэтажные здания, построенные раньше, получили повреждения, но ни в одном их них не погибли люди, их можно было восстановить и продолжать эксплуатировать, некоторые более высотные и позже построенные здания не только были повреждены сильнее (но не все!), а некоторые рассыпались при землетрясении. Зато удручающими были потери людей в распластанных малоэтажных школах (землетрясение произошло около 11 часов дня, когда в школах шли занятия). Почему так? Надо было накапливать факты, опрашивать множество свидетелей с уточнением мелких, но важных деталей, консультироваться со специалистами, анализировать, сопоставлять, само­му искать и находить истинную причину такой избирательности повреждений, чтобы вырабатывать надёж­ные рекомендации, то есть, надо было самому учиться на ходу, а учебниками была только ежедневная практика. Как потом показал ход событий, мне потребовалось полгода напряжённого сбора фактов в зо­не бедствия и несколько лет их осмысления. Первые результаты своих раздумий мне удалось опуб­ликовать только в 2005 году [6], а позже в статьях [1, 5].

Первое, что бросилось мне в глаза на улицах Ленинакана почти полное отсутствие школьников. Дошколята с родителями попадались, а школьники нет, хотя школы, большинство которых были повреждены, ещё не работали.

В тот же день я выезжал на «Северный участок» размещения будущих баз стройиндустрии разных ведомств у села Маисян, прибывающих со всей России для участия в восстановлении жилья и промышленных предприятий Ленинакана и его окрестностей.

Уже 20 января произошло первое ЧП: одна из бригад экспедиции (не помню из какого треста, я на место не выезжал) пробурила действующий газопровод и произошёл взрыв. К счастью, никто не пострадал, а за отсутствие согласования места бурения с владельцами коммуникаций даже речь не шла: архив топографических планов был разрушен, да и согласовывать было не с кем. По вызову аварийная служба не явилась. О происшест­вии тут же забыли. Вечером М.А. Солодухин передал мне шесть заданий на оценку возмож­ного переноса шести райцентров на новые места: Гукасян, Ахурян, Амасия, Калинино, Степанаван, Андижан. Тут же собираем старших групп и их старших геологов и объясняем задачу: в течение завтрашнего дня пробурить по одной скважине в каждом из райцентров и за ночь составить записку максимум в 1 страницу, послезавтра утром все сдать в штаб­ной вагон (оказалось не демагогия).

В этот же день познакомился с руководителем группы экспертов, созданной при комиссии По­литбюро ЦК КПСС и СМ СССР, Григорием Львовичем Коффом, кандидатом геолого-минералогических наук из института физики Земли РАН. В даль­нейшем приходилось встречаться с ним еженедельно, о чём придётся говорить не раз, у меня с ним сложились хорошие отношения и взаимопонимание с полуслова.

21 января с утра уточнили с М.А. Солодухиным задания по райцентрам, бригады разъе­хались. Расстояния разные, геология разная, одни вернулись раньше, другие позже. Бри­гада из КурганТИСИза во главе с замемтителем главного инженера этого треста Парфёновым Анатолием Анто­новичем вернулась из Степенавана в штабной вагон последней около 23. Я посмотрел на Парфёнова он после дня пребывания на морозе и дальней дороги был просто «чёрный». Думаю: посочувствуешь и первое серьёзное задание будет сорвано. Сказал ему твёрдо: «Полчаса на ужин и отдых и за обработку. Буду здесь ждать вашу записку. Как только будет готова приходите». И точно: вскоре после полуночи принёс. На следующий день заключения по трём райцентрам сдали заказчику, а ещё через день по остальным трём.

В этот же день М.А. Солодухин подготовил техническое задание на инженерно-геологическое районирование территории г. Ленинакана (расчленение на блоки, поиск линий разломов и т.п.), а также проект приказа по объединению об оплате командировочных и прочих надбавок для изыскателей, работающих в зоне бедствия. Ю.П. Семко подго­товил проект приказа по объединению о назначении на должности руководящего состава экспедиции.

В 10.30 к нам в вагон пришёл рабочий из группы, ведущей разбор завалов вблизи от поез­да, звонить, чтобы вызвать похоронную команду извлекли труп из завала.

Вечером из штаба Госстроя РСФСР, расположенного в одном из уцелевших зданий на северной окраине Ленинакана, я позвонил домой в Волгоград. Вернувшись из штаба, я пересе­лился в купе №9 спального вагона №6, где жило руководство поезда (начальником поез­да ещё в Москве был назначен Эдуард Семёнович Савосин, начальник отдела кадров объ­единения «Стройизыскания», до назначения на эту должность в объединении он работал в одном из строительных министерств). Когда вечером 21 января Акинфиев сообщил мне о своём отъезде в Москву и велел мне занять его купе, я, зная особенности поведения москви­чей, поставил условие, чтобы во избежание недоразумений это распоряжение было дове­дено до начальника поезда в моём присутствии, что было тут же сделано.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению