искать
Юридическая практика 

ЮЛИЯ ВАЛУЕВА: К изыскателям чаще всего предъявляют претензии по несоблюдению сроков

Валуева Юлия
19 июня 2017 года

Наиболее частая причина судебных разбирательств изыскателей со своими заказчиками – неоплата выполненных работ. Изыскателям, в свою очередь, заказчики чаще всего предъявляют иски в связи со срывом сроков. Причем важно понимать, что далеко не всегда виноваты в этом изыскатели. Нередко, до срыва доводят сами заказчики своими действиями или бездействием.

В интервью независимому электронному журналу «ГеоИнфо» руководитель юридического отдела компании «Геолоджикс» Юлия Валуева рассказала о наиболее частых проблемах взаимоотношений заказчиков и исполнителей, о третейских судах, о том, на что важно обращать внимание в договорах, о принципе добросовестности и о многих других тонкостях, знание которых может помочь в случае перевода отношений с заказчиками в судебную плоскость.

Ред.: Что Вы можете сказать о динамике судебных процессов в области инженерных изысканий в последние годы?

Ю.В.: Если говорить на примере нашей компании, то в 2013-14 годах было всего 11 дел, в 2015 году – 13, а в 2016 – уже 34 дела. То есть объем судебных разбирательств с каждым годом увеличивается. Причины решения споров в судебном порядке могут быть различные, у каждого заказчика своя мотивация не оплачивать работу: проблемы на строительном рынке (отсутствие финансирования со стороны генерального подрядчика, изменение проектных работ, изменение мест застройки, изменение «пожеланий» в техническом задании и многие другие). Причиной может быть и недобросовестность заказчиков. В основном приходится взыскивать дебиторскую задолженность.

 

Ред.: По Вашему опыту, насколько эффективно действовать через суд? Удается ли получать свои деньги?

Ю.В.: Ситуации бывают разные. Очень многое зависит от слаженности работы разных отделов изыскательской компании – от бухгалтерии и юристов до полевых геологов. В первую очередь я имею ввиду тщательное внимание к оформлению документов и максимально возможное соблюдение всех условий договоров. Если документы оформлены качественно и акты подписаны сторонами, то для выигрыша дела даже нет необходимости посещать суд – для таких случаев законодательством предусмотрен упрощенный порядок судопроизводства, если цена иска не превышает 500 тыс. руб.

Если же заказчик оказывается недобросовестным, уклоняется от подписания актов или, получив электронную версию отчетных документов, вообще отказывается от оплаты, мотивируя это теми или иными причинами, то тут все гораздо сложнее. Приходится собирать доказательную базу, обосновывать в суде недобросовестность контрагента.

 

Ред.: Если я не ошибаюсь, принцип добросовестности с недавнего времени закреплен в Гражданском кодексе РФ? Уже есть правоприменительная практика и помогает ли это реально изыскателям?

Ю.В.: Этот принцип закреплен в новом контексте гражданского законодательства с 2013 года и дополняется нововведениями по сей день в рамках исполнения Концепции развития гражданского законодательства. Например, в 2015г. появилась новая статья в Гражданском Кодексе РФ - 433.1, которая устанавливает ответственность за недобросовестные переговоры. Несмотря на это, суды осторожно руководствуются указанным принципом, очень слабо мотивируют при применении, при разбирательстве коммерческих отношений применяется жесткий формальный подход: есть документы – положительное решение, нет – отрицательное. Но есть много нюансов. В Постановлении Пленума Верховного суда РФ №25 от 23.06.15 указано, что судам нельзя рассматривать дела формально, «оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны». Данная формулировка указывает судам на необходимость не только правовой оценки добросовестного или недобросовестного поведения участников оборота, но и мотивации данного поведения.

Например, если исполнитель отправляет отчетные материалы на юридический адрес заказчика в срок, установленный договором и может это подтвердить в суде, то суд, как правило, принимает сторону исполнителя, считает такие документы переданными надлежащим образом и может взыскать стоимость работ даже если подписанных актов нет.

Главная проблема, с которой чаще всего сталкиваются изыскатели, связана с тем, что заказчики выставляют мнимые претензии к качеству работ (в данном случае пытаясь ввести дополнительные объемы за первоначально оговоренную сумму), тянут с подписанием актов, с принятием работ, тем самым затягивая сроки работ по договору, и могут такими действиями довести договорные сроки до срыва. В результате исполнители оказываются еще и виноватыми, а суд может обязать их компенсировать якобы возникшие у заказчика убытки.

В большинстве поступающих от заказчиков договоров указывается, что окончательный расчет производится только после получения положительного заключения экспертизы (госэкспертизы), и как правило, сумма окончательного расчета немалая. При этом нередка ситуация, когда заказчики получают от изыскателей результаты работ, но в экспертизу не идут. И затянуться это может на неопределенный срок. У нас сейчас как раз разбирается в суде такое дело, и ответчик готов рассматривать мировое соглашение, несмотря на то, что ситуация достаточно двоякая. С одной стороны, согласно 157 статье Гражданского кодекса РФ, если «наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим», и заказчик не должен уклоняться от исполнения своих обязательств для получения выгоды (неуплаты оставшейся части по договору). С другой стороны, у нас нет подписанных актов и смет, а только накладные, по которым сама работа уже оплачена, но не прошла госэкспертизу. Поэтому в данном случае мы будем настаивать на применение судом принципа добросовестности, обращаясь к ст. 10 ГК РФ, где говорится о том, что не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

 

Ред.: Я так понимаю, что после передачи документов в суд, заказчики, как правило, стремятся к мировому соглашению?

Ю.В.: Если контрагент «живой», не планирует ликвидироваться и ведет свою деятельность, то, естественно, он понимает последствия, в первую очередь, финансовые и репутационные, и пытается выйти на мировое. Однако хорошо известно, что некоторые заказчики инженерных изысканий под определенные виды работ создают специальные фирмы-однодневки, являющиеся дополнительными прокладками и легко закрывающиеся, если возникают какие-то проблемы с генеральным заказчиком или инвестором. В таких ситуациях о мировой речи не идет. Такие дела выигрываются и передаются на исполнение судебным приставам, которые, к сожалению, далеко не всегда могут найти «концы» и добиться оплаты.

 

Ред.: Вы говорите, что в 2016 году было 36 дел. Возможно, что в этом году их число еще увеличится. Какой необходим штат юристов, чтобы все это закрывать своими силами?

Ю.В.: В компании «Геолоджикс» в состав юридического отдела входят три группы: судебно-претензионная, договорная группа и группа делопроизводства. У нас разработаны свои типовые формы договоров со всеми возможными нюансами, которые могут пригодиться в суде и которые постоянно дорабатываются юристами. Поэтому в договорной группе наличие юриста не обязательно. В случае, если заказчик настаивает на своей форме договора, то юристы обязательно готовят протокол разногласий, либо стараются внести правки непосредственно в текст договора. Сложности в этом плане могут возникнуть только с госзаказчиками, у которых почти всегда своя форма типового договора от которой они никогда не отступают и протоколы разногласий не принимают. Тут нужно оценивать свои риски. Но таких в нашей практике не много. Кроме того, при работе с государственными организациями все очень четко, хотя и более длительно. У добросовестных исполнителей обычно не возникает с госзаказчиками таких проблем, которые приходится решать в суде.

Благодаря слаженной работе всех отделов на этапе подготовки и согласования договоров, большинство судебных разбирательств проходит в упрощенном режиме. Поэтому мы со всем текущим объемом дел справляемся своими силами, хотя, конечно, приходится работать внеурочно. Очень важна слаженная работа всех отделов, умение работать в команде.

 

Ред.: Не выгоднее ли работодателю пользоваться услугами юридических организаций на аутсорсинге, чем содержать штатных юристов?

Ю.В.: Я думаю, что содержание штатного юриста, занимающегося судами, оказывается более выгодным работодателю. Ведь помимо того, что услуги известных юридических фирм, имеющих квалифицированных специалистов и хорошую репутацию, сами по себе стоят очень дорого, они еще могут брать дополнительную комиссию, достигающую 10-20% от выигранных в суде сумм за каждое дело. За штатного юриста работодатель платит зарплату и зарплатные налоги с начисления, имеет широкую возможность мотивации сотрудников, а вот работая со сторонней организацией, придется помимо возмещения указанных сумм оплачивать суммы прибыли аутсорсинговым организациям.

Все важно считать, отталкиваться от количества работы юриста, прямых и косвенных затрат, сложности вопросов и т.д. Кому-то может быть выгоднее одно, кому-то – другое. Единого и универсального решения в данном случае не существует. За качественную работу нужно платить, будь то сотрудник, либо привлеченная компания. Гораздо важнее найти профессионала, которому можно доверять.

 

Ред.: Но при этом в суде нельзя добиться компенсации зарплаты юриста?

Ю.В.: В нашей практике такого опыта не было. Считаю, что в большинстве случаев суд откажет в подобной компенсации. Впрочем, все судьи разные, принимаемые решения могут быть совершенно непредсказуемыми.

 

Ред.: Вы говорите, что заказчики нередко пытаются затягивать оплату по договорам. Юристам приходится это отслеживать, чтобы не упустить момент и вовремя подать претензию или иск?

Ю.В.: У нас за всеми этими вопросами следят не юристы, а отдел управления проектами. И если, например, они не получают вовремя обратно акты, то уже обращаются к нам. Дальше все зависит от условий договоров: там может быть предусмотрено одностороннее подписание актов или обязательное двухстороннее. Во втором случае мы общаемся с заказчиками, пишем письма. Дальнейшее развитие зависит исключительно от его ответных действий. Иногда достаточно просто поговорить с руководством заказчика и рассказать о возможных последствиях, опираясь на нормы гражданского законодательства.

 

Ред.: Некоторые руководители считают, что если сумма задолженности небольшая, то и судиться ради нее не стоит. Какой подход в «Геолоджикс»?

Ю.В.: Если объективно рассматривать этот вопрос в рамках коммерческой организации, то никаких лимитов не должно быть. Бороться необходимо за все заработанные деньги. В противном случае эта сумма зависает в бухгалтерии и впоследствии увеличивает убыток компании.

Хотя, конечно, есть руководители, которые не хотят тратить на это время и предпочитают забыть про какие-то задолженности контрагентов, если суммы небольшие. Ведь любой суд сам по себе требует затрат времени и денег. И помимо суда есть еще исполнительное производство, по которому производится взыскание присужденных денежных сумм, а это немалый, сложный сегмент судебно-претензионной работы, который, возможно, интересно рассмотреть отдельно.

 

Ред.: Бывают случаи, когда заранее понятно, что дело будет проиграно?

Ю.В.: Даже если нет никаких закрывающих документов, всегда можно выстроить механизм защиты, апеллируя, в том числе к недобросовестности ответчика. Поэтому заранее предрешить исход того или иного дела, пожалуй, невозможно. В Арбитражно-процессуальном Кодексе РФ значится, что при принятии решения арбитражный суд оценивает доказательства и доводы, приведенные сторонами, а также какие законы и нормативные правовые акты следует применить по конкретному делу. Шанс есть всегда. Но, безусловно, должны быть хорошие юристы, которые знают законодательство и сумеют построить качественный механизм защиты для положительного исхода дела своей процессуальной стороны.

 

Ред.: Госзаказчики нередко прописывают в договорах, что все спорные вопросы должны решаться в третейском суде. У Вас была такая практика и что можно о ней сказать?

Ю.В.: Да, у нас был очень негативный опыт разбирательства в третейском суде. Мы были вынуждены подписать договор на кабальных условиях, включающих в том числе требование, что исполнитель в случае нарушения каких-либо условий договора выплачивает неустойку без ограничения ее суммы с завышенной процентной ставкой в 4% в день от цены работ. Дело рассматривалось два раза: сначала мы подали иск о взыскании задолженности за неоплату, через год после решения заказчик – о взыскании пеней за несоблюдении сроков. Следует отметить, что акт был подписан нами, как исполнителями в одностороннем порядке, но за пределами договорного срока, по причине того, что заказчик уклонялся от приемки работ и подписания документов, в бухгалтерии закрывали отчетность и переносили даты актов, что не нужно было делать. Дело мы в итоге проиграли, а сумма неустойки превысила сумму договора более, чем в 5 раз (!). Причем, с правовой точки зрения третейский суд вынес решение, которое не соответствует принципам российского законодательства. Апелляция и кассация поддержали это в устной полемике, но решение было принято не в нашу пользу с указанием на то, что оценка правильности применения судом норм материального права выходит за пределы компетенции арбитражного суда. Процедура проверки и исследования доказательств, на основе которых принято решение третейского суда, не предусмотрена АПК РФ и противоречит сложившейся арбитражной практике по рассмотрению данной категории споров.

 

Ред.: А обжаловать решение третейского суда можно?

Ю.В.: Можно, но, как правило, очень мало шансов. Решение может быть отменено, если суд установит, что спор не может быть предметом третейского разбирательства или решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации. Общие основания для отмены третейского решения изложены в ст.233 АПК РФ. Министерство юстиции РФ поддерживает третейские суды, поэтому лично мне видится этот вопрос более политическим, нежели юридическим.

 

Ред.: Вы наверняка анализируете судебную практику в сфере инженерных изысканий. Подрядчики, как правило, подают иски о неоплате работ. А заказчики?

Ю.В.: Изыскатели, как правило, попадают в суд в качестве ответчика в связи с несоблюдением сроков исполнения работ и получением отрицательного заключения экспертизы результатов работ. Причем в большинстве случаев это происходит по вине заказчиков, которые не предоставляют вовремя доступ на площадку, исходные данные и пр., меняют объемы работ в процессе их производства. Поэтому подрядчику/исполнителю при малейшей подобной проблеме необходимо своевременно предпринимать какие-то юридически значимые действия, например, написать официальное письмо, где описать суть проблемы и правовые последствия. В дальнейшем из такой доказательной базы возможно рассчитывать на положительное судебное решение. И главное, что должны понимать изыскатели, особенно те, у кого нет своих штатных юристов, - нельзя полагаться на порядочность заказчика и устные обещания. Если он сам затягивает сроки работ, это не означает, что впоследствии из-за срыва сроков он не подаст на вас в суд и не попытается не заплатить или заплатить меньше. Бывает, что заказчики получают результат работ и еще по суду взыскивают возврат аванса в связи с потерей интереса к результату работ при несоблюдении сроков производства работ исполнителем.

 

Ред.: Отчасти мы уже об этом поговорили, но все-таки, что нужно учитывать юристам и руководителям компаний, чтобы не оказаться в таких сложных ситуациях или, по крайней мере, быть уверенными в суде?

Ю.В.: Мне видится, что на сегодняшний день любой организации, даже очень маленькой, практически невозможно существовать без хорошего юридического сопровождения. Сейчас все отношения строятся на жестких формальных условиях, поэтому любая ошибка при оформлении договорных обязательств может очень дорого обойтись. Кроме того, на мой взгляд, очень важно тщательно изучить институт гражданского законодательства в интересующем сегменте, просмотреть имеющуюся судебную практику по вопросам наступления правовых последствий в том или ином случае. При заключении договоров по инженерным изысканиям самое пристальное внимание нужно обращать на сроки выполнения работ и трезво оценивать свои возможности. Наконец, я бы посоветовала, если есть возможность, хотя бы иногда ходить на специализированные юридические семинары, повышать свою квалификацию и юридическую практику, следить за изменениями в законодательстве. В рамках динамики изменений гражданского и процессуального законодательства данные вопросы очень актуальны.

Вообще, очень важно читать условия договора, какими бы объемными они ни были. Потому что там может быть прописано практически все, что угодно.

Например, в договорах может быть предусмотрен штраф за несвоевременное предоставление бухгалтерских документов. А ведь данную информацию нужно не только увидеть, но и донести до бухгалтерии, взять на контроль.

 

Ред.: Понятно, что телефонные переговоры суд в расчет никогда не примет. А может ли быть достаточным доказательством переписка по электронной почте?

Ю.В.: Этот вопрос регулируется статьей 165.1 Гражданского кодекса, касающаяся юридически значимых сообщений. Рекомендую изучить ее. В качестве таких сообщений может рассматриваться отправка корреспонденции на юридический адрес, факсимильные сообщения, переписка по электронной почте, но это обязательно должно быть прописано в условиях договора. Например, если в договоре написано, что для связи используется только определенная электронная почта, то отправка сообщений или документации на иной адрес (в том числе электронной почты), судом будет считаться ненадлежащим уведомлением. Отправка сообщений на юридический адрес, указанный в выписке ЕГРЮЛ, согласно ст.54 ГК РФ, всегда должно считаться надлежащим уведомлением, но при этом обязательно нужно смотреть условие договора, и получить на почте документ, подтверждающий направление сообщения (квитанция с описью вложения), чтобы надлежащая отправка была признана судом безоговорочно. Во всех неоговоренных в договорах случаях суд будет руководствуется положениями ГК РФ.

 

Ред.: Что учитывают судьи при принятии решений?

Ю.В.: Как я уже говорила, судьи, как правило, очень формально подходят ко всем вопросам. Но, несмотря на это, всегда очень многое зависит от самого судьи, от его взглядов на ту или иную проблему, от того, как он понимает рассматриваемый вопрос и даже от того, насколько грамотно составлено исковое заявление. В арбитражном процессуальном законодательстве закреплено, что судья оценивает доказательства, определяет обстоятельства и какие нормы закона ему применить, решает, подлежит ли иск удовлетворению.

Первое, на что смотрит суд – документация как доказательная база, исковые требования. Второе – нормативная база и имеющаяся судебная практика, разъяснения Верховного суда Российской Федерации. Последнее немаловажно, потому что Верховный суд, согласно Федеральному конституционному закону РФ, обладает правом официального разъяснения судам по вопросам судебной практики на основе ее изучения и обобщения. Ну и, конечно, личный опыт каждого судьи по ведению аналогичных дел тоже играет большую роль.

 

Ред.: Приходилось ли сталкиваться с судебной экспертизой результатов инженерных изысканий и проектной документации?

Ю.В.: Сталкиваться приходилось, и оказалось, что это очень невыгодно. Выяснилось, что подобная экспертиза, особенно проектной документации, стоит очень дорого и, как правило, взыскиваемая сумма гораздо меньше, чем сумма расходов за проведение экспертизы. И тут многие решают, что лучше синица в руке, чем журавль в небе. Ведь можно и проиграть, и понести большие расходы. Да и выигрыш не всегда гарантирует, что проигравшая сторона что-то возместит, а не закроется или перестанет осуществлять деятельность.

 

Ред.: На какие еще моменты важно обращать внимание при заключении договоров?

Ю.В.: Очень важно тщательно прописывать обязанности заказчика. Многим кажется, что их немного, но это совершенно не так. Заказчик обязан способствовать выполнению работ, предоставлять необходимую исходную документацию, обеспечить доступ на площадку к объекту, заплатить аванс, принимать участие в согласовании документации с третьими лицами и пр. Также обязательно нужно прописать срок подачи заказчиком документов на экспертизу. Крайне редко, чтобы такое условие было прописано заказчиком изначально – мы всегда добавляем этот пункт сами. И если заказчик в экспертизу не входит в оговоренный срок, договор должен предусматривать оплату им работ независимо от этого. Стоит постараться прописать в договоре и пункт, предусматривающий оплату результатов инженерных изысканий даже в случае отрицательного заключения экспертизы, если выставленные замечания касались только проектной части, а не самих отчетов по инженерным изысканиям.

Отправить сообщение, заявку, вопрос

Отправить заявку на посещение мероприятия

Отправить заявку на участие как экспонент

Запросить консультацию специалистов по данному техническому решению