искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 105 , авторов - 329 ,
всего информационных продуктов - 3121 , из них
статей журнала - 647 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2213 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 128 , технических решений - 4

© 2016-2019 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Приложение «История отрасли» 

Работа в зоне бедствия (Ленинаканский дневник). Часть 4. Биолокация – не «от лукавого»

Самусь Николай Афанасьевич
26 марта 2019 года

В 2018 г. исполнилось 30 лет со дня одного из наиболее трагических событий в истории нашей страны - Спитакского (Ленинаканского) землетрясения, унесшего жизни не менее 25 000 человек (по неофициальным данным, около 150 000 человек).

В январе 1989 г. автор воспоминаний - Николай Афанасьевич Самусь - из г. Волгограда был направлен в качестве технического руководителя изыскательской группы НижневолжТИСИз в состав экспедиции Госстроя РСФСР в зону землетрясения - г. Ленинакан (ныне г. Гюмри), где был назначен главным геологом экспедиции. Работа была чрезвычайно масштабная и столь же специфическая. Ныне почётный изыскатель СРО "АИИС" Николай Афанасьевич работает геологом-консультантом в ООО "ГеоСИМ".

В марте и апреле журнал "ГеоИнфо" опубликует в виде небольших заметок, выходящих по 2 раза в неделю, воспоминания Николая Афанасьевич о той работе.

В полном объёме текст воспоминаний публикуется впервые.

Самусь Николай АфанасьевичГеолог-консультант ООО «ГеоСИМ»

После Гегасара и Ширакамута поехали в сторону Спитака. Сидя в машине, я не выпускал проволоку из рук, стараясь не получить ею удар по очкам, в машине она сильно реагировала на групповые аномалии и почти не замечала одиночные…

На въезде в Спитак стоит наряд милиции: один с отражателем, один с пластиковой дубинкой, третий с авто­матом. В западной части города моя проволока почти замерла, по сторонам были видны 5-и даже 9-этажные дома с повреждениями, но устоявшие. Примерно от центра до восточ­ной окраины город пересекли несколько сильных аномалий, как на главном разломе. Вдоль них сплошные развалины, груды строительных конструкций, из которых торчат двери, оконные рамы, кровати, видны какие-то тряпки, детские игрушки, почти не видно людей.

По дороге назад до самого поезда в Ленинакане вёл «измерения». Обратил внима­ние, что в створе пересекаемых поперечных распадков (дорога шла вдоль ручья) проволока бешено враща­лась. В том числе попадались такие зоны и на Ширакской наклонённой равнине, и в Ле­нинакане. (Забегая вперёд, скажу, что когда мы только прилетели в Ленинакан, дороги в нём были с отличным асфальтовым покрытием, но за время нашего пребывания тяжёлые грузовики, вывозившие обломки зданий в места складирования, на отдельных участках превратили их в сплошные выбои­ны. Я проверил с «индикатором» и оказалось выбоины образовались именно над многополосными аномалиями, в остальных местах дороги уцелели. Вывод: над аномалиями асфальт был повреждён при землетрясении, покрылся трещинами, после чего быстро разрушился под колёсами гру­зовиков. Почему только над ними? Было над чем задуматься...).

 

Рис. 1. Мой биолокационный «индикатор» (проволока с согнутым на ширину ладони одним концом). Для масштаба – трёхлитровая банка с водой остывает под струёй ледяного воздуха из щели у подножья западного склона Арагаца. Лето 1989 г. Рис. 1. Мой биолокационный «индикатор» (проволока с согнутым на ширину ладони одним концом). Для масштаба – трёхлитровая банка с водой остывает под струёй ледяного воздуха из щели у подножья западного склона Арагаца. Лето 1989 г.

 

Через несколько дней мне удалось найти обнажение на борту одного из ручьёв на северной окраине Ленинакана, где хорошо просматривалась 56-метровая толща туфов и трещины в них. Эти трещины хорошо «прослушивались» био­локацией, что ещё больше утвердило меня в предположении, что биолокацией фиксируются некие (не только, а может, и не сколько электромагнитные) физические поля, образующиеся вдоль поверхностей (вдоль трещин как в скальных, так и в осадочных рыхлых породах, а также над металлическими и асбестоцементными трубами, траншеями, коммуни­кациями и т.п.). При этом со временем я убедился, что материал, формирующий скрытую поверх­ность, практически не имел значения: с одинаковым успехом я находил в земле трещины, стальные и асбоцементные трубы, их изгибы и повороты, засыпанные брёвна (даже измерял их дли­ну) и тому подобное. Более того, однажды при обследовании территории завода шлифовальных станков я наткнулся на стальную плиту размером примерно 4x6 м и толщиной 6 см. Решил проверить, прослеживаются ли трещины через такой стальной экран. Под­твердилось: да, прослеживаются. С металлического моста прослеживал аномалии в русле ручья. Значит, при биолокации улавливаются не электромагнитные волны, а волны с иной природой. Заметил ещё одну интересную особенность: когда идёшь с «индикатором» вдоль вы­сокой стены (то есть, вдоль поверхности и создаваемого ею поля) на удалении от неё не бо­лее полуметра не улавливаешь никаких сигналов. Стоит отойти от неё на полметра-метр «прослушиваются» пересекаемые как одиночные, так и групповые аномалии. Не имеет значения и материал «индикатора»: одинаково работают из медной, алюминиевой или железной проволоки. Лозу не пробовал.

 

Рис. 2. Спитак, 22 января 1989 Рис. 2. Спитак, 22 января 1989

 

Ни тогда, ни позже я особо не позволял себе отвлекаться на разгадку природы волн (включая реакцию на них человеческого организма и выработку им других полей, заставляющих индикатор отклоняться или вращаться в руке «оператора»), считая, что это не моё дело, этим должны заниматься физики, а они, зная на протяжении веков, но не овладев биолокацией, до сих пор объявляют её «от лукавого». Я же с помощью биолокации стремился только разобраться в сейсмических воздействиях на здания и сооружения. Правда, с улыбкой предположил, почему кошка, подкрадываясь к птичке, не спуская с неё глаз и навострив уши, постоянно шевелит хвостом: она с помощью этой «антенны» контролирует пространство позади себя, и подкрасться к ней самой в такой момент можно только сбоку, а сзади никогда!

 

Рис. 3. Спитак, 8 февраля 1989. Ю.П. Семко и я. Рис. 3. Спитак, 8 февраля 1989. Ю.П. Семко и я.

 

Был и один «конфуз» в северной части города. Меня пригласила одна из бригад поставить буровую установку, чтобы не повредить действующий телефонный кабель (до землетрясения где-то там рядом стоял телефонный щит). Походив с индикатором по площадке, я не нашёл ничего опасного, показал, где поставить станок, но как только начали бурение подняли обрывки проводов, явно из кабеля. Я тут же бросился проверять свою работу и обнаружил, что поставил буровой станок на кабель. Как же так? Подумал, что причина, видимо, в том, что я искал телефонный кабель под током, пусть даже слабым, а он был отключен. Стал искать обесточенный кабель нашёл сразу. Подвела самоуверенность.

 

Рис. 4. Фундамент для 1-2-этажного «дома Рыжкова» Рис. 4. Фундамент для 1-2-этажного «дома Рыжкова»

 

Рис. 5. Рутинное прослеживание трещин в земле на улице Ленинакана. Веду биолокационное обследование Рис. 5. Рутинное прослеживание трещин в земле на улице Ленинакана. Веду биолокационное обследование

 

После обеда поехали на западную окраину Ленинакана к месту строительства после землетрясения первого в городе жилого дома, закладку которого показали по телевизору, когда мы были ещё в Волгограде («дом Рыжкова» так он назывался в обиходе). Только сейчас мы получили зада­ние на изыскания для его строительства, а фундаменты уже делаются. Эта показуха, работа на публику, напомнила мне телегу, бегущую впереди лошади... Вечером осмотрели уцелевшее убежище, где выделен уголок и для камеральщиков НВТИСИЗ. Проверяю разрезы по райцентрам, прошу Ю.П.Семко подобрать помещение для лаборатории, которую надо открыть в Ленинакане. Оказывается, он уже имеет на примете комнату на одной из фабрик.

Рабочие дни мои заканчиваются за полночь.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению