искать
Рубрикатор материалов

Сейчас в информационной базе:
рубрик - 105 , авторов - 329 ,
всего информационных продуктов - 3121 , из них
статей журнала - 647 , статей базы знаний - 85 , новостей - 2213 , конференций - 4 ,
блогов - 8 , постов и видео - 128 , технических решений - 4

© 2016-2019 ГеоИнфо

Разработка и сопровождение: InfoDesigner.ru
Теория и практика изысканий 

АЛЕКСАНДР ТРУФАНОВ: Научно-техническое сопровождение позволяет снижать «коэффициент незнания»

Труфанов Александр Николаевич
10 ноября 2016 года

В последние годы в связи с все большими объемами строительства уникальных сооружений растет и актуальность такого направления деятельности, как научно-техническое сопровождение инженерных изысканий, проектирования и строительства. В отличие от обычного технического надзора, задачей которого является контроль деятельности изыскателей в поле и в лаборатории, НТС занимается, в том числе, разработкой и внедрением новых методов исследований с целью получения максимально точных и надежных данных, которые позволяли бы не только быть уверенными в надежности будущего сооружения, но и экономить при строительстве.

«Эти работы очень много дают, прежде всего, застройщику, который вкладывает в строительство свои деньги. НТС, с одной стороны, позволяет добиться сокращения финансовых затрат, а с другой, создает условия, при которых данные изысканий будут надежными, а проектные решения – оптимальными» - отмечает в интервью редакции независимого журнала «ГеоИнфо» заведующий лабораторией методов исследований грунтов НИИОСП им. Н.М. Герсеванова Александр ТРУФАНОВ.

Труфанов Александр НиколаевичЗаведующий лабораторией методов исследований грунтов НИИОСП им. Н.М.Герсеванова

Ред.: Расскажите, пожалуйста, зачем, на Ваш взгляд, нужно научно-техническое сопровождение инженерных изысканий?

А.Н.: Мы считаем, что научно-техническое сопровождение (НТС) должно выполняться для всех видов уникального строительства. В частности, для зданий высотой свыше 100 метров. Эти работы очень много дают, прежде всего, застройщику, который вкладывает в строительство свои деньги. НТС, с одной стороны, позволяет добиться сокращения финансовых затрат, а с другой, создает условия, при которых данные изысканий будут надежными, а проектные решения – оптимальными.

Чтобы добиться этого, научно-техническое сопровождение должно начинаться как можно раньше, еще до того, как будет определен подрядчик для проведения инженерных изысканий. Потому что, к сожалению, застройщик редко может адекватно оценить возможности подрядчиков по выполнению необходимого комплекса исследований.

 

Ред.: Но ведь подрядчиков, как правило, выбирают на тендерах. Как тут поможет НТС?

А.Т.: А почему нет? Если заказчику не безразличен результат работ, то он будет выбирать не только по фактору цены. Потому что, очень часто, организации, предлагающие наиболее низкую стоимость работ, не имеют ни собственной технической базы, ни опыта. Они становятся лишь ненужной прослойкой между застройщиком и реальными исполнителями работ. При строительстве уникальных сооружений это недопустимо. Низкое качество инженерных изысканий ведет к некачественному проектированию и, следовательно, к применению завышенных запасов прочности и огромным дополнительным расходам при строительстве.

 

Ред.: Какое участие принимает НИИОСП на этапе выбора изыскательской организации и начала работ?

А.Т.: Мы, прежде всего, проверяем наличие собственной техники для полевых работ, оснащение лаборатории, квалификацию специалистов и прочие важные моменты.

Затем мы обязательно участвуем в подготовке технического задания, проверяем его на соответствие действующим нормативным документам. Наконец, мы оцениваем программу работ, смотрим, чтобы она соответствовала техзаданию, анализируем методы, которыми планируется выполнять работы, даем свои замечания и, в случае необходимости, настаиваем на привлечении субподрядчиков для выполнения тех работ, которые подрядная организация самостоятельно выполнить качественно не может. Надо понимать, что когда исследования ведутся в нестандартных условиях, работать, нередко, приходится на уникальном оборудовании, которое есть далеко не у всех. Например, во время изысканий для строительства Лахта-центра, кроме основного подрядчика СУ-299, мы использовали технические возможности сразу нескольких организаций: ВНИИГ им. Веденеева, МГУ, ЦГИ и НИИОСП.

 

Ред.: Привлекать НТС на этапе выбора подрядчика, возможно, и хорошо. Но не может ли возникнуть конфликта интересов? Ведь, например, НИИОСП тоже выполняет инженерные изыскания.

А.Т.: Мы стараемся исключать такую возможность. Наш производственный отдел изысканий не участвовал в работах ни по одному объекту, где мы выполняли НТС. Однако если требуется решение каких-либо уникальных задач, с которыми обычным изыскательским организациям не справиться, могут быть подключены возможности наших научных лабораторий. Как правило, такие работы оговариваются заранее в составе работ по научно-техническому сопровождению. Например, очень мало кто в стране может определить коэффициент переуплотнения грунтов. Для этого требуется доводить давление до 6 - 10МПа, а это уже уникальное оборудование, которым обычные производственные лаборатории не обладают.

 

Ред.: А в процессе выполнения инженерных изысканий НТС становится, по сути, обычным техническим надзором?

А.Т.: Это совсем не так. Не надо думать, что мы стоим у каждой буровой в поле или над каждым прибором в лабораториях. Нет. Но наши специалисты периодически выезжают на объект, проверяют, как идет пробоотбор, затем смотрят, как ведутся лабораторные исследования. В случае выявления каких-то недостатков или большого расхождения данных тут же анализируются причины происходящего и разрабатываются соответствующие мероприятия по исправлению ситуации. Наша задача заключается в том, чтобы добиться достоверных результатов изысканий, используя, при необходимости, наиболее современные и точные методы и технические средства исследований.

Следует отметить, что существующие сегодня нормативные документы разрабатывались для глубин значительно меньших, чем фактические глубины активной зоны в основаниях высотных зданий. В связи с этим часто приходится принимать нестандартные решения. И если мы видим необходимость что-то изменить в методиках испытаний или предлагаем негостированные методы, то это мы обосновываем в специальных технических условиях и утверждаем их в Минстрое.

 

Ред.: И что в результате всех этих работ получает застройщик?

А.Т.: Самое главное – финансовую выгоду и уверенность в надежности сооружения. Благодаря всем нашим действиям удается добиться значительного сокращения сроков проведения изысканий и их стоимости. В первую очередь за счет оптимизации методов испытаний и технических средств для их проведения. Например, испытания грунтов в режиме релаксации напряжений позволяют в десятки раз сократить продолжительность наиболее длительных методов испытаний грунтов – компрессионных и консолидационных. Наконец, благодаря НТС подрядчик проходит государственную экспертизу в один этап, поскольку требований о проведении дополнительных изысканиях эксперты, как правило, не выдвигают.

 

Ред.: Какова стоимость услуг НИИОСП по научно-техническому сопровождению?

А.Т.: Это определяется в каждом конкретном случае в зависимости от сложности решаемых задач. Обычно она составляет около 10% от общей стоимости инженерно-геологических изысканий.

 

Ред.: Возникает вопрос. Зачем НИИОСП занимается научно-техническим сопровождением, если у него есть ресурсы и возможности для выполнения собственно инженерных изысканий? Это ведь, наверное, гораздо выгоднее.

А.Т.: Дело в том, что НИИОСП – это, в первую очередь не производственная, а научно-исследовательская организация. Отсюда и основные задачи в области изысканий – это разработка нормативных документов, исследования в области строительных свойств грунтов, разработка новых методов испытаний, научно-техническое сопровождение изысканий.

Действительно, институт имеет производственное подразделение, которое занимается собственно инженерными изысканиями. В рамках основных задач института его деятельность носит скорее вспомогательный характер. Это далеко не та область, которая приносит институту большие доходы.

 

Ред.: А проектировщики больше доверяют данным изысканий, если проводилось научно-техническое сопровождение?

А.Т.: Как я уже говорил, НТС позволяет выбирать и применять наиболее надежные методы исследований и получать более достоверные характеристики грунтов. А это в свою очередь позволяет проектировщикам принимать наиболее оптимальные проектные решения. На сегодняшний день большинство изыскателей, анализируя полученные данные, стараются перестраховаться и выбирают результаты тех испытаний, результаты которых являются наименьшими. И ночью спят спокойно, и ничего не падает. Однако при этом происходит неоправданное завышение коэффициентов запаса или, как мы их иногда называем, коэффициентов «незнания». С подобной порочной практикой мы стараемся бороться. При строительстве уникальных сооружений цена вопроса слишком высока. Поэтому в основу определения нормативных и расчетных характеристик грунтов должы закладываться результаты наиболее достоверных методов их определения.

Например, для получения деформационных характеристик используются эталонные штамповые испытания. Много их не сделаешь, к тому же есть ограничения по глубине исследования. Однако к этим эталонным значениям можно привязать все остальные результаты. Мы берем средние значения штамповых опытов, средние значения компрессионных и трехосных испытаний и связываем их переходными коэффициентами. Получается облако информации для конкретного инженерно-геологического элемента. В результате мы имеем достоверную и точную картину распределения механических характеристик в плане и по глубине. Как правило, получаемые таким образом значения гораздо выше, что позволяет спроектировать оптимальный с экономической точки зрения фундамент, учитывающий реальные свойства грунтов.

 

Ред.: Но ведь проектировщика все равно, наверное, сложно убедить в достоверности данных. Вероятно, для этого нужно выполнять НТС и на этапе проектирования? Тем более, что еще не все проектировщики могут нормально посчитать основание.

А.Т.: На наших объектах достоверность данных, полученных в процессе изысканий, подтверждалась результатами прямых испытаний свай. Кроме того, наш институт проводит НТС и на этапе проектирования, а, при необходимости, и на этапе строительства. Чтобы было понятнее, я могу рассказать очередность выполнения НТС по Лахта-центру. На первом этапе, после выбора подрядчика, выполняются предварительные инженерные изыскания. Бурится всего 2-3 скважины на глубину заведомо большую, чем зона влияния планируемого сооружения. Это дает некоторые представления о разрезе. На основании полученных данных и архивных материалов специализированные лаборатории нашего института разрабатывают концепцию будущего фундамента. Она согласовывается с застройщиком и проектировщиками, если они уже определены. Опираясь на эту концепцию, мы помогаем разработать техническое задание и программу работ основного этапа изысканий. После их завершения вся информация поступает проектировщику, который с учетом данных изысканий и предварительно разработанной концепции предлагает проектные решения по фундаментам, которые опять-таки попадают для одобрения и согласования в наш институт.

 

Ред.: А заказчик знает и понимает свою выгоду от качественных изысканий, в том числе, благодаря проведению НТС?

А.Т.: К сожалению, с этим очень большие сложности. Заказчики действительно пока мало понимают, какие деньги они переплачивают в случае перестраховок изыскателей и проектировщиков. В результате, нередко к нам обращаются не в самом начале работ, а только тогда, когда что-то начинает идти не так. Например, когда экспертиза выдает отрицательное заключение. Я надеюсь, что теперь, когда у нас уже есть опыт небоскребов Лахта-центр, Москва-Сити и Ахмат-Тауэр, застройщики смогут этот опыт изучить и понять свои выгоды.

 

Ред.: Несет ли какую-то ответственность за надежность сооружения организация, которая занимается научно-техническим сопровождением?

А.Т.: Дело в том, что у нас ответственность тех или иных исполнителей вообще плохо прописана с законодательной точки зрения. Не ясно как определять степень их ответственности в случае возникновения аварийных ситуаций. Наверное, это входит в компетенцию специальных комиссий. К сожалению, ничего другого по Вашему вопросу я добавить не смогу.

 

Ред.: На Ваш взгляд, сколько организаций в стране могут выполнять научно-техническое сопровождение?

А.Т.: Думаю, таких организаций немного, но они есть. Дело в том, что очень мало осталось компаний и институтов, которые занимаются научными исследованиями в области инженерно-геологических изысканий. К сожалению, сейчас даже ПНИИИС, который вообще был создан для этого, находится в очень плачевном состоянии.

Кроме НИИОСП я бы назвал МГУ, МГСУ, Горный университет в Санкт-Петербурге, ГК «Геореконструкция», Томский политехнический институт. Возможно, со временем, если наука будет развиваться, таких организаций станет больше. И на это есть надежда. Например, последние два года даже выделяется небольшое бюджетное финансирование на различные НИР и НИОКР. Правда, пока опосредованно – через разработку различных стандартов, ГОСТов и других нормативных документов. То есть мы можем заниматься научными исследованиями в связи с разработкой того или иного нормативного документа.

В прошлом году, например, наша работа была связана с определением реологических характеристик грунтов. Раньше эти параметры практически не использовались в расчетах, а теперь, в связи с появлением технологии «геотехнического барьера», они стали актуальны. Мы разработали метод их определения, а в следующем году запланирован выход соответствующего ГОСТ.

Тоже самое относится и к параметрам переуплотнения грунтов. Эти параметры уже активно используются при расчётах оснований, а ГОСТа по их определению нет. Поэтому в этом году была проведена работа по анализу мировой практики в этом вопросе, выбрано восемь наиболее оптимальных методов, по которым мы провели обработку результатов испытаний, сравнили полученные результаты с реальными значениями давления исторического предуплотнения, которое мы знали, и выбрали из них наиболее оптимальные. Именно они и будут рекомендованы нами для включения в ГОСТ.

 

Ред.: В чем преимущества НИИОСП перед, например, МГСУ при выполнении научно-технического сопровождения?

А.Т.: К МГСУ мы относимся большим уважением. Постоянно работаем в контакте и ведем совместные проекты. Однако МГСУ, как учебной организации, вести научно-техническое сопровождение, несколько сложнее. Все-таки параллельно идет учебный процесс со своим графиком, что создает определенные ограничения во времени. У нас таких ограничений нет. Это дает нам возможность более плотной работы по НТС с возможностью выезда на объекты столько раз, сколько потребуется, и в те моменты, когда это действительно необходимо.

 

Ред.: Не приходилось ли Вам сталкиваться с фальсификацией данных изысканий при выполнении инженерных изысканий?

А.Т.: Дело в том, что мы действуем превентивными методами. То есть, например, мы объезжаем лаборатории, которые планируется привлекать и предупреждаем, что любые фальсификации будут выявлены, что действительно не сложно. Некоторые организации после таких предупреждений от работы даже отказывались.

В процессе проведения текущего контроля результатов изысканий случалось, что разные лаборатории для одних и тех же грунтов выдавали различные результаты. Обычно это было связано не с сознательной фальсификацией, а с низкой квалификацией лаборанта или просто невнимательностью. Во всех случаях принимались меры по исправлению таких ситуаций.

Я считаю, что если факты фальсификации выявились только в конце, на стадии подготовки отчетных материалов, значит, мы недостаточно хорошо отработали вначале.

Гарантия надежности и достоверности результатов изысканий является одной из наиболее важных задач научно-технического сопровождения.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению